УкрРус

Теракты в Брюсселе - катастрофический провал спецслужб Евросоюза - экс-глава ЦРУ

Читати українською
  • Теракты в Брюсселе произошли несмотря на активную деятельность полиции
    Теракты в Брюсселе произошли несмотря на активную деятельность полиции

Теракты в Брюсселе 22 марта ошеломили Европу. Несмотря на активную деятельность полиции и спецслужб, они были ожидаемыми и их не удалось предотвратить. Причинами этого экс-глава ЦРУ, занимавший в свое время также пост главы Агенства национальной безопасности США, Майкл Хайден называет неэффективную работу разведки и чрезмерно трепетное отношение к частной жизни в Европе. Об этом он рассказал в интервью Девиду Энсору и Ашишу Кумар Сену для Atlantic Council.

- Какой была ваша первая мысль, когда вы услышали о терактах в Брюсселе?

- Моей первой мыслью было: не удивлен. Это было предсказуемо, на самом деле было чувство почти неотвратимости, к сожалению, учитывая то, что происходило последние четыре месяца.

Я подозреваю, что произошел теракт, который был спланирован и форсирован арестом Салаха Абдеслама [одного из организаторов терактов в Париже] бельгийской полицией на прошлой неделе и [террористы] считали, что они в ситуации которую можно либо использовать, либо потерять в плане планирования нападения. [Этот теракт] уже разрабатывался некоторое время потому что он был сложным, последовательным и, к сожалению, эффективным.

Не удивила страна, ставшая целью, места и степень насилия.

- Каковы последствия для разведки США и союзников?

- Во-первых, я не хочу быть резким, но я не слышал никого цитирующего Сноудена сегодня или Гленна Гринвальда или кого-то, кто выкручивал руки американской системе электронного наблюдения. На самом деле, на том уровне, на котором европейцы говорят про американское электронное наблюдение, есть аналогичный вопрос: ребята, а что есть у вас? Я думаю, мы ответим мощно и быстро на все вопросы наших союзников. Это будет ценным для их общего расследования. Нам нужно знать, что узнали они, так чтобы мы могли оценить есть ли связи с северной Америкой у любого причастного к произошедшему в Брюсселе.

Урок, [который Европа может вынести из опыта США по борьбе с террористами, что] люди имеют право на неприкосновенность частной жизни, но они также имеют право жить.

- Насколько вероятен подобный теракт в США?

- Это не ноль, но менее вероятно. У нас есть очень компетентные службы безопасности. И мы дальше от вотчины ИГИЛ. У нас меньше беженцев сейчас, которые, кажется, стали источником террористов, по крайней мере, в Париже. И в культурном отношении мы ассимилируем их достаточно хорошо. Это на самом деле национальная сила. У нас нет районов, куда, кажется, не стоит ходить как в Париже или Брюсселе, или, откровенно говоря, в некоторых британских промышленных городах.

- В свете этих событий, могут ли США и Европа сделать шаг к обмену разведданными?

- Во-первых, мы должны работать над совершенствованием своей коммуникации, потому что мы перед лицом общего врага, который видит нас как одну общую сплошную мишень.

Во-вторых, европейские правительства раздвоены. Есть некоторые определенные функции, которые выполняются в Брюсселе, и некоторые функции, сохраненные за государствами. Неприкосновенность частной жизни, коммерция и много других "гуманитарных наук", так сказать, контролируются Брюсселем, который имеет очень и очень высокие стандарты. И есть государства, которые отвечают за национальную безопасность, которые на самом деле ограничены риторикой о частной жизни, исходящей от институций Европейского союза.

- Должны ли мы предположить что у ИГИЛ еще есть теракты в рукаве?

- Я бы предположил. Не утверждаю, что это неизбежно, но они показали значительную стойкость, непрерывность и они делали это даже в условиях интенсивной деятельности полиции Европы.

Другой вопрос, что даже перед лицом интенсивной полицейской деятельности эта ситуация смогла возникнуть и развиться. Так до какой степени некоторые части Бельгии или даже население Франции рассматривает полицию как хищную чужую силу, и до какой степени эта ситуация может питаться и защищаться обществом, в котором планирование теракта имело место? У меня нет ответа, но кто-то должен их спросить.

- Почему Бельгия стала очагом исламского терроризма?

- Во-первых, я думаю, что их службы безопасности наименее надежные на континенте. Во-вторых, ассимиляция была особенно сложной проблемой для Бельгии, по своеобразным бельгийским причинам. Там нет однородной культуры, в которую ассимилироваться. Это нация, в которой идет борьба между двумя доминирующими культурами: одна – франкоязычная, другая – говорящая на голландском.

Мне также говорили, хотя я сам не исследовал вопрос, что в бельгийской мусульманской общине недостаточно местных имамов, а недостачу часто восполнят представители опасных школ.

И в качестве дома многих органов Европейского союза Бельгия тоже представляет собой довольно привлекательную мишень.

СМОТРИТЕ ВИДЕO ПО ТЕМЕ:

Ранее "Обозреватель" взял подробное интервью о современном терроризме у Валерия Кура, экс-руководителя Управления по борьбе с организованной преступностью, организатора и экс-главы Управления уголовной разведки в составе МВД Украины

Наши блоги