УкрРус

Арабский мир после революций

Читати українською
  • Арабский мир после революций

Нельзя пожать руку со сжатым кулаком.

Индира Ганди

После активных массовых выступлений в арабском мире прошло уже 2 года, во многих странах Магриба и Ближнего Востока сменились режимы, объявлены "гражданские свободы" и прочие блага западной цивилизации. Однако чего в действительности добились миллионы арабов, вышедших протестовать (в некоторых случаях - с оружием) на улицы своих городов?

Вообще, о причинах массовых выступлений начавшихся спонтанно(?) еще в декабре 2010 года в Тунисе, и затем охвативших абсолютно весь арабский мир, в разных частях света судят по-разному. В России превалирует конспирологическая теория, которую продвигают не только высшие политические круги, но и научное сообщество. Например, руководитель Екатеринбургского отделения Академии геополитических проблем, доктор политических наук, профессор Наталья Комлева считает, что "арабская весна" - это цепочка управляемых революционных процессов, начатых еще в конце 80-х с "бархатных революций" в Восточной Европе, перешедших затем в нулевые на страны СНГ ("цветные революции"). При этом на основе доклада Комлевой, схожую позицию публично еще в 2011-ом озвучивал тогдашний президент РФ Дмитрий Медведев, заявивший, что следующей целью управляемых революций после арабского мира станет Россия.

На Западе в основном придерживаются теории о социальном застое в арабском обществе, которое взорвалось благодаря массовому продвижению на низовом уровне современных коммуникаторов: интернета, мобильной связи, социальных сетей. Об этом, в частности, с обширным докладом "Социальные медиа на Ближнем Востоке" выступил Директор центра инноваций при Американском институте мира Шелдон Хамилфорд. Затем основные тезисы этого доклада подхватила политическая верхушка США, обосновывая необходимость демократических преобразований в арабском мире. К тому же, согласно докладу Хамилфорда, сами американцы оказались не готовы к арабским выступлениям, так как трясло не только заскорузлые режимы вроде ливийского или сирийского, но и такие традиционно лояльные США страны, как Египет, Тунис и Бахрейн.

В любом случае, вне зависимости от природы массовых протестов, интересно посмотреть, как изменился арабский мир спустя 2 года после кровавых потрясений, унесших жизни более 100 тысяч человек по всему региону.

Тунис

Весь арабский хаос начался именно с этой, весьма презентабельной и прозападно ориентированной по меркам Магриба, страны. Еще 18 декабря 2010 года в столице начались массовые протесты, направленные против повальной коррупции и усилившейся безработицы.

Толчком к выступлениям стало публичное самосожжение уличного торговца фруктами некоего Мухаммеда Буазизи (теперь его имя уже знает весь арабский мир), чей товар был конфискован властями. В результате, для президента страны Бен Али, правившего Тунисом 23 года, закончилось все бегством в Саудовскую Аравию.

В самом Тунисе, после ликвидации политической полиции, освобождения политзаключенных и проведения действительно свободных выборов, к власти пришли… умеренные исламисты. В результате, сегодня в Тунисе массовый доступ к коммуникативным технологиям, о которых писал Хамилфорд, еще больше ограничен, чем это было при "диктаторе" Бен Али.

Иордания

Еще один максимально лояльный Западу и даже Израилю (что особо дико для арабского сообщества) режим стало трясти в самом начале 2011 года. Правда, в отличие от большинства других стран региона, Иордания является конституционной монархией, и король Абдалла II не может просто так "устать и уйти". А протестующие в Аммане и других городах Иордании хотели именно этого – свобод и республики. В результате в качестве громоотвода были выбраны чиновники, и за какие-то полтора года король Иордании отправил в отставку четыре правительства. Накал массовых выступлений удалось сбить, хотя никаких новых принципиальных свобод иорданцы так и не получили.

Египет

Массовые выступления в крупнейшей арабской стране начались 25 января 2011 года, и весь мир узнал о существовании площади Тахрир, а также о том, что на ней реально может разместиться 1 миллион человек. В массовых стычках с полицией погибло более 800 человек, президент Хосни Мубарак не только был свергнут, но даже, не успев бежать, получил пожизненное заключение.

Зато вот в самой стране начался политический и социальный бардак, который продолжается без перерыва уже два года. К власти сначала пришли военные, затем состоялись выборы, на которых победили радикальные исламисты во главе с Мохаммедом Мурси.

Сегодня Египет – это расколотая страна, где друг другу противостоят исламисты и либерально настроенные граждане. Парадокс ситуации в том, что либералы, которые, по сути, и свергли Мубарака, добившись первых в истории Египта свободных демократических выборов, в конечном итоге к власти привели радикальных исламистов. И теперь бывший президент может смело говорить словами Леонида Даниловича: "Я бы хотел посмотреть на Египет без Мубарака".

Йемен

Арабская страна на южной оконечности Аравийского полуострова привлекла к себе минимальное внимание мировых СМИ. Хотя там кровавые разборки оказались куда масштабнее, чем в 90-миллионном Египте.

В Йемене массовые выступления также начались в январе 2011 года. Люди требовали ухода президента Али Абдалл Салеха, которые к тому времени был у власти бессменные 32 года. Салех уходил медленно, что привело уже не только к выступлениям, а к настоящим уличным боям, в результате которых погибло более 2000 человек.

Интересно, что свержение Салеха поддержали и боевики "Аль-Каиды", захватившие отдельно взятый город Рада.

Сейчас в Йемене новый президент Абдураба Мансур Харси, партия которого контролирует абсолютное большинство в парламенте, а умами рядовых йеменцев по-прежнему правят имамы. Доступ к интернету строго цензурируется.

Бахрейн

Кровавое противостояние прошло и в этом персидском оазисе благополучия, что стало неприятной неожиданностью для всех стран региона. Волнения в островном государстве начались в феврале 2011 года, и требование демонстрантов было в принципе невыполнимым – ликвидация монархии.

В результате король Хамад вышел из неприятной ситуации комплексно. В Бахрейн был введен воинский контингент Саудовской Аравии, зачинщиков арестовали (а особо буйных расстреляли), из тюрем освободили тихих политзаключенных, а каждой семье Бахрейна единоразово было выплачено по 12 тысяч долларов. И Бахрейн снова зажил тихой мирной нефтяной жизнью.

Ливия

Ливия прошла худший из всех вероятных сценариев. Руководитель страны Муаммар Каддафи оказался упертым лидером и цеплялся за власть до тех пор, пока его буквально не прирезали. Правды, стоит отметить, что без внешней интервенции, повстанцы вряд ли бы справились с Каддафи.

Страна пережила кровавую гражданскую войну 2011 года, унесшую жизни около 30 тысяч человек (еще несколько сотен тысяч получили ранения). А общее положение Ливии сегодня такое. Нефтегазовый комплекс полностью контролируют международные ТНК, а к власти пришли умеренные исламисты, которые еще больше ограничили политические права ливийцев, чем было при Каддафи.

Остается еще одна страна – Сирия, но там "арабская весна" давно уже переросла в кровавую баню, конца которой пока что не видно. Но примеры вышеприведенных стран вряд ли позволяют предположить, что "Сирия после Асада" станет более свободной, гражданской и правовой.

"Арабская весна" точно не стала "весной народов". Законы шариата и либеральные ценности, за которые формально и выступали арабы на площадях своих городов, находятся на разных полюсах.

Наши блоги