УкрРус

Первый за 600 лет

Читати українською
  • Первый за 600 лет

11 февраля все мировые агентства облетела сенсационная новость – глава Римо-католической церкви Папа Бенедикт XVI заявил о своем отречении от престола. В принципе, как мельком указал сам понтифик, он не обязан никому ничего объяснять. Это следует из Догмата о непогрешимости Папы в вопросах веры, положение о котором существовало практически всегда – но было окончательно формализовано в конце 19 века, на І Ватиканском соборе. Впрочем, сам глава верующих объяснил, что уходит в отставку по состоянию здоровья – и для блага церкви.

Подробный анализ мотивов ухода лидера общины в миллиард с лишним католиков будет сделан чуть ниже – а пока кратко напомним о жизненном пути уже бывшего папы. Хотя свои обязанности он и пообещал исполнять до конца февраля.

Йозеф Алоиз Ратцингер родился 16 апреля 1927, в поселке Марктль-ам-Инн в Баварии в семье офицера жандармерии. Детство и юность, проведенное в годы правления Гитлера наложили на биографию будущего понтифика свой отпечаток – в 14 лет он вступил в Гитлерюгенд (аналог советского комсомола), до конца войны даже успел послужить в тыловых частях Вермахта, после чего некоторое время пробыл в лагере союзников для военнопленных.

Затем последовало обучение на факультете богословия и философии Мюнхенского университета, рукоположение в сан священника в 1951 году, преподавательская работа на кафедре теологии в Бонне, столице тогдашней Западной Германии. Постепенно Йозеф Ратцингер стал одним из самых известных немецких католических богословов и деятелей церкви.

Времена же для последней с середины 20 века выдались непростые. Принятая на І Ватиканском соборе "философия осажденной крепости" (чем-то похожая на современное "охранительное православие", видящее в окружающем исключительно козни сатаны и зовущее верующих затвориться в "раковине", отключив телевизор) приходила во все большее противоречия с настроениями верующих. И грозила превращению католицизма, опять же, в подобие православия на многих приходах – куда ходят почти исключительно считанные на пальцах одной руки престарелые бабули.

В середине 60-х годов в Риме прошел эпохальный Второй Ватиканский собор – где с "философией осажденной крепости" было практически покончено. В литургическую практику были внедрены службы на национальных языках (до этого разрешенные, лишь в униатских конфессиях) вместо прежней малопонятной для большинства латыни. К представителям других христианских церквей (и даже других религий) в Риме стали относиться не как к "слугам Сатаны" – а как к братьям во Христе (пусть и заблуждающимся) или к людям, ищущим Истину.

В этот период Йозеф Ратцингер активно выступает за еще большие реформы в своей церкви. Например, в 1970 подписывает с 8-ю немецкими коллегами-теологами требование отменить "целибат" (то есть, безбрачие) для рядовых католических священников – как это испокон веков заведено в православии, да и в большинстве протестантских конфессий тоже. Как знать, прислушайся тогда Рим к мнению реформаторов – ныне РКЦ не пришлось бы раз за разом оправдываться за "педофилические" скандалы с участием духовенства, полностью лишенного доступных для обычных мужчин-католиков тихих семейных радостей.

Впрочем, недаром расхожая ироничная пословица гласит: "Точка зрения определяется местом сидения". В 1977 году Ратцингера рукополагают в архиепископы Мюнхена, через полгода производят в кардиналы (члены коллегии по выборам нового папы) – и в убеждениях новоиспеченного архиерея происходит крутой поворот. Теперь он уже истово защищает целибат – и становится таким консерватором во многих других вещах, что мюнхенского архипастыря в 1981 году назначают главой Конгрегации вероучения. Такое название в 1908 году дали небезызвестной "святой инквизиции". Ясно, что нынешние методы ее работы не связаны с "испанскими сапогами", "дыбой", раскаленными углями, кострами для еретиков – но суть последней осталась прежней, борьба в церковной среде с мнениями, несовместимыми с католическим вероучением.

В 2005 году после смерти папы Иоанн Павел II кардинал Йозеф Ратцингер избирается римским Папой. Его нынешний "рекорд" (первая отставка за последние 600 лет) далеко не единственный. Так, он стал первым папой-немцем за последнее тысячелетие, а также одним из самых пожилых кардиналов, избранных на высшую должность в РКЦ и т.д.

Папа Бенедикт XVI уходит в отставку из-за неурядиц в церковной жизни?

Но действительно ли нынешний папа уходит на покой исключительно "по состоянию здоровья"? Думается, не все так просто – и расхожая формулировка вряд-ли полностью отражает истину. Тем более, что большинство предшественников Бенедикта XVI довольно неплохо руководили церковью, даже находясь в инвалидных креслах.

Просто мир за время кардинальства уходящего понтифика очень изменился.

Папе-поляку Иоанну-Павлу II было в чем-то проще – есть конкретный враг, мировой коммунизм (против которого понтифик даже объявил "Крестовый поход", впрочем, чисто виртуальный), с ним надо бороться при поддержке западного мира, укреплять свою церковь.

Но после распада СССР бороться (за исключением разве что с руководством КНР за право местной микроскопической общины католиков свободно верить) стало просто не с кем. Точнее, противников традиционного католического вероучения стало не меньше – но они стали преимущественно "внутренними".

Та самая либеральная пресса, которая ранее всеми силами помогала Риму обличать пороки коммунистических режимов, ныне с куда большим удовольствием обличает самих католических священников и епископов – за ту же педофилию, например.

Зато христианство стало стремительно улетучиваться даже из своей прежней цитадели – Европы. Настолько, что в Конституции ЕС не нашлось места упоминанию пункту о том, что Евросоюз "основан на христианских ценностях". Зато их место все увереннее занимают ценности "голубовато-розовые" – законы, ставящие знак равенства между традиционными и гомосексуальными браками приняты уже в большинстве европейских стран, одной из последних стала одна из самых "католических" – Франция.

Одновременно, на фоне пустующих католических храмов, на улицах, где раньше ходили крестоносцы, теперь полно "сарацинов" – мусульманских эмигрантов, в отличии от европейцев, не забывающих свою религию. И все чаще навязывающие ее соседям-хозяевам. Что с учетом многодетности их семей рано или поздно может привести к актуализации заголовка одной современной антиутопии: "Мечеть Парижской Богоматери" (по аналогии со знаменитым Собором, воспетым Виктором Гюго).

А с такими противниками, в отличии от мирового коммунизма, так просто не поборешься. Ведь главный их источник – "дух мира сего", культ "золотого тельца", того, что известный (и, кстати, неверующий) психоаналитик-неофрейдист Эрих Фромм называл приматом "иметь" над "быть". И для успешной борьбы с этим надо радикально менять подходы, ставшие доминирующими, в современном глобализованном мире. Что очень маловероятно в ближайшем обозримом будущем…

Так чего удивляться тому, что у 85-летнего папы не хватает сил, и главное, желания руководить церковным кораблем в эпоху описанной выше безнадеги, уподобляясь "капитану на Титанике"? Тем более, отставка лично Бенедикту XVI лично ровно ничем не угрожает – времена ныне не те, что прежде. Впрочем, даже Григорию XII, отрекшемуся от Св. Престола в 1415 году ради восстановления единства церкви, этот акт ничем плохим не аукнулся. В отличии от еще более раннего папы, Целестина V, ушедшего в отставку спустя всего несколько месяцев после избрания в 1294 году – а сразу же после нее заключенный преемником в тюрьму, где он спустя два года и скончался.

Папа Бенедикт XVI уходит для того, чтобы "влить в церковь свежую кровь"?

Как бы там ни было, нельзя сбрасывать со счетом возможность того, что Бенедикт XVI действительно решил внедрить в традиции католицизма новый тренд – уход на покой вместо прежнего пребывания на должности до самой смерти. Тем более, как говорят некоторые историки, смерть эта далеко не у всех пап преклонного возраста была естественной – им максимально гуманно "помогали" расстаться с жизнью, в частности – дачей с пищей быстро и безболезненно действующего яда.

В некотором смысле, такое новое отношение стало заметно с "периферии" католицизма. Например, когда почти 2 года назад в отставку ушел глава украинских греко-католиков, еще не такой уж и дряхлый кардинал Любомир Гузар – уступив свое место куда более молодому и энергичному архиепископу Святославу Шевчуку.

Так что, как знать, возможно, главной причиной ухода нынешнего папы и вправду является желание влить в руководство Римо-католической церкви "свежую кровь", заодно сделав хотя бы попытку прекратить эпоху "геронтократии", живо напоминающую 80-е годы прошлого века в СССР, когда правили "кремлевские старцы", а трауры по усопшим генсекам проходили едва ли не ежегодно.

В заключение остается разве что позавидовать католикам – в православных церквах традиция ухода на покой "первых лиц" приживется, наверное, очень нескоро. Достаточно вспомнить "классику" – о том, как престарелый патриарх Всея Руси Пимен, не просто не имея сил встать в постели, но уже не очень соображавший в преклонном возрасте, "руководил" РПЦ посредством двух "келейниц" - ухаживавших за ним женщин. Которые нередко сами домысливали, что же именно хотел сказать патриарх – и передавали эти домыслы в качестве распоряжения "по команде".

Нечто похожее наблюдалось и в УПЦ МП – когда в период тяжелейшей болезни Блаженнейшего Владимира, митрополита Киевского, все контакты с ним шли через уже его "келейника" – архиепископа Александра (Драбинко). За что последнего, собственно, и убрали с большинства занимаемых постов коллеги-архиереи, согласные подчиняться Владыке Владимиру – но не его секретарю.

Но, пожалуй, "пиком" такой модели поведения явилась ситуация в Болгарской церкви – где патриарх Максим последние 4 года своей 98-летней жизни практически не выходил из больниц (нередко впадая в кому) – но это не мешало ему (точнее, его окружению) руководить церковным организмом.

Что ж, какая модель поведения для высших руководителей церквей окажется более жизнеспособной – покажет время. А пока остается лишь ждать, кого кардиналы выберут новым папой Римским.

Наши блоги