УкрРус

Дружба за деньги: как европейские ультраправые зарабатывают на тщеславии Путина

  • Лидер ультраправого «Национального фронта» Франции Марин Ле Пен
    Марин Ле Пен

Кремль усиленно ищет союзников на Западе и готов щедро благодарить за любую поддержку, от кого бы она не исходила. Потому не удивительно, что чаще всего комплименты внешней политики Владимира Путина звучат со стороны маргинальных политиков, не отягощенных излишними нравственными и моральными рамками. В материале российской "Новой газеты" речь идет о последних скандальных реверансах евромаргиналов в угоду России.

Две характерные истории последних дней. Сначала российские СМИ распространили информацию о том, что парламент Венеции якобы признал Крым в составе России. "Глава" Республики Крым Сергей Аксенов поспешил назвать это "прорывом информационной блокады". Блогер Мария Захарова, представляющая в Facebook российский МИД, заявила, что это "только начало".

Почти сразу выяснилось, что совет Венето — аналог российского регионального собрания - ничего такого не утверждал. 24 депутата из 51, заседающих в совете, лишь рекомендовали властям Италии начать процедуру отмены санкций и, соответственно, признания Крыма российским.

При этом, как отмечают эксперты, даже такого совещательного голоса по вопросам внешней политики у региональных итальянских парламентов нет.

Казалось бы, россиянам можно порадоваться хотя бы причинам скорби депутатов Венето - они аргументировали свой жест тем, что именно их регион наряду с соседними Ломбардией и Эмилией-Романьей несут наибольшие потери от запрета на ввоз в РФ сельскохозяйственной продукции. А ведь маловеры говорили, что европеец не пострадает, если мы не будем есть пармезан. И вот законотворчество как опровержение: страдают, да еще как.

Тень на эту стройную концепцию бросает лишь одно обстоятельство. Заявление было внесено в совет Венето местным депутатом Стефано Вальдегамбери, представляющим радикально правую "Лигу Севера". Эта организация прославилась своим провалом на выборах 1996 года, на которые она шла под лозунгами выхода Северной Италии из республики.

В прошлом месяце Вальдегамбери посещал Ялтинский международный экономический форум, на котором собрались и другие подобные "друзья России". Зафиксирована личная встреча депутата с Сергеем Аксеновым, и в итоге вся история про совет Венето выглядит не более чем ответным жестом вежливости. Утверждать, что у Вальдегамбери могла быть какая-то коммерческая заинтересованность помогать "братскому крымскому народу", мы, разумеется, не можем. Все произошло по взаимной симпатии.

С другой стороны, коммерческий интерес очевиден во втором и гораздо более масштабном проекте, о котором накануне заявила Марин Ле Пен, лидер ультраправого "Национального фронта" Франции.

В интервью российскому телеканалу RT Ле Пен заявила, что готова официально признать Крым российской территорией, если она будет избрана президентом Франции. Надо полагать, это будет одна из ее первых мер на новом посту: утром после инаугурации Ле Пен вернет Франции былое величие, к обеду изгонит из страны мигрантов, а затем признает Крым российским и выйдет из ЕС. Все это Ле Пен намерена провернуть в 2017 году.

Ее результат на прошлых президентских выборах составил 18%, она заняла третье место. Как можно догадаться, единственное, чего не хватает для успеха концессии, — это денег на избирательную атрибутику. Ле Пен уже получала от российского банка 9 млн евро в 2014 году и теперь открыто требует новых траншей.

Тем фактом, что союзники Кремля в Европе — это в основном правые популисты и евроскептики, давно уже никого не удивить. Однако сейчас мы можем наблюдать формирование уточненной версии имиджа России на международной арене. Теперь она выглядит в Европе как страна, болезненно переживающая несоответствие между своими амбициями и реальными возможностями и готовая платить любому, кто согласится с тем тезисом, что "мы самые великие, а Крым, разумеется, наш".

Эти гости, политики и эксперты вполне определенных взглядов, готовы бесконечно летать в Москву, Ялту или Санкт-Петербург на фуршеты и форумы, где они произносят речи, приятные российским чиновникам. Но, разумеется, желательно с соответствующей оплатой по таксе — русские друзья должны платить валютой за свою привычку жить в империи. В этом меню яхты, экзотические животные и "политики из Европы".

Институт придворных шутов, многие из которых были иностранцами, в должностные обязанности которых входило говорить его государеву величеству комплименты, был окончательно упразднен при русском дворе императрицей Анной Иоанновной как не соответствующий духу просвещенной эпохи. Теперь мы, как сейчас принято говорить, "можем повторить".

Кирилл Мартынов

Наши блоги