УкрРус

Теракты во Франции. Последствия для Европы, Украины и России

  • Теракты во Франции. Последствия для Европы, Украины и России
    Обозреватель/EPA

Пока еще трудно говорить о том, кто реально стоит за терактами во Франции. Заявления о причастности к ним "Аль-Каиды" необходимо воспринимать критически. Лишняя реклама ни одной террористической организации еще не вредила.

Однако, в том, что это был классический акт терроризма, на данный момент, не сомневается никто. И направлен он был на устрашение. Об этом свидетельствует количество жертв и их разный социальный статус и принадлежность к разным профессиям. То есть, заявления о том, что террористы пришли наказывать только лишь сотрудников редакции сатирического еженедельника Charlie Hebdo за их карикатуры, выглядят не совсем убедительно.

Представители французских спецслужб, специалисты по антитеррору, также отмечают особенность этого нападения. Она, по их мнению, заключается в смыкании чисто уголовной уличной преступности с политически или религиозно мотивированным терроризмом. Что значительно расширяет социальную базу для организации и совершения подобного рода актов насилия.

В качестве аргументации приводится экспресс-анализ видеозаписей поведения нападавших, которые, с одной стороны, хладнокровны, но при этом теряют удостоверение личности, что выдает в них простых уличных бандитов. А с другой, они демонстрируют присущие террористам жестокость и многочисленность жертв.

В пользу указанной версии свидетельствует и тот факт, что в своих ответах на вопросы французских журналистов с телеканала BFM TV захвативший заложников в парижском кошерном магазине Амеди Кулибали сказал, что он координировал свои действия с братьями Куаши, ранее совершившими нападение на редакцию Charlie Hebdo. Подчеркнув при этом, что сам он принадлежит к группировке "Исламское государство". Если учесть, что братья Куаши ранее объявили о своей принадлежности к сети "Аль-Каида", и принимая во внимание некоторые данные, что в настоящее время указанная сеть враждует с ИГ, можно предположить одно из двух. Либо Кулибали об этом не знал и упомянул братьев только лишь из солидарности. Тогда подтверждается версия об "уличном происхождении" нападавших. Либо руководители группировок нашли общий язык по поводу путей использования человеческого материала, рассчитанного на одноразовое использование.

Или, третий вывод: информации о враждебных отношениях между "Аль-Каидой" и "Исламским государством" вообще устарела и не соответствует действительности. В этом контексте проблему для Франции представляют те ее граждане, которые в настоящее время воюют в рядах "Исламского государства" в Ираке и Сирии. Это питательная среда для возникновения новых очагов напряженности внутри страны.

Таким образом, появляется новый вид преступности, который условно можно назвать "гибридный терроризм". В нем главную скрипку будут играть не подготовленные в специальных лагерях боевики, на которых необходимо тратить время и деньги и еще организовывать засылку в страну совершения теракта. А просто подобранные из числа местных уличных нарушителей исполнители разовых акций, ответственность за которые будут брать уже "раскрученные" террористические организации.

Если это так, то мировому сообществу необходимо в экстренном порядке перестраивать всю систему антитеррористической деятельности, функционирующую на сегодняшний день. А также вносить коррективы в национальные уголовные и уголовно-процессуальные законодательства для их адаптации к новым реалиям.

Что, кроме изложенного выше, французские события могут означать для европейского и мирового сообщества?

Для самой Франции, кроме ухудшения внутренней обстановки, это значит активизацию правых, в первую очередь, националистических сил, ратующих за ужесточение миграционной политики и политики в сфере межнациональных отношений. Ситуация осложняется тем, что в марте текущего года должны пройти местные выборы в 27 департаментах республики.

Известная своими антипрезидентскими позициями, лидер французской партии правого толка "Национальный фронт" Марин Ле Пен считает меры, предпринимаемые правительством в борьбе с экстремизмом недостаточными. Она и ее соратники ратуют за возвращение через референдум смертной казни, лишение бипатридов французского гражданства. В рамках борьбы с терроризмом и незаконным оборотом оружия Ле Пен предложила французскому президенту временно выйти из Шенгенского соглашения с тем, чтобы установить контроль на границах Франции.

Популизм некоторых предложений главной оппозиционирующей дамы Франции виден невооруженным глазом, но ее цель – выиграть президентскую гонку 2017 года – оправдывает любые средства. В этой связи, перед действующим французским правительством встает реальная проблема роста социальной напряженности, возникшей между местным населением и все увеличивающимся количеством детей иммигрантов, не желающих интегрироваться во французское общество. Так называемым вторым поколением.

А учитывая, что это происходит на фоне усиливающейся политической борьбы, в ходе которой, как известно, все методы хороши, французскому президенту понадобятся прямо таки титанические усилия и помощь извне, чтобы удержать ситуацию под контролем. И не уронить при этом популярность поддерживающих его политических сил.

Для Европейского Союза – это своеобразный сигнал, тест на его способность реагировать на новые вызовы и угрозы. Каждая из ведущих стран Европы имеет подобную Франции проблему. В основе которой лежат социальные, межрелигиозные и межцивилизационные причины. Попытки ассимилировать иммигрантов по примеру американского "плавильного котла" в Европе не увенчались успехом. Европейцам не хватает заокеанской пассионарности. А поэтому на повестку дня встает вопрос не просто активизации антитеррористической деятельности, а труднейшая задача по гомогенизации общеевропейского общества на новых принципах.

От этого, во многом, будет зависеть и будущее объединенной Европы, и позиции в ней евроскептиков, резко активизировавших свою деятельность в последнее время практически во всех странах-членах ЕС.

Соединенные Штаты Америки вынуждены будут реагировать на последние события во Франции. Тем более, что они подвергаются критике в связи с этим, а некоторые российские эксперты прямо обвиняют спецслужбы США в причастности к их организации.

Хотя борьба с международным терроризмом – это "фишка" республиканцев, и демократы, как правило, стараются избегать играть на поле своих политических оппонентов, тем не менее, администрации США реагировать придется. Чтобы сохранить с Европой союзнические отношения, в том числе в вопросах ближневосточного урегулирования и противодействия активизировавшемуся в последнее время исламскому экстремизму.

Россия, как многонациональное государство, не понаслышке знакомое с "исламским фактором", должна принимать меры для недопущения подобного на своей территории. Очевидно, понимая это, в декабре 2014 года Верховный суд РФ признал организацию "Исламское государство Ирака и Леванта" террористической международной организацией и запретил ее деятельность на российской территории.

Этому предшествовало обращение членов ИГ к российскому президенту с заявлением о намерении освободить Чечню и Кавказ и образовать там "исламский халифат", опубликованное в интернете в сентябре 2014 года.

Кроме того, российское руководство приняло решение о выдворении из страны, начиная с 10 января текущего года, трех миллионов граждан стран СНГ, находящихся на ее территории более 90 дней и не состоящих на учете в Федеральной миграционной службе России. Ситуация усугубляется тем, что в связи с участием в боевых действиях на востоке Украины граждан Российской Федерации, возрастает вероятность их участия в подобных французской акциях, но уже на российской территории.

Что касается Украины, то в случае эскалации напряженности в связи с террористической угрозой в Европе или ее перехода в перманентное состояние, "украинский вопрос" может постепенно уйти на второй или даже на третий план в европейской повестке дня. С риском не возвратиться на первые позиции уже никогда.

Такое "европейское отвлечение" чревато потерей динамики в оказании Европой помощи в решении возникших перед нашим государством проблем. А поэтому Украине необходимо активизировать свое участие как в общеевропейских антитеррористических мероприятиях, так и на двустороннем уровне с теми государствами Европы, которых эти проблемы непосредственно касаются. Не забывая при этом о собственной системе противодействия терроризму.

Наши блоги