УкрРус

Путин недооценил последствия своей сирийской авантюры — СМИ

Читати українською
  • Су-25 взлетают с аэродрома возле Латакии
    Су-25 взлетают с аэродрома возле Латакии

Встреча президента России Владимира Путина с сирийским лидером Башаром аль-Асадом, состоявшаяся в Кремле 20 октября, обнажила причину российской интервенции в Сирии: лучше сегодня сражаться за границей, чем завтра воевать на родине. Но своим вмешательством российский лидер может сам спровоцировать те самые последствия, которые стремится предотвратить.

Как пишет американское издание Christian Science Monitor, около 12% населения России – мусульмане, в основном сунниты, большинство которых сосредоточены в и так неспокойном северокавказском регионе.

Путин сказал, что около 4 тысяч мусульман из бывших советских республик сражаются на стороне "Исламского государства" в Сирии и добавил: "Нельзя допустить, чтобы эти люди получили боевой опыт и прошли идеологическую обработку, а затем вернулись в Россию".

Эксперты в области безопасности говорят, что, возможно, даже более важно нанести удар по мифу непобедимости ИГИЛ. Иначе этот вид радикального джихадизма может захватить умы не только мусульманской молодежи в России, но и в мусульманских республиках Центральной Азии, особенно Таджикистане и Узбекистане.

Однако, как в прошлом делали многие американские лидеры, Путин, вероятно, недооценивает долгосрочную опасность ответного удара – как и то, что вмешавшись в сирийский конфликт, Россия может сама запустить события, которые пытается предотвратить.

Сторонники вмешательства утверждают, что сражение ведется против идеологического врага, который не знает границ. Российские эксперты предупреждают, что исламский экстремизм снова бурно разросся на севере Афганистана, под эгидой Аль-Каиды и ИГИЛ – и, возможно, найдет поддержку среди узбеков и таджиков, которые ранее в основном отвергли пуштунский Талибан.

"Одна из ключевых стратегических целей российской операции в Сирии – остановить исламистов прежде, чем они откроют второй фронт в Таджикистане", - говорит Владимир Сотников, эксперт государственного Института востоковедения в Москве.

Никто не знает, насколько уязвима Россия к внутреннему конфликту между ее христианским большинством и мусульманскими меньшинствами. Две чеченские войны истощили Северный Кавказ, но в регионе до сих пор тлеет исламский экстремизм. Сейчас население крупных российских городов, включая Москву, пополнилось миллионами мусульманских трудовых мигрантов из Центральной Азии, а произошедшие в результате социальные изменения вызвали взлет расистских настроений.

В сентябре Путин лично открыл "самую большую мечеть Европы" в центре Москвы, и пообещал сделать гораздо больше для противостояния "экстремистской ненависти", распространяемой такими группами, как ИГИЛ.

Официальные лидеры российских мусульман также сделали несколько заявлений в поддержку вмешательства. На прошлой неделе Талгат Таджуддин, главный муфтий страны, предупредил о том, что идеология джихада вторгается в умы молодых российских мусульман.

"Молодежь вербуют через Интернет, через подпольные лагеря, заманивают за рубеж и рассказывают, что ислам для тех, кто имеет веру и убивает неверных. Это глупость, абсолютное невежество", - заявил он.

Тем не менее, по мнению экспертов, многое зависит от того, как долго продолжится российское вмешательство в сирийский конфликт, и чем оно закончится.

Кроме того, военная кампания, ежедневно производящая телекартинку российских авианалетов на позиции сирийских повстанцев, посылает мусульманам совсем другое сообщение, чем другим жителям Российской Федерации, и отвлекает ресурсы, необходимые для противостояния более близким угрозам.

"Дело не только в том, что ИГИЛ объявило войну России в связи с ее действиями в Сирии, но другие исламистские группы, поступили также, - отмечает Сотников. - Мы должны быть очень осторожны, чтобы свести к минимуму любые провокации, направленные против мусульман в России. Может быть, это не самая актуальная проблема, но если эта операция затянется на дольше, чем ожидалось, существует реальная опасность разозлить российских мусульман. Мы не можем позволить себе недооценивать привлекательность радикальной джихадистской идеологии, особенно среди молодых мусульман. Это очень реальная и постоянная угроза".

"В некотором смысле, это продолжение длительной войны на Северном Кавказе, которую Путин потушил, закачав в этот регион огромные суммы денег, - считает Александр Гольц, независимый эксперт по вопросам безопасности. - Я боюсь, что сейчас Россия в очередной раз станет уязвимой для всех последствий исламского экстремизма, в том числе терроризма в российских городах".

Ранее "Обозреватель" писал о том, что правозащитники рассказали о военных преступлениях российской армии в Сирии. Минимум два авиаудара российских ВВС по сирийской провинции Хомс, нанесенные 15 октября, нарушают законы ведения войны.

Наши блоги