УкрРус

День победы: история и истерия

  • День победы: история и истерия
    oko-planet.su

Мало кто знает, что после первого парада в честь победы над нацистской Германией, который был проведен 24 июня 1945 года, прошло ровно 20 лет до того момента, когда реально стали отмечать этот день. Именно в качестве Дня Победы в современном понимании.

Иосиф Сталин, руководительскому таланту которого (и ничему более – ни героизму простых солдат, ни военному искусству командиров) сейчас пытаются приписать победу СССР над Третьим Рейхом, этот парад не принимал. О причинах этого историки спорят до сих пор – одни говорят, что Сталин не мог в честь парада сесть на лошадь и принимать его в таком виде из-за того, что у него плохо действовала одна рука. Другие говорят, что ему в те дни вообще нездоровилось – все таки возраст. Об этом пишут "Буквы".

Но самой вероятной, судя по всему, была чисто политическая причина – Сталин был недоволен результатами победы уже "по факту" Ялтинской мирной конференции. Ведь СССР получил меньшее влияние, чем рассчитывал. Например, особенно сильно мог уязвить амбиции Сталина раздел Германии на 4 оккупационные зоны, а не передача ее территории под полный контроль СССР. С такими амбициями, конечно же, и победа какая-то "некачественная", и вообще все – не то.

Поэтому вместо Сталина парад победы принимал маршал Георгий Жуков, командовал парадом другой маршал - Константин Рокоссовский. Сталин же только наблюдал с трибуны за парадом...

И 9-е мая с 1945 по 1947 год, конечно, было "красным днем календаря" - этот день был выходным. Были торжественные передачи по радио, статьи на передовицах газет. Но он был далеко не на первом месте среди советских праздников, в отличие от годовщины Октябрьской революции, которую отмечали 7 ноября, и Нового года.

Но, уже 23 ноября 1947 года по неизвестной до сих пор причине выходной день 9-го мая был отменен. Кроме салютов и передовиц в газетах, ничего не напоминало о праздничных мероприятиях. Ни парадов, ни чествования ветеранов, ни возложения цветов к памятникам – мало того, самих этих памятников, по большому счету, еще не было. И так целых 18 лет... За это время многие фронтовики уже умерли в сравнительно молодом возрасте – тяжелые ранения и уровень медобслуживания того времени, особенно в провинции, давали о себе знать. За ордена и полученные ранения доплачивать тогда тоже не полагалось.

О дате 9 мая вспомнили только через 20 лет после прекращения существования Третьего рейха – то есть в 1965 году. То есть уже при Леониде Брежневе. Именно тогда был проведен Парад Победы в его классическом виде – с возложением цветов к мавзолею Ленина, с маршем ветеранов и приемом во Дворце съездов. Через 2 года цветы возлагали уже на могилу Неизвестного солдата, открытую лично Брежневым. Примерно с того же времени одним из символов Дня Победы становится "георгиевская ленточка", которая на реальную ленту ордена св. Георгия похожа только черными полосами – у оригинала цвет фона не оранжевый, а скорее желтый (кто не верит – посмотрите в любой геральдический справочник, особенно в репринты изданий до 1917 года). Также парады становятся массовым явлением по всей стране – маршируют в основном военнослужащие локальных военных частей и курсанты ВУЗов. Но массового Парада Победы в Москве не было вплоть до 1985 года (по непонятной причине пропущен 30-летний юбилей в 1975 году - тогда был марш ветеранов, но не было демонстрации военной техники). Наконец, в 1990 году статус ветерана получили люди, которые не воевали на передовой – и среди них были даже те, кто не был в армии, а служил, например, в МВД, охраняя лагеря в системе ГУЛАГа. Еще позже, уже после распада СССР в некоторых бывших союзных республиках, включая и Украину, появилась еще одна статусная группа – "дети войны".

У возникновения Дня Победы в настолько пафосной форме есть несколько причин. Первая причина - СССР уже объективно не мог выполнять миссию флагмана мировой революции. Именно для своего же населения. Те, кто стоял у истоков революции – в лучшем случае, были уже глубокими стариками. А по большому счету - были расстреляны во время "чисток" 1937-38 гг. Внешнеполитическая обстановка тоже изменилась - при малейших попытках продвинуться на Запад с оружием (в рамках "освободительного" похода) дальше ГДР-овской границы СССР ждал ядерный удар или контратака НАТО. Поэтому стало не до всемирной революции – тут хотя бы обеспечить надежные позиции в союзных государствах, например, в Африке или Латинской Америке. И все это надо афишировать минимально – ведь это США лезут на Кубу или в Анголу, чтоб подавить местную революцию, а не мы туда посылаем советников и оружие. Следовательно, стране нужны современные герои – но не те, которые помогают делать революцию в других странах, а те, которые уже отвоевали мирную жизнь для СССР. И кстати, в отличие от современной России, заявки "снизу" на очередную войну были наказуемы - попробовал бы кто-то написать на своей машине "На Берлин!". Дело кончилось бы, как минимум, вызовом к парторгу на предприятии - мол, что это Вы себе позволяете? СССР же за мир борется, а войны хотят только империалистические агрессоры.

Вторая причина – личная. У Брежнева был, так сказать, "пунктик" на тему собственного участия в той войне. До массовой установки памятников себе любимому дело не дошло, а вот в литературе – мы получили такой "шедевр", как "Малая земля", где локальная операция советской армии и роль в ней будущего генсека раздуваются до уровня, как минимум, Сталинградской битвы. И, конечно же, это вылилось в присвоение воинских званий и орденов – вплоть до ордена "Победа", прав на который Брежнев даже формально не имел. А чтоб это все не казалось из ряда вон выходящим, пришлось разрабатывать новый, более торжественный и пафосный формат Дня Победы и всех его атрибутов. Устанавливать разнообразные памятники, устраивать колоссальные демонстрации, проводить уроки патриотического воспитания в школах с участием ветеранов и т.д. Конечно, сыграла роль и атмосфера "холодной войны", которая только подстегнула изоляционистские тенденции в советской историографии - Великую отечественную продолжали рассматривать как отдельную войну, а не как часть общего процесса под названием Второй мировой войны.

Таким образом, День Победы, как и вся концепция Великой отечественной войны, послужил лекалом, по которому формировалась идентичность "советского человека". И по "народности" события он уже на тот момент превосходил главный праздник в СССР – 7 ноября, День Великой октябрьской революции. Да и было гораздо удобнее с точки зрения подачи информации, народной памяти и т.д. Был жестокий враг, который хотел нас поработить и уничтожить, он нанес нам сильные потери, но мы его все равно победили – пафосно и показательно дошли до Берлина. И более того – мы спасли мир от угрозы полного порабощения. Тогда как победа в гражданской войне 1917-1922 гг., как точка отсчета для формирования новой идентичности являлась спорной уже в 1930-е годы.

И вот сейчас в России этот пафос дошел до крайности. Потому что высшее руководство страны во главе с президентом Владимиром Путиным не смогло придумать ничего лучшего в качестве хоть какой-то объединяющей идеологии, кроме как взять и усилить до предела советскую концепцию – что Россия и только Россия в одиночку без других союзных республик и без партнеров по антигитлеровской коалиции победила Третий рейх. И только на этом основании она получает исключительное право определять - что является фашизмом, а что – нет. В одном из интервью "Новой газеты" с "добровольцами" ДНР из России герой публикации так и говорит, что у них уже принято считать, что все, кто выступает против Путина и осуждает аннексию Крыма - уже фашисты (тогда как РНЕ и прочие ультраправые фашистами для них уже не являются). Заявление Путина пятилетней давности о том, что Россия сама бы выиграла войну без других союзных республик - это были еще цветочки. А ягодки мы наблюдаем сейчас в Москве и в оккупированном Крыму и Донбассе.

Сделав ставку на развитие нового культа Победы, российский режим тем самым еще и решил проблему афганской, двух чеченских, российско-грузинской и других войн. Их просто нет в медиа – зачем вспоминать о ветеранах недавних конфликтов, если еще свежа память о тех событиях, где 100% позитив создать в медиа не получится? Другое дело – Великая отечественная, когда можно было дождаться смерти основной массы тех, кто был офицерами и мог рассказать о подоплеке военных решений того времени гораздо больше, чем рядовые солдаты. Еще можно выборочно открыть архивы, оставив большую часть все же закрытой (да и открытые уже снова закрывают). Можно еще законодательно запретить пересмотр официальной исторической концепции (однако аналогии с Холокостом и ревизионистами тут неуместны – там были более-менее объективные данные, подтвержденные массой свидетелей, в том числе – на судебных процессах). Можно штамповать десятками псевдоветеранов, которые не то, что обвешиваются незаслуженными наградами, а даже не знают о порядке их ношения. И которым всегда будет чуть-чуть за 70 лет, тогда как в других странах им традиционно уже за 90. Можно пускать по городам "сталинобусы", приписывая все победы исключительно диктатуре Сталина, а не героизму рядовых бойцов и командирским талантам офицеров. Можно не пускать в школу детей, если у них нет "георгиевских ленточек". Можно наклеивать на машины надписи на тему того, как Россия не только победит фашизм еще раз, но и сексуально надругается над бывшими союзниками. Можно еще обвешаться "георгиевскими ленточками" и поехать воевать с "фашистами" на Донбасс. И главное, везде фраза - "Я помню, я горжусь!" (наверное, оттого, что гордиться теперь в стране – изгое, которая не может повторить технологию, например, производства танков 1980 годов, уже нечем – как ездит хваленая "Армата", видели все).

Да много еще чего можно. Лишь бы не видеть главного – как этот культ Победы до боли уже напоминает своими ритуалами и вовлечением народных масс... культ арийской расы и немецкой военной мощи в Третьем рейхе. Хорошо, хоть пока ума хватает факельные шествия по ночам с 9 по 10 мая не проводить. А то ведь могли бы – "во-первых, это красиво".

Наши блоги