УкрРус

Мусульманский кошмар Путина: Россия разворошила осиное гнездо

Читати українською
  • Встреча президента России Владимира Путина с мусульманскими лидерами
    Встреча президента России Владимира Путина с мусульманскими лидерами

Самый известный азартный игрок России, президент Владимир Путин, решил сыграть на гражданской войне в Сирии. На первый взгляд, у него выпали хорошие карты: смело применив новейшее оружие для помощи Башару Асаду, он превратил Кремль в центр ближневосточной дипломатии. Его сообщение миру было простым: Россия снова стала великой державой, и выход из этой губительной войны нашли в Москве.

Как пишет американское издание Foreign Policy, через месяц бомбардировок суннитских повстанцев Путин внезапно вызвал Асада на встречу в Кремле, дав пищу для волны спекуляций о том, что московский план прекращения войны уже запущен. США были заинтригованы: после всего лишь одной встречи с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым госсекретарь Джон Керри согласился пригласить союзника России, Иран, на новый раунд мирных переговоров, который прошел в Вене 30 октября.

Сможет ли Путин преуспеть там, где другие потерпели неудачу? Возможно, но маловероятно. В Сирии президент РФ растревожил осиное гнездо, и теперь всем, включая Путина, предстоит быть покусанными.

Более пристальный взгляд на гамбит Путина показывает, что его хорошие карты вполне могут оказаться проигрышными – по уникальным русским причинам. Ведь часто игнорируется тот важный факт, что более 20 миллионов из 144-миллионного населения России – мусульмане-сунниты, которые, естественно, сочувствуют единоверцам, гибнущим под российскими бомбами в Сирии. И любой российский просчет может серьезно подорвать политическую базу Путина на родине.

Но и это еще не все. Путин не только приказал бомбить повстанцев-суннитов, но и создал новую шиитскую коалицию Ирана, Ирака и Сирии, возглавляемую Россией и готовой обмениваться разведданными для ударов по суннитам. Таким образом, намеренно или случайно, он, де-факто, развязал войну против арабов-суннитов, возглавляемых Саудовской Аравией, союзником США.

Конфликт в этом хронически нестабильном регионе разгорелся еще ярче, подпитываясь формированием двух антагонистических коалиций: шиитского альянса России, и суннитской коалиции, пользующейся поддержкой США.

Для Путина такой расклад создает угрозу, от которой нет спасения – дилемма кроется в российской демографии и истории. Большинство мусульман-суннитов России живут на Северном Кавказе, исторической области восстаний исламистов против Москвы. Чечня не так давно стала ареной двух кровопролитных войн, а соседний Дагестан остается пороховой бочкой. Муллы в этом регионе симпатизируют целям Исламского Государства, и как минимум 2400 молодых мусульман по всей России откликнулись на их призывы.

Опасения по поводу исламистского терроризма пронизывают российскую историю. В 19 веке Лев Толстой и другие русские писатели приобрели популярность рассказами о русских офицерах, борющихся с дикими исламскими воинами на Северном Кавказе. Эта тема сегодня повторяется и на российском телевидении. Лицо кремлевской пропаганды, Дмитрий Киселев, с националистической бравадой заявил: "Россия в четвертый раз спасает Европу от варварства".

В четвертый раз? "Давайте посчитаем, - говорит он. - Монголы, Наполеон, Гитлер, а сейчас ИГИЛ".

И в прошлом кремлевские лидеры имели напряженные отношения с российскими мусульманами. Во время Второй мировой войны мусульмане Крыма были бесцеремонно сосланы в Сибирь, а после распада Советского Союза в 1991 году президент России Борис Ельцин уговаривал Украину остаться в Союзе. "Мы не можем допустить ситуацию, когда славяне в лице России и Беларуси будут иметь два голоса, а исламские государства – пять", - говорил он.

Россияне также помнят конфликт в Средней Азии с басмачами, полузабытым племенем воинов ислама, которые сформировали свой собственные халифат в 1920 году, восстав против российского господства. Они были безжалостно уничтожены десять лет спустя, но их идеи могут снова воскреснуть среди миллионов безработных мусульман в бывших советских республиках Центральной Азии, создав непосредственную угрозу для России.

Похоже, что Путин сильно обеспокоен такой перспективой. Месяц назад, он наблюдал за маневрами стотысячной российской группировки в Центральной Азии. По его словам, на данный момент около 7000 мусульман с Северного Кавказа и Центральной Азии сражаются в рядах ИГИЛ.

Как и его предшественникам, Путину не дает покоя исламистский терроризм. Он считает его новой угрозой для стабильности России как нации – по его мнению, он должен быть полностью уничтожен как в Сирии, так и в РФ. История показывает, что он не преуспеет ни в первом, ни во втором, и еще испытает политические и дипломатические последствия своего провала.

Никто не может больше скрыть тот факт, что Россия, заключив квази-священный союз с шиитами Ирана, Ирака и Сирии, развязала войну с суннитами. Снова и снова российское телевиденье смакует авиаудары, а прокремлевские журналисты, ранее освещавшие конфликт в Украине, не меняя тона, переключились на Сирию. Может, их победные реляции и вызывают у кого-то взлет национализма, но для российских суннитов эти сообщения полны тревоги и боли.

В России мусульмане озадачены и напуганы тем, что они видят и слышат. Даже без участия в сирийской бойне очередное чеченское восстание было реальной угрозой, а сейчас бунт разгневанных мусульман стал всего лишь вопросом времени.

Именно поэтому сирийский гамбит Путина столь опасен. Отворачиваясь от российских суннитов, он сам раздувает угли конфликта, который пытается погасить, пишет издание.

Ранее "Обозреватель" писал о том, чего больше всего боится Москва в Сирии.

Наши блоги