УкрРус

Корея южная, межконтинентальная

Читати українською
  • Корея южная, межконтинентальная

Запустив в предпоследний день января 2013 года в космос свой спутник STSAT-2Cчерез ракету-носитель KSLV-Iсобственной разработки, Южная Корея, вошла в "космический клуб" стран, способных самостоятельно вести космические программы. Другой вопрос, зачем это южнокорейцам надо?

Космическая гонка наиболее бурно и с гигантскими материальными затратами протекала в период "холодной войны". И за могучими спинами Союза и Штатов изредка выглядывали автономные космические программы всевозможных "выскочек", вроде Франции, Британии или Израиля. В начале 90-х космическая гонка в силу своей затратной глобальности враз иссякла, и ведущие космические державы – США, Россия, Евросоюз (сюда же можно дописать и Украину) давно уже осваивают космос сообща. Русские у казахов арендуют Байконур и на украинских ракетах запускают на международную космическую станцию американских астронавтов… Очень схематично, но приблизительно так выглядит сегодня космическая кооперация.

Правда, в 90-е появилась еще одна группа "космических пионеров", которые на Земле принято называть изгоями. Речь идет о таких закрытых странах, как Иран и КНДР, у которых сравнительно недавно появились технические возможности выводить в космическое пространство собственные спутники. Однако цели у этих стран – не наладить мобильную связь, создать цифровое телевидение или изучать космическую пыль. И Тегеран, и Пхеньян решают куда более прагматичные задачи – создание баллистических ракет, способных доставить неприятный груз в логово врага – куда-нибудь на территорию США.

В этом разрезе создание собственной ракеты-носителя (а создание было очень тернистым) южнокорейцами выглядит несколько странно. По западным стандартам Южная Корея является вполне себе открытой и демократичной страной. А единственную реальную военную угрозу для Сеула представляет северный сосед, которого точно "бомбить" межконтинентальными ракетами нужды нет. Половину территории Северной Кореи сегодня могут простреливать современные артиллерийские установки.

И, тем не менее, Южная Корея наравне с КНДР и Ираном с начала 2000-х устроила настоящую местечковую космическую гонку. В 2003-ом корейцы начали строить свой собственный космодром "Наро", а уже в 2009-ом он был введен в эксплуатацию.

Для примера, Россия, космическая программа которой на порядок масштабнее, со своим новым космодромом "Восточный" в Амурской области до сих пор не может прийти к какому-то знаменателю.

Правда, сказать, что южнокорейцы самостоятельно создали ракету-носитель KSLV-Iвсе же нельзя. Первую ступень ракеты как раз разрабатывали русские из ГКНПЦ им. Хруничева (фактически речь стоит вести о новой ракете-носителе "Ангара"). Однако сотрудничество это вылилось для южнокорейцев боком. Сначала (а начало было 13 апреля 2009) в Сеуле обрадовались, когда северокорейский спутник "Ынха-3" развалился в воздухе на самом начале старта. А 25 апреля 2009-го года с космодрома "Наро" пошла на взлет уже и южнокорейская ракета, но она вышла не на расчетную орбиту и сгорела в космосе. Русские тогда заявили, что их первая ступень "отработала штатно", и вообще, ищите причины фиаско в своей корейской части дела.

Корейцы поверили, и начался дубль два. К 10 июня 2010 года снова была построена ракета… и снова она сгорела. (И, конечно же, опять специалисты из Центра им. Хруничева оказались ни в чем не виноватыми).

Третья попытка состоялась только сейчас, но уже с определенным геополитическим проигрышем. Буквально за два месяца до вывода на орбиту южнокорейского спутника это же самое сделали северокорейцы. А за неделю до старта ракеты с космодрома "Наро", иранцы отправили в космос обезьяну. Так что большим международным событием запуск южнокорейского спутника не стал. Да и порядковый номер у Южной Кореи в "космическом клубе" специфический – 13.

Пока что возникает вопрос, а зачем, собственно, Южной Корее дорогостоящая собственная космическая программа, как у КНДР и Ирана?

Содиректор программ внешней политики и международной безопасности Центра Разумкова Алексей Мельник считает, что для Сеула в этом вопросе определяющим фактором могло стать желание повысить свой международный статус.

"Собственная космическая программа – это дорогое удовольствие. И тут Сеул во главу угла ставит свой международный статус и престиж. Возможность самостоятельно выводить в космос объекты – это уже пропуск в элитный клуб космических держав. Кроме того, это и психологический ответ КНДР. Но я бы еще не упускал из виду и возможность стратегического мышления южнокорейцев. На данный момент шаткое равновесие в этом регионе поддерживается благодаря существенному военному превосходству США, которые являются стратегическим союзником Южной Кореи. Но лет через 10-20 ситуация может измениться в пользу Китая, и тогда Сеулу уже придется брать на себя больше ответственности за свою безопасность. И наличие собственной баллистической ракеты этому точно не помешает".

Наши блоги