УкрРус

Панамские документы: почему ушел в отставку премьер Исландии

Читати українською
  • Премьер Исландии
    Сигмундур Давид Гуннлаугссон

Масштабный скандал вокруг "Panama Papers" дал первые результаты. О своей отставке заявил премьер-министр Исландии Сигмундур Гуннлаугссон.

Уход в отставку молодого премьер-министра - он возглавил правительство в 38 лет, что тогда стало рекордом для демократических стран, - станет первым политическим последствием публикации материалов из панамского офшора, пишет Европейская Правда.

Публикация финансовых документов Гуннлаугссона показала, что офшор был лишь инструментом для прикрытия куда большего нарушения - использования служебного положения для личного обогащения. А это уже совсем другой уровень нарушений!

Итак, что же случилось в Исландии?

Как оказалось, исландский политик (тогда – еще не политик, а журналист) в 2007 году купил фонд Wintri, зарегистрированный в Панаме, для управления капиталом своей семьи. Происхождение этого капитала вполне легально – в его основе наследство, полученное женой политика Анной Сигурлауг Палсдоттир.

Семейный фонд инвестировал средства, покупая долговые бумаги исландских банков.

Принципиальный момент - все указанные выше шаги не являются нарушениями.

Сомнительными с точки зрения закона стали поступки Гуннлаугссона после его "политического рывка" в 2009 году.

В этом году Сигмундур не только стал депутатом альтинга – исландского парламента, но и возглавил Прогрессивную партию. По итогам выборов партия получила 9 мест (из 63) в парламенте, что сделало Гуннлаугссона влиятельным политиком.

Однако он, перейдя на государственную службу, не задекларировал принадлежащие ему 50% акций Wintri. Тот факт, что вскоре за символическую сумму – один доллар – эти акции будут проданы его жене, ситуацию не меняет.

Пожалуй, это нарушение сопоставимо с ключевым обвинением, выдвинутым украинскому президенту.

Однако – и в этом принципиальное отличие ситуации в Исландии от украинской – сокрытие информации при переходе на госслужбу было усугублено куда большим нарушением.

Мировой финансовый кризис серьезно ударил по исландской банковской системе. Соответственно, перед властями страны стояла дилемма: поддержать национальную финансовую систему путем вливания бюджетных средств или же допустить ее банкротство.

Отказ правительства в поддержке банков привел бы к их банкротству. Соответственно – к обесцениванию их долговых бумаг, которые составляли основную часть личного фонда политика.

Гуннлаугссон был ярым сторонником спасения банков за госсчет. Этот принцип он отстаивал как депутат, а после парламентских выборов 2013 года (когда Прогрессивная партия получила 19 мандатов, что позволило Сигмундуру стать премьер-министром страны) – как глава правительства.

В принципе, финансовый кризис показал, что эта политика является правильной – подобной стратегии придерживались и другие страны, пострадавшие вследствие кризиса (включая Украину).

Однако в данном случае такое решение стало конфликтом интересов.

Премьер-министр Исландии, принимая решение о поддержке банков, одновременно защищал свои личные интересы – ведь без этой поддержки стоимость его активов существенно упала бы.

Теперь не имеет значения, было ли правильным с точки зрения экономики страны решение о поддержке банков. Ведь теперь известно, что, лоббируя его, Гуннлаугссон защищал собственные активы. Добавим: делал он это за бюджетный счет, то есть за средства всех граждан страны.

Именно серьезностью этого правонарушения и объясняется реакция исландцев – жителей страны, занимающей 13-е место по уровню восприятия коррупции (Украина в нем занимает 130-е место), и нервная реакция политика во время интервью.

При этом нарушение настолько серьезно, что отставкой скандал вряд ли закончится. Скорее всего, политика ждет уголовное расследование, результатом которого будет или очень крупный штраф, или даже тюремное заключение.

Справедливости ради, стоит отметить, что политик изначально попал в ситуацию, когда избежать конфликта интересов было практически невозможно.

Традиционный путь европейских политиков, пришедших из бизнеса – передача активов в доверительное управление (тот самый "слепой траст"), – в данном случае не решал проблему.

Даже передав бразды правления фондом в третьи руки и отстранившись от управления, политик все равно не мог "забыть", что его основу составляют долговые бумаги исландских банков. Бумаги, чья стоимость зависит от решений, принимаемых возглавляемым им правительством. Или от решения правительства, на котрое он мог влиять как глава крупной фракции.

Можно ли было устраниться от принятия решения о поддержке банков? Однако это означало бы, что премьер не будет нести ответственности за последствия этого шага...

В сложившейся ситуации единственным выходом была бы срочная продажа бумаг (невзирая на потери) или же отказ от политической деятельности.

Возможно, если бы в истории Европы были бы подобные прецеденты, решение исландского политика было бы другим. В любом случае - он пошел на риск, рассчитывая, что информация об офшорах никогда не выйдет на поверхность.

Вполне возможно, что этот факт будет учтен и приведет к смягчению наказания для Гуннлаугссона.

Однако история с фондом исландского премьера все равно стала уроком для всей Европы – она показала, что обычные меры предосторожности, принимаемые бизнесменами при уходе в политику, не защищают от конфликта интересов.

Именно поэтому скандал на далеком северном острове может иметь важные последствия для всей Европы, включая Украину.

Вполне возможно, что вскоре мы увидим ужесточение требований к политикам от бизнеса. Вплоть до обязательной продажи бизнеса – чтобы полностью исключить подобный скандал.

Пока еще такое ужесточение выглядит излишне фантастическим, но в случае появления новых скандалов вероятность этого сценария существенно вырастет.

А тем временем расследователи обещают публикацию нового пакета компромата…

Наши блоги