УкрРус

Что у Грузии получилось?

  • Что у Грузии получилось?

- Вы знаете, что случилось летом прошлого года в Кахетии? Град побил виноградники. Урожай был уничтожен. Иванишвили выделил 50 миллионов долларов на восстановление виноградников. И знаете, что сделали кахетинцы? Накупили себе "мерседесы" и теперь молятся, чтобы в нынешнем году опять был град!

Этот рассказ немолодого, побитого жизнью тбилисца лучше всяких исследований характеризует то, что произошло с Грузией за последнее десятилетие. Или, скорее, то, чего с ней не произошло.

Когда россиянка Лариса Буракова писала свою книгу "Почему у Грузии получилось" - это был аванс. Большой аванс, который Грузия не оправдала. Да и не могла оправдать, по большому счету. Старая схема социального подкупа в обмен на лояльность оказалась для грузин куда как более приемлемой, нежели суровый коктейль неолиберальных реформ и репрессивной политики, который в качестве "эликсира жизни" предложил своей стране Саакашвили. Стране, которой почти уже и не было, оставалась лишь территория, в существование которой не особо верили даже те, кто на ней проживал.

Да, Саакашвили радикально сократил госаппарат. И в то же время, он устроил кадровую чехарду, постоянно менял руководителей министерств и ведомств, зачастую руководствуясь минутным впечатлением от беседы с кандидатом, а то и вовсе назначал на ключевой пост симпатичную представительницу грузинской диаспоры. Начать кадровую политику с чистого листа - это ход, в принципе, правильный, но на чистом листе следует писать ясные и выверенные формулы, а не малевать каракули и черкать только что написанное.

Саакашвили уменьшил регуляторный прессинг государства на малый бизнес, который получил возможность развиваться в режиме "свободного полета". И в то же время, он взял под контроль государства основные секторы экономики. Фактически, вся экономика Грузии была поделена между приближенными Саакашвили.

Президент распустил старую насквозь коррумпированную полицию и создал новую, высокооплачиваемую и на низовом уровне свободную от коррупции, что сделало полицию государственным институтом с наивысшим уровнем доверия граждан. И в то же время, репрессивные функции государства были максимально усилены. Штрафы и тюремные сроки выросли весьма заметно. Тюрьмы в скором времени оказались переполнены.

Сурово поступал Саакашвили и с политическими оппонентами. В новой Грузии людям не нужно было бояться уличной преступности - но они боялись власти.

Это был жесткий режим. И похоже, что по-другому Саакашвили действовать просто не мог - не было бы тех результатов, которые кем-то воспринимаются как показуха, кем-то - как авантюра, а кем-то - как единственно правильный и необходимый путь.

Как бы то ни было, Саакашвили создавал этакий строго контролируемый заповедник свободной конкуренции. Но в условиях нищей страны, где по самым оптимистичным данным 80% населения живет в бедности, созданных властью либеральных правил игры недостаточно для свободного развития и конкуренции. Нищие не могут играть по либеральным правилам добровольно, а если постоянно подгонять их кнутом, то что останется от либерализма?

55% населения Грузии самозанято в сельском хозяйстве - зачастую архаичном. Предприятия черной металлургии, принадлежащие украинским олигархам, не решают проблемы занятости на государственном уровне. Легкая и пищевая промышленность до сих пор не в состоянии обеспечить Грузию продукцией собственного производства, а грузин - рабочими местами. Безработица зашкаливает, значительное количество жителей выехало на заработки в Турцию и страны Европы, а теневая занятость сводится к частному извозу и к мелкой торговле. Максимальная пенсия при Саакашвили была 100 лари (около 500 грн), средняя - заметно меньше. Бюджетники, пенсионеры, безработные - все они, конечно, радовались успехам страны, но на собственной шкуре ощущали, что это не их праздник.

В данной ситуации приход Бидзины Иванишвили был закономерен. Нет ничего проще, чем купить бедных, не способных либо отвыкших трудиться людей денежными подачками и обещаниями дальнейшего усиления социальной защиты. Нет ничего проще, чем купить брошенных в пучину свободной конкуренции фермеров предложением бюджетных дотаций. Нет ничего проще, чем объявить своего противника диктатором и преступником - особенно если формально это обвинение недалеко от истины.

Откат назад уже начался. Уже возвращается собственность тем, у кого ее отнял Саакашвили. Уже потекли бюджетные (только ли бюджетные?) деньги в карманы пенсионеров и бюджетников. Уже закрываются многие амбициозные национальные проекты, начатые по инициативе Саакашвили. И за всем этим стоит, поигрывая своим капиталом, улыбчивая фигура мультимиллионера Бидзины Иванишвили.

Менее всего правы те, кто сегодня воображает нового хозяина Грузии этаким агентом Кремля. В таком примитивном подходе столько же смысла, сколько и в попытке представить Януковича марионеткой Путина. Нет, Иванишвили наверняка продолжит прозападный курс Грузии, разве что чуть нормализовав отношения с Москвой. Дело не в Москве, а в людях, простых гражданах, которые не готовы жертвовать собой ради либеральной модернизации отечества. И потому дешево продают свою лояльность тому политику, который готов ее купить. Зачем бросаться в пучину свободной конкуренции, если можно получить неслабую компенсацию за погибший урожай? Зачем что-то предпринимать, если кто-то большой и добрый заплатит просто так? И Иванишвили платит - благо, миллионов ему пока хватает.

В этом и состоит драма нынешней Грузии. Она не в либерально-авторитарных инициативах Саакашвили и не в социальном популизме Иванишвили - она в беспомощности народа, который оказался способен только лишь предпочесть второе первому.

Наши блоги