УкрРус

Блудные сыны Европы: как живут иностранцы, вернувшиеся с войны на Донбассе

  • Крис Гаррет
    1/3
    Крис Гаррет | © Newsweek

Утром 27 февраля в дверь дома 28-летнего коммуниста Сергио Бесерра Васкеса, проживающего в Мадриде, постучалась полиция. Его поместили под арест и предъявили обвинение во владении оружием и взрывчатыми веществами, убийствах и соучастии в убийствах, а также действиях, направленных на нарушение нейтралитета Испании. Васкеса увезли в генеральное информационное бюро - подразделение национальной полиции, занимающееся терроризмом. Он и семь других подозреваемых присоединились к террористам так называемых "ДНР" и "ЛНР". Они считали, что отдают свой долг за помощь СССР в гражданской войне в Испании.

Теперь правительство обвиняет их в тяжких преступлениях. Васкес считает, что его поймали из-за того, что прокремлевские СМИ сняли о них сюжет, демонстрируя картинку международной поддержки российского вторжения. Но в этом случае обошлось бы и без пропагандистов – за время своего пребывания в Украине Васкес и его товарищи разместили в социальных сетях огромное количество фотографий, которые Министерство внутренних дел Испании впоследствии использовало для открытия дела, пишет издание Newsweek.

Полиция не нашла ничего интересного в доме Васкеса, но забрала телефон, комплекты военной формы и прочие "сувениры" с войны. Ордер на дальнейшее задержание выдан не был, но вскоре его вызвали в национальный суд Испании для дачи показаний. Семь месяцев спустя полиция так и не связалась с Васкесом. Он не знает, в каком состоянии его дело, но подозревает, что расследование продолжается.

Он не единственный, кто оказался в подобном правовом вакууме. Европейские чиновники, как правило, предпочитают закрывать глаза на иностранных бойцов, сражавшихся с обеих сторон украинско-российского конфликта.

Сражавшийся на стороне украинских войск 31-летний британец Крис Гаррет на собственном опыте узнал, что такое застрелить человека. Он также узнал, как после этого без вопросов пересечь миграционный контроль. С октября 2014 года по апрель 2015 года он воевал в рядах полка "Азов". В отличие от Васкеса, участвовать в конфликте Гаррет побудили отнюдь не политические идеалы. Он с 12 лет мечтал служить в армии, но из-за полученной в 17 лет травмы, повредившей левую пятку, не проходил по состоянию здоровья.

В 2008 году он отправился к границе Таиланда и Мьянмы чтобы присоединиться к Каренской Национально-освободительной армии (КНОА). Гаррет помогал с обучением, восстановительными проектами и разминированием территории, но в боях не участвовал. Затем, в августе 2014 года, друг из Украины, с которым он познакомился в Интернете, предположил присоединиться к одному из батальонов для борьбы с прокремлевскими террористами. Гаррет не рассчитывал участвовать в боевых операциях, а ожидал, что будет помогать с разминированием.

Его обязанности постоянно менялись. После полутора недель в Киеве, он переехал на учебную базу под Мариуполем. Там вместе с группой иностранцев он тренировался в основных боевых маневрах в течение четырех недель. После этого Гаррет участвовал в разведывательных операциях и выполнял функции стрелка-сапера в команде иностранцев.

Настоящую жестокость войны он впервые прочувствовал 13 февраля в Широкино. Во время отступления отряд Гаррета был рассеян артиллерийским обстрелом и ему пришлось два дня выбираться из окружения.

В середине апреля Гаррет покинул Украину. "Мне нужен был перерыв, - говорит он. В отличие от Васкеса, его не ждал арест. Прежде чем вернуться, он даже пытался связаться с основными спецслужбами Великобритании – МИ-5 и-МИ-6, но так и не получил ответа. В ответ на запрос официальный представитель британского министерства внутренних дел сказал только то, что иностранные бойцы, вернувшиеся из Украины, оцениваются индивидуально, в зависимости от их действий.

Ни Васкес, ни Гаррет не намерены оставаться в Европе. Хотя Гаррет, по настоянию своей семьи, больше не планирует возвращаться в Украину, но снова отправится в Мьянму в качестве сапера. У Васкеса причина другая – после допроса он опасается попасть в тюрьму. Испанское законодательство предусматривает наказание в виде тюремного заключения на срок от четырех до восьми лет для граждан, которые своим участием в конфликтах могут поставить под угрозу нейтралитет Испании. Но, как признался он в интервью, если бы не угроза ареста, он вернулся бы на поле боя.

Ранее "Обозреватель" писал о том, что демобилизованным украинцам пришли повестки "на учения".

Наши блоги