УкрРус

Война в Сирии: чего ждать от сотрудничества Запада и России

Читати українською
  • Снимок из бомбового отсека российского бомбардировщика Ту-22М3
    Снимок из бомбового отсека российского бомбардировщика Ту-22М3

Борьба с терроризмом иногда создает странные альянсы. Среди многих последствий организованной джихадистской группировкой "Исламское государство" бойни в Париже, унесшей жизни 130 человек, появилась и возможность потепления отношений между Россией и западными странами. Президент Франции Франсуа Олланд призвал Россию и США присоединиться к "широкой и единой коалиции" против ИГИЛ, отметив, что международное сообщество "слишком долго было разделено и нескоординированно".

Как пишет канадское издание Maclean's, президент США Барак Обама заявил, что будет приветствовать военное сотрудничество с Москвой в том случае, если Россия готова сосредоточить свои усилия на боевиках "Исламского государства", а не других повстанческих группах, противостоящих диктатору Сирии Башару аль-Асаду.

Россияне проявляют гораздо больший энтузиазм. С тех пор, как Россия в начале этого года запустила свою военную интервенцию в Сирии, президент Владимир Путин призвал к созданию широкой коалиции против "Исламского государства". Но большая часть российской воздушной кампании, особенно в первые дни, игнорировала ИГИЛ, а вместо этого концентрировалась на повстанцах, которые представляли более непосредственную угрозу союзному России режиму Асада.

Однако недавно Россия пострадала от теракта намного более крупного, чем взрывы и стрельба в Париже. ИГИЛ взял на себя ответственность за катастрофу российского самолета над Синайским полуостровом в Египте, в результате которого погибли все 224 человека, находившихся на борту. Алексей Пушков, глава комитета Государственной думы по иностранным делам, заявил, что Россию и Запад объединяет общий враг, и для борьбы с ним следует отложить в сторону имеющиеся расхождения во мнениях. "В прошлом, в 1930-е годы, у нас тоже были разногласия, но это не помешало создать коалицию против Гитлера, которая эффективно справилась со своей задачей", - сказал он.

"Это звучит очень красиво, но только в теории", - говорит Анжела Стент, директор Центра евразийских, российских и восточноевропейских исследований Джорджтаунского университета. По ее мнению, проблема лежит в различии идей России и Запада о будущем Сирии. Большинство Западных стран завило, что Асад не может продолжать править Сирией, в том числе и потому, что его варварства работают в качестве эффективного инструмента вербовки для ИГИЛ. Путин же заявляет, что отказ Запада сотрудничать с Асадом был "огромной ошибкой".

"Целью России является сохранение Асада у власти, или, если у него будет преемник, поставить на его место посадят подобного правителя, который сохранит ее влияние", - считает Стент.

Ян Течау, директор европейского института Карнеги, уподобляет Асада "игорной карте", которую Москва будет выкладывать на стол тогда, когда пожелает. "Русские хотят защищать свои стратегические активы так долго, как только возможно. Но как только такие действия станут обходиться слишком дорого, и политическая ситуация будет играть в пользу Кремля, ему позволят уйти", - сказал он.

Изначально российское вмешательство в Сирии было задумано для приобретения влияния на будущее страны. Если Путин создаст сотруднические военные отношения с Западом, это влияние будет возрастать. Подобная возможность беспокоит сирийцев, которые хотят увидеть конец режима Асада и считают, что его реабилитация пойдет только на пользу "Исламскому государству". "ИГИЛ и Асад связаны, - говорит одна сирийская беженка в Париже (она не пожелала раскрыть свое имя, потому что у нее осталась семья в Сирии). – ИГИЛ существует, потому что существует Асад, а Асад продолжает существовать, потому, что существует ИГИЛ".

По словам Течау, любое военное сотрудничество между Россией и Западом в Сирии, скорее всего, будет временным: "В какой-то момент различие политических целей станет все более очевидным. Но, на данный момент, это сотрудничество и молчаливое согласие все еще могут держаться", - заключает он.

Но планы Путина выходят далеко за пределы Сирии. Он рассматривает сотрудничество с Западом как способ создания видимости, что Россия является неотъемлемой часть мирового сообщества, слишком важной, чтобы ее изолировать и наказывать. "Он хотел бы, чтобы европейцы забыли об Украине и начали отмену санкций", - говорит Стент.

Заместитель министра иностранных дел Украины, Вадим Пристайко, ранее бывший послом в Канаде, понимает, почему Олланд обращается к России. "С точки зрения своего народа, он идет верным путем. Он пытается использовать все, что есть в его распоряжении, для борьбы с угрозой", - убежден он. Но Пристайко считает, что если Россия использует сотрудничество в Сирии для нормализации отношений с Западом, она может набраться смелости повторить интервенцию, подобную украинской, в другом месте.

"Если они вернутся к своей игре, кто знает, куда полетит следующая ракета", - сказал он.

Ранее "Обозреватель" писал, что Путину придется начать войну с Турцией, либо смириться с потерей самолета. Эксперты считают, что этот инциндент поставит крест на российских планах "широкой коалиции" против ИГИЛ.

Наши блоги