УкрРус

Спецслужбы допустили роковую ошибку: эксперты о терактах во Франции

  • Спецслужбы допустили роковую ошибку: эксперты о терактах во Франции
    www.tvc.ru

7 января в Париже произошел теракт. Редакция сатирической газеты Charlie Hebdo подверглась нападению исламских экстремистов – братьев Куаши. Погибло 12 человек, 11 получили ранения. Затем последовало еще два теракта, общее число жертв возросло минимум до 17 человек.

Как подобное стало возможным в центре старой Европы? Почему не сработали спецслужбы? Может ли Евросоюз самостоятельно справиться с проблемой? Как решить проблему радикально настроенных исламистов, живущих в ЕС, которые не намерены принимать европейские ценности? Действительно ли теракты в Париже выгодны Кремлю?

На эти вопросы "Обозревателя" ответили экс-министр иностранных дел Украины Владимир Огрызко, экс-руководитель Службы внешней разведки Украины Николай Маломуж и народный депутат Украины, председатель Украинской ассоциации религиозной свободы, религиовед Виктор Еленский.

ВЛАДИМИР ОГРЫЗКО: Европейский терроризм родом из СССР

-Существует ли сугубо дипломатический путь решения проблемы радикального ислама в Европе?

-Боюсь, что нет. К сожалению, мы являемся свидетелями очень глубинных противоречий. На протяжении многих десятилетий руководители многих стран, в том числе больших, рассказывали сказки о цивилизационном единстве, об общих ценностях, которых на самом деле нет.

Кроме того, необходимо понимать, что это не индивидуальный терроризм. Это терроризм, который был заложен много десятилетий назад страной под названием "СССР". Если вспомнить, каким образом в некоторых странах Азии, Африки и Латинской Америки создавались, как тогда говорили, "прогрессивные режимы", то можно увидеть: сначала шла подготовка реальных террористов, которые назывались "интернационалистами", затем они засылались в определенные страны для того, чтобы взять власть в свои руки и создать очаг терроризма.

Поэтому, когда сегодня мы говорим о терроризме, надо смотреть немного глубже и понимать, что есть страны, которые фактически стали родителями терроризма и сегодня продолжают эту деятельность. Действия России в Крыму или на Донбассе – то же продолжение терроризма, только на государственном уровне. Пока такие страны существуют, говорить о том, что терроризм может быть преодолен дипломатическим путем, не приходится.

-В Евросоюзе принято решение об усилении внешних границ ЕС. Насколько это целесообразная мера?

-Это очевидная реакция на то, что произошло. С точки зрения внешнего реагирования, возможно, она и имеет основания, но болезнь лечат не по проявлениям, а по основной причине. Конечно, можно ограничить въезд в страны ЕС, но это не даст результатов, потому что нужно понимать, почему эта болезнь возникла, искать первопричину.

-ЕС будет усиливать контроль на внешних границах. Отразится ли это решение на границе ЕС-Украина?

-Безусловно, отразится, потому что мы пока что пребываем за пределами внутренних границ Европейского союза. Но я не думаю, что это существенно отразится на возможностях Украины получить безвизовый режим с ЕС уже в этом году. Тем более что здесь речь идет не об украинском сегменте внешней границы, потому что через Украину в Европу попадает мизерное количество нелегальных мигрантов. Скорее всего, речь идет о южной Европе, которая является просто "черной дырой" для попадания в Европу сотен и сотен нелегальных мигрантов.

НИКОЛАЙ МАЛОМУЖ: Французские спецслужбы допустили роковую ошибку

-Теракты во Франции – недоработка спецслужб? Возможно ли было предотвратить то, что произошло?

-Они могли и обязаны были это сделать. Я постоянно поддерживаю контакты с французскими спецслужбами, с контрразведкой и разведкой Европейского союза и других стран. Главная задача, которая ставится перед ними – выявление подготовки для совершения терактов. До того, как они будут осуществлены. С помощью оперативных, технических, агентурных возможностей и других средств не допускается проведение теракта.

Братья Куаши, которые совершили теракт в Париже, были в поле зрения спецслужб, они привлекались к уголовной ответственности по признакам террористической и экстремистской деятельности. И никакая спецслужба страны не должна была выпускать их из поля зрения после такой четкой квалификации их действий. Но почему-то были сделаны выводы о том, что они уже социально не опасны.

Служба контрразведки должна контролировать ситуацию всеми возможными средствами, тем более в такие сложные периоды, когда активизировалась не только "Аль-Каида", но и новая исламская организация "Айсис", которая пришла к новой модели деятельности в разных странах Европы, к созданию своей сети. Об этом было известно спецслужбам всех стран Европы.

Месяц назад я был на большом совещании, где эта тема обсуждалась. Говорилось о том, что есть конкретные исполнители из числа граждан этих стран Европы, которые имеют соответствующую подготовку и соответствующие задания на проведение терактов.

-Исходя из того, что вы сказали, усиление внешних границ ЕС – не первоочередная задача?

-Нужно бороться с терроризмом и на внешних направлениях, и на внутреннем. Внутренние организации создавались на протяжении многих лет. В страны Европы из мусульманского мира приехали сотни тысяч людей, сейчас – миллионы. В этом потоке были представители и террористических экстремистских организаций, которые подвергались активной вербовке.

Поэтому нужна большая работа по центральным офисам террористических организаций и конкретно по ячейкам, которые работают в стране.

-Возможно, пришло время ограничить поток мигрантов из мусульманских стран в Европу?

-Еще в 1990-х годах мы рекомендовали европейцам и американцам ограничить потом мигрантов, прибывающих в страну и очень тщательно их проверять. Но была другая концепция – принимать этих граждан и адаптировать к европейским стандартам. Но проконтролировать этот огромный поток очень сложно, а тем более – их потомков.

-Вы считаете, что Евросоюз в состоянии сам справиться с этой проблемой?

-Страны ЕС и страны НАТО объединились в борьбе с терроризмом в плане создания общих информационных банков данных. Сегодня нужно создать общий оперативный орган ЕС из числа руководителей спецслужб, руководителей оперативных подразделений, которые комплексно будут вести агентурную и техническую работу по зарубежным террористическим центрам и по тем ячейкам, которые находятся в Европе. Должна быть комплексная замкнутая схема работы – и на информационном, и на оперативном уровне. Тогда будет успех.

-После терактов в Париже в СМИ стали озвучиваться мнения о том, что Россия заинтересована в них – это отвлекает внимание мировой общественности от ситуации на востоке Украины. Вы согласны с этим?

-Косвенно – да. Прямо – нет такой информации. Но исламские организации, независимо от России, готовят операции и теракты. На это может быть нацелена только определенная агентура в РФ. Но невозможно, чтобы Россия управляла ячейкой или даже центральным офисом – у них свои силы, они не ориентируются на Российскую Федерацию.

ВИКТОР ЕЛЕНСКИЙ: Четвертую волну террора не оставить экономическим и политическим путем

-Есть теория, принадлежащая конфликтологу Раппопорту, о четырех волнах террора. Первая волна началась в конце ХІХ века – террор революционеров-народовольцев. Вторая волна – антиколониальный террор, который начался в 1920-х и продолжался 40 лет. В 1960-х начался анархический террор. А с конца 1970-х годов началась четвертая волна террора, которую Раппопорт называет религиозной.

Эта волна отличается от всех остальных тем, что люди, которые осуществляют теракты, не просто принадлежат к какой-то религии, а действуют от имени религии. Второе – преобладающее большинство этих терактов осуществляется теми, кто заявляет о действиях от имени ислама и воодушевляются исламом. Это факт. Третье. Есть много мусульманских лидеров, которые осуждают террор и выпускают предписания против террора. Есть также большое количество исламских богословов, которые оправдывают террор. При этом предписания, направленные на оправдание террора, выполняются с большей последовательностью, чем те, которые направлены на его осуждение. Более того – богословы, которые осуждают террор, очень часто сами становятся жертвами этого террора.

-То есть можно сказать, что ислам переживает определенный кризис?

-Нет, в исламе нет единого руководящего центра. Попытки объяснить так называемый "исламский гнев" продолжаются с исламской революции 1978 года. Ничто не предвещало этой революции. Исследователи и даже разведчики США не могли понять, что произошло, потому что во всех событиях, происходящих в мире, они видели только экономические и политические причины. Они не могли понять, что религия яростно вернулась в глобальную политику и международные отношения.

Оказалось, что никакими экономическими причинами это невозможно объяснить. Посмотрите биографии тех, кто совершил теракт 11 сентября 2001 года. Среди них нет безработных или маргиналов. Это люди с университетским образованием, люди выше среднего класса. Большинство террористов и террористок – не маргиналы и не безработные.

Но все или почти все имеют религиозную мотивацию. Поэтому снова и снова возникает вопрос – почему ислам? Одни говорят о том, что ислам – самая молодая мировая религия, которая находится в состоянии экспансии, наподобие той, в которой находилось христианство накануне реформации. Другие говорят о том, что ислам возвеличивает воина, чего нет в двух других больших религиях.

Существует много версий. Можно говорить о том, что экстремисты искажают ислам, перекручивают Коран, выхватывают отдельные фразы из контекста. Например, есть джихад малый и большой. Малый джихад – это "джихад меча", а большой – это борьба с собственным несовершенством. Так что террористы идут по пути малого джихада, а не большого.

Сейчас в мусульманской среде идет поиск реформатора, "исламского Лютера" - человека или людей, которые бы могли сделать ислам более соответствующим его мирным наставлениям.

-То есть главная причина терактов заключается в исламе как таковом, а не в отношениях ислама с европейской общественностью?

-Нет. Я считаю, что причин очень много – социальных, экономических, политических и так далее. Но все эти люди имеют религиозную мотивацию. Без понимания этого разрешить проблему четвертой волны террора невозможно.

-Возвращаясь к теме парижских терактов. Как вы думаете, если бы не было карикатур, если бы не было оскорбления религиозных чувств мусульман, возможно, не было бы никаких терактов? возможно, следует учитывать религиозные чувства последователей другой религиозной общины?

-Я очень серьезно отношусь к религиозным чувствам, но я считаю, что религиозные чувства, свобода слова и свобода самовыражения не должны уничтожать друг друга. Опять же, в очень многих случаях терактов не было никаких карикатур, никаких оскорблений. Так что карикатуры были только поводом. Если Запад откажется от своей свободы слова, свободы собраний и других свобод, это не утихомирит разозленных террористов.

Что касается защиты от террора, я не согласен с теми, кто считает, что с этим ничего нельзя поделать. США доказали, что они могут достаточно эффективно бороться с террористами. После 11 сентября 2001 года терактов подобного масштаба не было. В рамках существующих законов они смогли защитить свою территорию и народ от террористов.

Наши блоги