УкрРус

Российский джихад: тысячи боевиков из РФ получают боевой опыт в ИГИЛ

  • Боевики ИГИЛ
    Боевики ИГИЛ
    haaretz.com

На Ближнем Востоке продолжается война против террористической группировки "Исламское государство". Однако, невзирая на тотальное наступление сил западной коалиции, сирийцев, иракцев и курдов, эта жестокая организация продолжает свою войну с цивилизацией, в том числе благодаря тому, что ее ряды постоянно пополняют новые боевики. В материале Екатерины Сокирянской в "Новой газете" рассматривается влияние на ИГИЛ фактора добровольцев-экстремистов из России.

В последние месяцы ИГИЛ теряет доходы, людей и территории, однако по-прежнему остается самой мощной террористической организацией на планете. По данным, которые приводит "Нью-Йорк таймс", доходы ИГ от нефти упали с 80 млн долларов в месяц в середине прошлого года до 56 млн долларов в марте 2016 года. Территория под его контролем сократилась на 22% по сравнению с серединой 2014 года, а население — с 9 до 6 миллионов.

В 2016 году иракские правительственные войска при военной поддержке США освободили Эр-Рамади и сейчас нацелены отвоевать Мосул, а сирийские правительственные войска при поддержке России освободили Пальмиру. Еще ряд городов и населенных пунктов отбиты курдами и другими воюющими группировками. ИГИЛ потеснен, но войну не проиграл: продолжает удерживать стратегически важные для его существования города и сохраняет мощную армию иностранных боевиков, по оценкам экспертов, насчитывающую около 27 тысяч человек.

Россия занимает 3-е место в числе поставщиков боевиков в ИГИЛ. Россияне воюют и в группировках, аффилированных с "ан-Нусрой", и в независимых группах, в основном под командованием чеченских командиров. Всего, по данным российских силовиков, в Сирии и Ираке находятся до 5 тысяч наших сограждан.

Дагестанцы и чеченцы — основные этнические группы среди российских джихадистов в Сирии, однако помимо них там воюют ингуши, черкесы, карачаевцы и балкарцы, крымские татары, башкиры и русские. Конфликт разворачивается на множестве фронтов и на десятках локализованных театров военных действий, где маленькие вооруженные группировки образуют союзы с более крупными.

Такие формирования часто раскалываются и объединяются, отдельные боевики переходят от одного командира к другому. Отслеживать подобные изменения трудно**. Даже воюя в составе крупных групп, выходцы с Северного Кавказа предпочитают держаться вместе. Большинство из них говорит только на родном языке и на русском и чувствует себя в изоляции среди арабоговорящих товарищей по оружию. Некоторые воюют отдельно, не в джихадистских отрядах в разных частях Сирии, но их влияние менее заметно.

Большинство иностранных боевиков приезжает в Сирию без боевого опыта. К выходцам с Северного Кавказа относятся с уважением, особенно к чеченцам: широко распространен миф, что это люди, 20 лет воюющие с Россией. И действительно, в Сирии насчитывается немало ветеранов северокавказского джихада. Среди них — Муслим Шишани*** (Мурат Маргошвили), командир группы "Джунд аш-Шам" — независимого джамаата, уже несколько лет воюющего в Латакии. Маргошвили — чеченец-кистинец из Панкиси, воевал в Чечне и Ингушетии, обладает определенной харизмой в глазах боевиков.

В последнее время его группа ослабла в результате бомбардировок российских ВВС в Латакии, а также потому, что многие чеченцы из его группы ушли в ИГ. Другой молодой популярный джихадист — Абдул Хаким Шишани (Рустам Ажиев), амир группы Айнад аль-Кавказ в прошлом — боевик "пригородного джамаата" в Чечне, а затем — амир центрального фронта вилаята "Нохчи-чо Имарата Кавказ"****. Абдул Хаким Шишани был серьезно ранен в Чечне, лечился в Турции, затем продолжил вооруженный джихад в Сирии.

Гораздо менее популярной фигурой является Салахуддин Шишани (Фейзулла Маргошвили) — еще один чеченец-кистинец, которого Докку Умаров в 2012 году делегировал в Сирию в качестве своего представителя для приобретения боевого опыта и налаживания связей. Салахуддин начал "карьеру" в составе группировки "Джейш-аль-Мухаджирин валь-Ансар" ("Армия переселенцев и помощников", ДМА), самой крупной группы, в которой когда-либо воевали россияне, созданной и первоначально возглавляемой самым знаменитым чеченским джихадистом, выходцем из Панкиси — Абу Умаром Шишани (Тархан Батирашвили).

В момент создания группы сайт северокавказских боевиков Kavkazcenter сообщал, что ДМА объединила под своим крылом около тысячи боевиков. Однако весной 2013 года Умар Шишани перешел в ИГИЛ, часть боевиков последовала за ним, а остальные остались под руководством Салахуддина, который на тот момент наряду с Умаром был одним из самых влиятельных командиров русскоязычного джихада, имевших несколько сотен бойцов в подчинении.

Впоследствии Салахуддин Шишани был отстранен от командования ДМА в результате борьбы за лидерство и заменен саудовцем, а сама ДМА примкнула к "Фронту ан-Нусра" "Аль-Каиды" и прекратила свое существование. Большинство россиян перешли в другие группировки, остатки объединились в отряд Лива-аль-Мухаджирин валь-Ансар, аффилированный с "Нусрой". Салахуддин же объявил подруппу ДМА "Имарат Кавказ в Шаме" (в Леванте) независимым отрядом, который и возглавил. Однако и эта группа в июне 2015 года раскололась, и Салахуддина снова попросили оттуда уйти. По последней информации, его новая группа (Джаиш-аль-Усра) воевала с курдами в Шейх-Масуде в феврале 2016 года.

Несмотря на отдельных ветеранов, подавляющее большинство российских джихадистов — новобранцы без предшествующего боевого опыта. Однако репутация бесстрашных бойцов помогает им становиться во главе независимых отрядов или быстро продвигаться в иерархии ИГ, обычно в силовых структурах. Самым высокопоставленным чеченцем в ИГ является Умар Шишани. По имеющейся информации, он руководил операцией ИГ по захвату иракской провинции Анбар, что позволило аль-Багдади провозгласить халифат, а также сыграл ключевую роль в отвоевании у повстанцев большей части востока Сирии в 2014 году. Считается, что сейчас он возглавляет военный совет и даже, возможно, — что очень необычно для неиракца — входит в Совет шуры. После того, как многие из примкнувших к группе Абу Умара Шишани погибли в боях, джихадистские оппоненты прозвали его "Абу Мясо".

В составе ИГ воюет несколько северокавказских бригад, например, бригада Аль-Акса, группа Ахмада Шишани (Ахмеда Чатаева) и недавно примкнувшая к ИГ группа амира Аль Бара.

Согласно ряду источников, многие чеченцы в ИГ работают в амнияте — силовых структурах, занимающихся контрразведкой. В то же время, по имеющейся информации, ФСБ и силовики Рамзана Кадырова пытаются внедриться в ИГ, и в последнее время руководство "Исламского государства" рассматривает каждого выходца из России как потенциального агента российских спецслужб. Так, недавно ИГ обвинило уроженца Грозного в шпионаже и казнило. Имеется неподтвержденная информация о казни еще нескольких чеченцев и одной россиянки из Кабардино-Балкарии. По некоторым данным, главный амир в ИГ по управлению службой безопасности среди русскоязычных — брат Умара Шишани Абу Абдурахман Шишани (Тамаз Батирашвили). Он же отвечает за финансовые операции.

Умар Шишани ("Абу Мясо")

Салахудин Шишани

Абдул Хаким Шишани

Муслим Шишани

Абу Джихад

По имеющейся информации, чеченцы в ИГ сохраняют солидарность. "Чеченский национализм силен даже в ИГ. Когда чеченцы арестовывают чеченца, его не пытают так жестоко, как других, и у него больше шансов выжить", — пересказали мне слова человека, совершившего побег из ИГ. Особенно много чеченцев в главном городе ИГ — в Эр-Ракке, где они, насколько известно, открыли продовольственный магазин и русскоязычную начальную школу.

Некоторые кавказцы приехали воевать в Сирию из Европы. В основном это дети жителей Чечни, бежавших туда от войны.

Изменился бы кардинально расклад сил в Сирии, если бы там не было боевиков из России? Вряд ли. Влияют ли они на происходящие там процессы? Безусловно. Россияне занимают достаточно важные позиции в ИГ и в независимых группировках. По некоторым данным, в самых тяжелых боях ИГИЛ бросает в пекло свои особые группы, некий "спецназ", где много россиян. Последнее время поступает информация, что под командованием чеченских амиров независимых групп в заметном количестве воюют сирийцы. Российские боевики хорошо вписаны в сирийский джихадистский ландшафт и не забывают о своей исторической родине.

Наши блоги