УкрРус

Путин в Австралии едва ли догадывался, до какой степени он всех достал - российский журналист

  • Путин в Австралии едва ли догадывался, до какой степени он всех достал - российский журналист
    vedomosti.ru

Проживающий в Германии российский журналист и политолог Илья Мильштейн прокомментировал итоги саммита "большой двадцатки", который российскому президенту Владимиру Путину пришлось покинуть досрочно.

Своими впечатлениями Мильштейн поделился в блоге на сайте "Грани.ру":

"Путин уезжает? Это полная ерунда: Путин не уезжает. Путин проспал завтрак, поскольку надо же когда-нибудь и поспать, и на обед он тоже не пошел - надо же когда-нибудь и позавтракать. И все же Путин уезжает.

Хроника телодвижений российского президента исполнена внутреннего драматизма, и в них мировая политика отражается ясней, чем в сказанных словах и пресс-релизах. Ибо язык дан для того, чтобы скрывать мысли. Физического присутствия или отсутствия не скроешь. Вот он приехал. Вот сидит один, кушает. А вот уехал, не вернешь. Все остались, сытые и невыспавшиеся, а Владимир Владимирович отправился домой.

Итоги саммита "двадцатки" в Брисбене можно оценивать по-разному. Можно вместе с Путиным порадоваться тому, что "хозяева... создали благоприятную... доброжелательную и деловую атмосферу", которая весьма поспособствовала "откровенным, содержательным и полезным разговорам". Или, с другой стороны, оценить эту самую откровенность, которая доходила до того, что канадский премьер предложил российскому президенту "убраться из Украины", вызвав у Путина желание ответить "не в позитивном ключе", и мы примерно догадываемся, как он ответил.

Причем в подобном ключе ему приходилось общаться с большинством мировых лидеров, и дело кончилось тем, что он сперва пригрозил отъездом, после не явился на завтрак, а потом и вовсе улетел. То есть мировые лидеры очень жестко поговорили с Путиным в Брисбене, и он ушел посрамленным. Солидарность перед лицом агрессора - это тоже повод для оптимистической оценки саммита.

Однако для тревоги поводов гораздо больше. Владимир Владимирович знал, куда ехал, но все же едва ли догадывался о том, до какой степени он всех достал и каким провалом обернется для него саммит "двадцатки". В конце концов, разборки с Кэмероном, холодные тупиковые диалоги с Меркель, даже резковатый выпад Стивена Харпера - все это можно было стерпеть. С высоты своей мании величия плевать он хотел на их манию преследования... В той картине мира, которая навеки отпечаталась в его мозгу, нет ни Европы, ни Канады, не говоря уж об Украине, а есть только Соединенные Штаты, с которыми он и собирался решать основные вопросы бытия.

Вероятнее всего, он готовился к долгой дискуссии, в ходе которой намеревался как можно глубже обсудить проблемы Донбасса с присущей ему Новороссией. Путин хотел очень серьезно побеседовать с Бараком Обамой. В рамках философского диспута и политической торговли.

Однако президент США, судя по всему, практически вообще не стал с ним полемизировать. Утомительно краткие беседы в Пекине. ("Красивые здесь потолки", - молвил по-английски Путин. "Yes", - согласился Обама.) Один на двоих коала в Австралии, которого они сепаратно приласкали перед фотокамерами. По крайней мере, насчет Кэмерона и Меркель мы знаем, что Путин с ними активно общался. Содержательный обмен мнениями с канадским премьером стал хитом саммита. А про встречу с Обамой известно лишь со слов американского президента, который "не сказал Путину ничего такого, чего не говорил бы публично".

Зато известны некоторые высказывания американского президента, сделанные в последнее время - в Пекине, Чикаго, Вашингтоне, Брисбене. Довольно однообразные высказывания. Главные мировые угрозы - лихорадка эбола, действия России в Европе, "Исламское государство". Если Москва не станет выполнять условия минских соглашений, изоляция усилится. Санкции работают хорошо. Что-нибудь такое, не позитивное, вероятно, и услышал Путин в ходе дозволенных встреч. И если в ответ он рассказывал американскому партнеру о том, что в Украине нет российских войск, а минские соглашения нарушаются исключительно Киевом, то что ж удивляться краткости и бесплодности этих дискуссий.

В итоге Путин решил, что пора валить, и уехал взбешенным, и это очень скверная, по-моему, новость. Новость, которая затмевает все прочие, о чем уже можно судить, знакомясь с другими сообщениями информационных агентств. Так, фрау канцлерин призывает "использовать любую возможность для диалога" с нашим гарантом. А Петр Порошенко попросту готовится к войне, и это может означать что угодно. Что он заручился поддержкой Запада. Что Запад эту войну осудит и санкции ужесточит, но вмешиваться не станет - и президент Украины взывает о помощи, ожидая реального вторжения. Угадать нелегко.

Впрочем, совсем уж отчаиваться и посыпать голову радиоактивным пеплом пока не стоит. Хроника телодвижений Путина - это хроника его метаний, и едва ли он окончательно все для себя решил, покидая Брисбен. Шантаж не удался, диалоги не склеились, главный и единственный враг, которого он боится, уважает и ненавидит, вел себя так, словно им и говорить особо не о чем, - и поди пойми, что это значит. Не боится, не уважает и даже не ненавидит? Все это надо, по-видимому, осмыслить, и если Владимир Владимирович даст себе труд поразмышлять над сложившейся ситуацией, то может прийти к неожиданному выводу.

России, как и всему миру, угрожает смертельная опасность. Эту опасность представляет он сам, такой одновременно всемогущий и одинокий, крутой и слабый, решительный и мятущийся. Опасность легко устранить, и речь вовсе не идет о физическом устранении. Речь идет о том, что пришла пора выводить свои банды с Донбасса - и тогда все постепенно наладится. Собственно, это единственное, но необходимое условие, и не надо обижаться на канадского премьера, который в грубоватой форме указал ему план ближайших действий. Это был разумный план, исполнение которого повлечет за собой вручение самых желанных наград.

Постепенную отмену санкций, о чем уже не раз говорили и Обама, и Меркель, и Кэмерон. Место в "восьмерке". Длительные, на равных, с глазу на глаз душевные беседы в Белом Доме - о том о сем. А главное, не надо будет, срываясь с места, никуда уезжать. Язык телодвижений поменяется, а это ведь очень важно, когда политический лидер такого масштаба избавится от истеричных жестов. Сегодня это важнее всего".

О том, как Путина игнорировали в Австралии, читайте в материале "Обозревателя".

Наши блоги