УкрРус

Ходорковский: мне бы очень хотелось, чтобы Путин счастливо пожил на пенсии

  • Ходорковский: мне бы очень хотелось, чтобы Путин счастливо пожил на пенсии
    Обозреватель/ЕРА

Экс-глава "ЮКОС" Михаил Ходорковский по видеоконференции ответил на вопросы читателей сайта "Открытая Россия".

О социальной справедливости:

"Многие предъявляли претензии к прежним собственникам нефтяных компаний, в том числе и ко мне, по поводу размера налогов, которые мы выплачивали. Но посмотрите, что происходит сейчас, когда нефтяными компаниями заведуют чиновники. Именно они просят от общества не просто дать им льготы по налогам, но и напрямую профинансировать их деятельность из резервных федеральных фондов, то есть из тех фондов, откуда деньги должны были пойти на пенсии людям. Именно об этом мы говорим, когда говорим, что недра, доходы от них принадлежат всему обществу – общество имеет право на этот доход. Те, кто извлекают этот доход наилучшим образом, имеют право на вознаграждение. Те, кто просто хотят извлекать эту ренту в свою пользу, такого права не имеют".

"Несомненно, нельзя оставлять у тех людей, которые ограбили страну, все награбленное. Но и не стоит, на мой взгляд, загонять огромное множество наших сограждан, тем или иным образом вовлеченных в коррупционные схемы, – а это, к сожалению, миллионы членов семей наших государственных чиновников и околовластных предпринимателей, – в угол. В результате этого в стране будет гражданская война, а я всегда считал, что лучше потерять деньги, чем пролить кровь".

О результатах приватизации:

"Эта проблема действительно существует, потому что многие люди до сих пор считают, что они не смогли нормально поучаствовать в приватизации, и это правда. Сам закон был несправедливым, не давая людям времени и возможности понять, как они могут использовать приватизационные чеки. Помимо моральных проблем, которые возникли в связи с этим, существуют проблемы и практические, в частности, связанные с дефицитом Пенсионного фонда. Пенсионеры, именно те люди, которые создавали богатство нашего народа в советские времена, испытывают дефицит тех ресурсов, откуда им должны выплачиваться пенсии. Именно поэтому в 2003 году мы – я имею в виду Российский союз промышленников и предпринимателей – выходили с предложением в правительство посмотреть на возможность компенсационного налога с приватизированного имущества по примеру того, что делала в Великобритании администрация Блэра. Тогда по непонятным на тот момент мне причинам президент Путин не захотел принимать это предложение. Теперь мне более понятно, почему это произошло: в тот момент, видимо, уже обдумывался вопрос перераспределения приватизированного имущества в пользу его ближайшего окружения. Сейчас это перераспределение уже, я надеюсь, завершено – друзья президента Путина уже получили все, что они хотели получить".

О налогах:

"Если говорить про нефтяную ренту и про то, что недра должны принадлежать народу, а собственник – извлекать доход для общества, то, конечно, речь идет о таком механизме как налогообложение".

"Наивно было бы предполагать, что когда-то в России не будет проблем с собираемостью налогов. Но вряд ли разумно из-за этого делать такую бьющую в глаза несправедливость, когда люди, являющиеся руководителями крупнейших государственных компаний, высокопоставленная номенклатура, люди, получающие свои деньги из общенародных фондов, получают миллионы долларов и платят с них тот же самый 13-процентный налог, как и средний россиянин, получающий в тысячу раз меньший доход. Наверное, все-таки было бы более разумно, чтобы люди в этом вопросе видели хоть какую-то справедливость".

"Успешный человек, достигший хорошего финансового результата в своей жизни, когда он платит налог, который идет на решение общегосударственных нужд, имеет полное право спросить у государства, на что пошел этот налог. И если государство на этот вопрос не желает отвечать, то вопрос может быть задан в самой жесткой и неприятной для государственных чиновников форме. Может и должен быть задан".

О Конституционном совещании:

"Проблема, стоящая перед нашей страной, заключается не только в личности президента Путина, но и в той системе, которую он создал – системе единоличной власти, в рамках которой не существует ни независимого парламента, ни независимого суда, ни независимого гражданского общества, то есть сильной, влиятельной оппозиции, ни реального федерализма. Не существует полномочий муниципальных органов власти – все вынуждены бегать за деньгами в Кремль, причем, что самое смешное, за собственными деньгами. Как решить эту проблему? Наш закон предусматривает только один способ – это Конституционное совещание. Я думаю, рано или поздно, такое Конституционное совещание будет собрано. И именно это КС примет решение о форме и способе осуществления перехода, о переходных органах власти".

О возвращении в Россию:

"Я не говорил, не дай Бог, что я никогда не вернусь в Россию. Я обязательно это сделаю и я очень на это надеюсь. Просто на сегодняшний день мне удобнее, для того чтобы продолжать свою деятельность, работать из-за границы. По понятным причинам. В России продолжает в горячем состоянии поддерживаться следственная группа, занимающаяся моим делом, и в любой момент, когда и если я появлюсь в России, я, несомненно, окажусь по крайней мере под домашним арестом. Вести свою деятельность из-под домашнего ареста – как, например, сегодня приходится Алексею Навальному – мне кажется гораздо менее эффективным, чем то, что я сегодня могу делать, находясь за пределами досягаемости наших уважаемых политических оппонентов".

О Путине:

"Я не сторонник того, чтобы люди сидели в тюрьме, я не сторонник того, чтобы мстить. Я считаю, что каждый человек обязательно ответит перед своей совестью".

"Мне бы очень хотелось, чтобы Владимир Путин счастливо пожил на пенсии".

Наши блоги