УкрРус

Эхо царизма: Русская православная церковь рвется к власти

Читати українською
  • Президент России Владимир Путин и Патриарх Кирилл
    Президент России Владимир Путин и Патриарх Кирилл

Конституция 1993 года однозначно определяет Россию как светское государство, в котором ни одна религия не является официальной или обязательной. Но многие в постсоветской России стремятся к идеологической определенности, чтобы заполнить пустоту, оставленную коммунизмом. А с восхождением Владимира Путина к власти и началом нового порядка в России, православная церковь Московского патриархата начала свое возвращение к центральной роли в жизни страны.

Кроме того, как пишет издание Christian Science Monitor, линии между духовным и светским в России становятся все более размытыми. В отличие от Запада, где религия и политика занимают отдельные сферы, Русская православная церковь (РПЦ) видит себя духовным генератором государственной политики и идеологическим оплотом страны. Священники стали регулярными гостями в армии, школах, больницах и других общественных учреждениях. Когда Путин произносил свое недавнее обращение к Думе, патриарх Кирилл сидел на видном месте среди высших государственных чиновников.

Это побудило российских лидеров подпереть свою сомнительную демократическую легитимность поддержкой церкви, которая была одним из важнейших элементов государственности на протяжении большей части истории страны.

"Основная идея, которую предлагает современная власть – это возвращение "великодержавного" статуса России, - говорит Николай Сванидзе, историк и известный телеведущий. - Церковь приносит историческую глубину, четкое философское мировоззрение и культурные традиции, понятные большинству россиян".

"Но это безнадежно архаичный институт, глубоко реакционный и с давними традициями подчинения себя государству, - добавляет он. – Он не в состоянии принять какую-либо прогрессивную позицию для развития страны и вместе с нынешними властями загоняет Россию в тупик прошлого".

Около 70% россиян считают себя православными, хотя лишь небольшая часть регулярно посещает церковь, а опросы показывают, что церковь является одним из самых уважаемых институтов в стране.

Но клерикальная поддержка обходится властям недешево. При Путине Кремль вернул Московскому патриархату около 28 тысяч объектов, ранее национализированных СССР, общей стоимостью в миллиарды долларов. В их числе – церкви, монастыри и драгоценные артефакты, в основном за счет государственных музеев.

Ход в банковский сектор

Мало сомнений в том, что церковь надеется расширить свое влияние на общество, выйдя за рамки религиозного пространства. Один из таких амбициозных планов предусматривает создание православной банковской системы, по образцу исламской, которая избегала бы ростовщичества и основывалась на христианских принципах. Как сообщается, идея была одобрена несколькими банками и Торгово-промышленной палатой России.

"Пока не ясно, чего церковь хочет достичь этим – повышения социальной ответственности или просто понижения процентных ставок", - говорит Марина Мчедлова, специалист Института социологии религии в Москве.

Что более важно, церковь добилась некоторых успехов во влиянии на государственную политику. Признаки этого ясно видны в переквалификации дела Pussy Riot с "хулиганства" в "разжигание религиозной ненависти", успешном лоббировании закона о запрете "пропаганды гомосексуализма", ужесточении законодательства в отношении таких действий, как "богохульство", аборты, и порнография.

"Многие люди считают, что церковь – это только духовенство, и она не должна говорить о мирских делах, но мы преодолели этот советское наследие. Церковь – это миллионы людей, и они имеют полное право говорить о вопросах, волнующих общество, особенно этических, таких как семейные ценности, образование, аборты и отношения с властью", - заявил протоиерей Всеволод Чаплин, бывший одним из наиболее узнаваемых представителей церкви, пока патриарх внезапно не отстранил его от должности 24 декабря.

Разногласия в церкви

Эксперты говорят о существенных разногласиях внутри церковной верхушки о методах, которыми она может вернуть себе место главного арбитра российской духовности и морали и, следовательно, главного легитимизатора государственной политики.

"Некоторые высказываются в пользу прямого политического воздействия, в то время как другие призывают к моральному убеждению. Единая позиция отсутствует", - говорит Иосиф Дискин, председатель комиссии по межрелигиозным делам российской Общественной палаты.

Кроме того, церковь создала внешние инструменты проецирования политического влияния в форме общественных организаций вроде "Православной Руси", "Православного братства" и "Союза православных женщин". В настоящее время есть десятки таких групп, многие из которых занимаются благотворительностью религиозной пропагандой и общественной поддержкой церкви.

Но у них есть и более темная сторона: имеются подозрения, что эти финансируемые РПЦ организации могут быть связаны или, по крайней мере, обеспечивают религиозное прикрытие для националистических и ультрапатриотических групп, временами прибегающих к насилию.

Нападения вандалов

Экспозиции московского Центра Сахарова неоднократно уничтожались бандами хулиганов, кричавших о "богохульности" представленного искусства. Всякий раз, когда российские сексуальные меньшинства пытаются организовать общественный протест, подобные банды запугивают, а часто и физически нападают на участников, в то время как полиция просто смотрит на этот беспредел.

Даже если этих хулиганов и задерживают, суды приговаривают им к смехотворным наказаниям, которые явно показывают попустительство государства к подобному поведению.

Алексей Макаркин, заместитель директора независимого Центра политических технологий в Москве, сказал: "Люди, врывающиеся на выставки и уничтожающие произведения искусства, получают тюремные строки в два дня. Это довольно показательно. Нельзя сказать, что церковь стоит за этим, но она никак подобное не порицает".

Путин и РПЦ

Пока не ясно, насколько далеко готов зайти Кремль, защищая интересы церкви и ее сторонников. Многие из российской верхушки, в том числе и Путин, ведут себя как набожные верующие, а церковных деятелей постоянно приглашают для участия в государственных функциях.

Недавно российское правительство серьезно прогнулось под церковь, отложив роскошное перезахоронение двух членов семьи покойного царя Николая II, в котором должен был принять участие сам Путин, многие представители российской верхушки, изгнанные члены королевской семьи, и другие важные персоны, потому что РПЦ выразила сомнения в подлинности останков.

Когда Кремль вмешался в сирийский конфликт, Чаплин выступил по телевиденью, объявив операцию по поддержке Асада "священной войной против терроризма".

Но иногда всплывают на поверхность и разногласия. Патриарх Кирилл отсутствовал на торжественной церемонии, когда Путин в 2014 году объявил об аннексии Крыма, и РПЦ никак не комментировала последовавшее вторжение и военный конфликт с Украиной.

Эксперты говорят, что причиной молчания патриарха стало то, что война усилила позиции Киевского патриархата, заставив колебаться миллионы украинских верующих, все еще считающих Москву своим духовным центром.

"Патриарх исчез из поля зрения, потому что он был против российского вторжения в Украину. Все, что подрывает авторитет его церкви, неприемлемо для него", - считает Николай Петров, профессор Высшей школы экономики в Москве.

"Представления Кремля и РПЦ о роли церкви в обществе сильно различаются. Когда их интересы совпадают, может показаться, что они действуют вместе, но, несомненно, Путин считает, что церковь должна играть подчиненную роль", - говорит эксперт.

"Любые попытки РПЦ играть равную или самостоятельную роль в политике встретят немедленный отпор", - заключает Петров.

Ранее "Обозреватель" писал, что на Рождество Патриарх Кирилл обратился к украинцам "с миром".

Наши блоги