УкрРус

"Прямая линия": названы шесть секретов красноречия Путина

  • Владимир Путин
    Владимир Путин

Президент России Владимир Путин во время общения со страной по "прямой линии" использует ряд несложных, но действенных риторических приемов, характерных для таких авторитарных правителей как Фидель Кастро и Уго Чавес.

Русская служба Би-би-си расспросила экспертов о стиле публичных выступлений Путина.

Доктор филологических наук Гасан Гусейнов выбрал один диалог, где, по его словам, президент продемонстрировал основной арсенал своих риторических приемов. Гусейнов разбил ответ Путина на шесть фрагментов и проанализировал каждый из них.

В ходе "Прямой линии" в 2013-м году Путину вопрос задавала гостья в студии Наталья Осипова, фельдшер из Кузбасса.

Наталья Осипова: "Вот вы говорите, что зарплата поднимается, но как медработник я на себе не почувствовала поднятие зарплаты, особенно работников "скорой помощи". Мне кажется, вообще она не поднимается. Поэтому у меня такой вопрос. Работая фельдшером, работая в экстремальных условиях, отвечая за каждую человеческую жизнь, федеральные ежемесячные выплаты мы получаем 3,5 тысячи, а медсестра, которая работает с врачом и не отвечает за жизни, получает 5 тысяч. Почему у фельдшеров снизили ниже уровня медсестер?"

Владимир Путин: "В целом зарплата повышается - это очевидный факт…".

Гасан Гусейнов: "Первый используемый риторический прием - это отрицание компетентности говорящего. В ответ на очень скромные, простые слова фельдшера Натальи Осиповой Путин как бы говорит: "Все, что вы сказали, это вздор, который противоречит фактам".

В.П.: "…cредняя зарплата медицинских работников в стране чуть выше, чем, скажем, педагогических работников".

Г.Г.: "Второй - очень известный риторический прием, обычно трактуемый как ошибка, - уклонение от темы. Сравнение средней зарплаты медиков и педагогов не имеет отношения к тому, о чем спросила Осипова".

В.П.: "…Вы сейчас обозначили проблему, которая, судя по всему, действительно существует. Я сейчас попробую для себя и для Вас поговорить вслух об этом и понять, в чём дело…".

Г.Г.: "Третий прием называется "рефутация", или уступка - в данном случае это готовность на мгновение снизойти до уровня собеседницы и представить, что она права. Использование этого приема - как раз свидетельство продуманности, спланированности ответа".

В.П.: "…Как вы помните, в своё время мною были назначены доплаты из федерального бюджета: 10 тысяч плюс 5 тысяч для врачей общей практики, плюс 5 тысяч для среднего персонала; и 3 плюс 6 - для врачей - медиков "скорой помощи": 3 - для фельдшеров и 6 - для врачей "скорой помощи"…

Г.Г.: "Четвертый прием - демонстрация тотальной компетенции оратора путем жонглирования цифрами. Собеседница привела конкретные данные - она получает федеральную выплату в размере 3,5 тысячи рублей. Президент в ответ доказывает, что у него и цифр больше, и знает он их лучше. Доходит до смешного, потому что человек, который слушает этот текст, после третьей названной Путиным цифры вообще перестает понимать, о чем идет речь".

В.П.: "…На мой взгляд, на первую вскидку, правительство недоработало, министерство соответствующее. В данном случае министерство здравоохранения должно было, к сожалению, тоже в ручном режиме отследить, заложены ли эти деньги… Очевидно, этого не было сделано. Это первое. Второе. Регионы, когда эти деньги получили, …не факт, что они в автоматическом порядке, режиме всё это доведут до медицинских работников, а могут направить и на другие цели".

Г.Г.: "Пятый прием - перевод ответственности на третьих лиц. Из слов оратора следует, что он-то все сделал правильно, а вот кто-то другой напутал с деньгами".

В.П.: "Надо посмотреть, куда ушли эти деньги, если они ушли, они должны быть возвращены и выплачены и вам, и всем вашим коллегам. Этим займёмся отдельно. Так, скажу аккуратно, есть основания полагать, что все причитающиеся медицинским работникам деньги будут вами получены".

Г.Г.: "Шестой прием - новое обещание, сопряженное с демонстрацией могущества. Слушатель уже забыл, что это последнее предложение фактически отрицает тезис, с которого Владимир Путин начал свой ответ - "В целом зарплата повышается - это очевидный факт". В ходе разговора с самим собой Путин как раз объяснил, почему конкретно у фельдшера Осиповой зарплата не растет. Оказывается, это его собственное правительство не довело деньги до регионов, или в регионе не довели деньги до работников. Таким образом, итоговое обещание сопряжено с угрозой в адрес нерадивых кадров".

"Это набор нехитрых, но весьма действенных приемов устной ораторской речи. Сначала оратор уклоняется от прямого ответа на вопрос, а затем произносит угрозы в один адрес и обещания - в другой. Так он демонстрирует реквизиты своего всемогущества и параллельно снимает с себя ответственность за неудачу. Слушателю рисуют очень упрощенную картину происходящего: достаточно понять, кому предлагаются "пироги и пышки", а кому - "синяки и шишки", - отметил филолог.

"В итоге оратор добивается эффекта, который еще и многократно усиливается телевидением. Расчет на то, что в момент произнесения речи телезрителю непросто заметить использование этих приемов. Выступление воспринимают на слух десятки миллионов граждан, а читают в лучшем случае несколько сотен тысяч. Этот разрыв и обеспечивает успех всех подобных риторических фокусов. На них десятилетиями держались Кастро на Кубе или Чавес в Венесуэле", - добавил эксперт.

Наши блоги