УкрРус

Путин ест геев?

Читати українською
  • Путин ест геев?

Что общего между сланцевым газом и "пропагандой гомосексуализма"? Общее - субъект интереса. И тем, и другим очень обеспокоена путинская Россия. Подобно тому как история певицы Алсу началась много миллионов лет назад, когда в земной коре зародилась нефть, так и принятие Госдумой закона о запрете пропаганды гомосексуализма среди несовершеннолетних было предопределено несколько лет назад, когда США раскупорили свои законсервированные нефтяные скважины и применили в промышленных масштабах метод гидроразрыва пласта для добычи сланцевого газа.

Штаты обошли Россию в газовой гонке в 2009 г., когда номинальным президентом РФ был Дмитрий Медведев. С тех пор Россия так и не смогла вернуть себе лидерство. Сегодня технологии гидроразрыва пласта и горизонтального бурения позволяют снизить затраты на добычу сланцевого газа до рыночного уровня. То есть, сланцевый газ дешевеет, а традиционный природный газ - наоборот, дорожает, так как старые месторождения истощаются, а новые - в частности, в России - приходится разрабатывать в условиях, гарантирующих высокие издержки. Среди этих условий - глубина залегания (Уренгой, скважины до 6 км), значительное удаление от потребителя (Сахалин), тяжелые климатические условия, шельфовая добыча в Заполярье (Штокмановское, Русановское, Ленинградское месторождения).

Все это ставит Россию в довольно таки невыгодное положение. Дмитрий Медведев - теперь уже в роли премьер-министра - может сколько угодно храбриться и заявлять европейским журналистам, что падение цен на газ российскую власть не пугает: "Мы ничего не боимся. Потому что если мы будем рассчитывать только на один газ, то тогда лучше вообще ничем не заниматься".

Практика показывает, что все обстоит с точностью до наоборот. Путин вернулся в президентское кресло, когда газовый насос был уже не в состоянии накачивать российскую казну деньгами в том же количестве, что и ранее. И только слепой не видит, что это тенденция не на год или два, а как минимум на ближайшие десятилетия.

Между тем, постоянно пополняемый за счет накачиваемой газом Европы стабфонд остается единственным средством сохранения стабильности российской власти. Она жива, пока может, не особо тратясь на модернизацию и развитие промышленности, инфраструктуры, инноваций, давать широким массам кусок хлеба. Массы могут ворчать, сочинять про Путина и Медведева анекдоты, выдвигать из своей среды некоторую прослойку "несогласных" и поставлять массовку на митинги оппозиции - но в большинстве своем на выборах эти массы будут голосовать за "Партию жуликов и воров" и за ее лидера Владимира Путина.

Массы, правда, в том же большинстве не особо задумываются над связью между колебаниями мировых цен на газ, наполнением стабфонда и бюджета и, наконец, ценами на хлеб и объемом социальных гарантий в России. Задумывается пока меньшинство - оно-то и осознает всю пагубность и тупиковость сырьевой экономики, полностью зависимой от мировой конъюнктуры. Оно-то и протестует. Оно-то и требует, чтобы Путин ушел.

Путин же видит больше. Он видит не только угрозу потери лидирующих позиций на мировом газовом рынке. И не только угрозу исчерпания возможностей примитивных стабилизирующих социально-экономических механизмов. Он в сегодняшних слабых и немногочисленных протестах меньшинства совершенно справедливо усматривает угрозу завтрашнего широкого протеста - бунта тех самых масс, которые сегодня еще задобрены подачками из стабфонда, а завтра, лишенные этих подачек, не найдут причин любить Путина и его вертикаль.

Будущее России темно и печально: вслед за исчерпанием стабилизационных механизмов исчерпается и лояльность масс к Кремлю. И это может кончиться большой и страшной заварухой.

Путин прекрасно это видит - неправы те, кто считает его тупым жадным слепцом. Но видеть - не значит иметь возможность изменить тенденцию. Президент РФ, похоже, смирился с тем, что Россия не в состоянии быть эффективной, динамично развивающейся страной с диверсифицированной экономикой. Россия по-путински обречена оставаться страной, ориентированной на масштабный сырьевой экспорт. И пока этот экспорт позволяет обеспечивать стабильность и источник обогащения российской элиты - о`кей, пусть обеспечивает. Если же доходов от продажи газа хватает только на обогащение паразитической элиты, но не на социальные подачки для широких масс, то лояльности масс придется добиваться каким-то иным способом. И способов этих у бывшего разведчика Путина в запасе более чем достаточно.

Массам нужно дать врага. Внешнего и внутреннего. Внешний враг - мировая закулиса, Америка с ее "Актами Магницкого" и поддержкой "белоленточников". Внутренний враг - все те же "белоленточники", "несогласные", либералы, леваки, социальные и профсоюзные активисты.

Но этим дело не обойдется. Путин не был бы Путиным, если бы не подошел к вопросу комплексно. Борьба против общего врага, конечно, сплачивает народж вокруг президента, но вот ведь беда - для этого нужны условия, приближенные к боевым. Чтобы советский народ возненавидел троцкистов (кого бы так ни называли), нужно было, чтобы вред, приписываемый им, был реальным и ощутимым - а многочисленные акты диверсий и саботажа в СССР 20х - 30х годов были как раз реальными и ощутимыми. Однако при всем желании Путин не может приписать "белоленточникам" ни аварию на Саяно-Шушенской ГЭС, ни утонувшую подводную лодку "Курск", ни наводнение в Крымске.

Так что методика "общего врага" должна быть подкреплена другими, более действенными методами. И "более действенные" в данном случае означает в том числе и "более гнусные". Путин легитимизирует подлость. Путин старается сделать всех соучастниками упоительной гнусности, подлости, завернутой в цветастый целлофан патриотизма и общепринятой нормы. Речь о вступившем в действие законе о запрете усыновления детей-сирот иностранцами и о принятом в первом чтении проекте закона о запрете пропаганды гомосексуализма среди несовершеннолетних.

Путин играет на самых отвратительных свойствах человеческой натуры, создает условия для их доминирования. Он легализует идею того, что человека можно преследовать из-за врожденных поведенческих особенностей. Он фактически прямым текстом говорит, что судьбы детей можно и нужно принести в жертву пустопорожнему патриотическому пафосу. Путин делает изгоями одну, и без того дискриминируемую социальную группу - гомосексуалов. Путин превращает в разменную политическую монету будущее другой, еще более уязвимой социальной группы - детей-сирот.

Зачем? А затем, что гораздо больше, чем борьба с общим врагом, повязывает совершенное совместно преступление. Примитивный, дремучий патириотизм и такая же примитивная, дремучая ксенофобия - темные стороны души народа, однако Путину не надо света, пока горит газовый факел. Фактически, Путин учит россиян прикрывать очевидную социальную несправедливость в отношении конкретных людей и целых групп необходимостью защитить абстрактную мораль или столь же абстрактные интересы Родины. А это и есть преступление.

В дальнейшем можно будет распространить такую практику и на сокращение социальных подачек - главное, приучить народ к тому, что если дискриминируют не тебя, то виноват всегда дискриминируемый. А ты - ты прав, особенно если вовремя пнул того, против кого направлена очередная инициатива власти, будь то запрет на определенный разрез глаз или сокращение тех или иных социальных выплат.

А без сокращения выплат не обойтись. Потому что, как мы уже писали, тенденция к падению нормы прибыли в экспортно ориентированных сырьевых экономиках - штука устойчивая и обусловленная всей логикой экономического развития планеты. А жертвовать своими доходами ради постоянного насыщения масс путинская элита не станет. Пусть гром грянет не завтра, но он таки грянет. И вот тогда мы узнаем, насколько эффективны путинские методы обеспечения лояльности. Сработают ли они как незримые путы, повязывающие озверелый народ со своим мрачным президентом? Или же массы повернут привитое им зверство против Путина, и грядущий антипутинский протест приобретет максимально непривлекательный, деструктивный и людоедский характер?

Наши блоги