УкрРус

Патриарх Кирилл решил ограничиться переворотом в Москве

Читати українською
  • Патриарх Кирилл решил ограничиться переворотом в Москве

Со 2 по 5 февраля в Москве проходил Архиерейский Собор РПЦ. Он стал 17-м по счету с момента фактической легализации деятельности Церкви при Сталине, в 1943. На этот момент обратило внимание часть наблюдателей, сравнив форум со знаменитым 17 съездом ВКП(б), в 1934 году, получившем название "съезд победителей". Правда, всего через 4 года более двух третей делегатов съезда было репрессировано карательной машиной НКВД…

Впрочем, угрожает ли российским архиереям такая участь – но победителями они таки смогли себя ощутить. Поскольку приняли новую редакцию Устава РПЦ, с весьма существенными организационными изменениями. По сути дела, высшим органом управления в ней отныне стал именно Архиерейский собор, состоящий исключительно из епископов и митрополитов "по должности". А прежний высший орган, Собор Поместный, куда кроме архиереев, избираются делегаты и от мирян, теперь уполномочен заниматься лишь выборами нового патриарха, дарованием автокефалии да маловразумительными "вопросами хранения единства Церкви".

Кстати, отнесение решения вопроса о предоставлении автокефалии в исключительное ведение Собора, который почти невозможно созвать, а регулярность его созыва никак не регламентируется (хоть раз в полвека) лишний раз показывает, сколь долгий путь к обретению независимости Патриархия определила для УПЦ.

Вообще, уже сами изменения в Уставе, изначально принятом именно на Поместном Соборе, с формально-юридической точки зрения нельзя назвать иначе, как "конституционным переворотом". Аналогией чего было бы, например, принятие новой Конституции любой страны собранием губернаторов вместо парламента. Впрочем, и сам Архиерейский Собор по новому Уставу больше напоминает форум "свадебных генералов" – нежели орган, действительно руководящий жизнью РПЦ. Поскольку "центр тяжести" принимаемых решений заметно сдвинулся в сторону Синода (церковного "Политбюро") и лично Патриарха.

На Соборе было принято и множество других решений помельче. Священникам и архиереям отныне полагается пенсия и "сохранение служебного автотранспорта". Под последним, видимо, подразумеваются шикарные лимузины, могущие сделать честь любому олигарху – которые замеченные в них архиереи упорно именуют "подарком благотворителей и собственностью епархии".

Собравшиеся в Москве "князья Церкви" также пожалели своих украинских коллег – за то, что УПЦ до сих пор не имеет статуса "юридического лица" – его имеют лишь отдельные приходы, даже не епархии. А, стало быть, имуществом, храмами распоряжаются именно "церковные двадцатки" – а не епископы с митрополитами. То ли дело в России, где после изменений в "устаревшем" законе советских времен любая община верующих может уйти в другую конфессию – но только без храма и его убранства, даже если все это было построено и приобретено за ее деньги.

Что спасло Украинскую церковь от раздробления на "митрополичьи округа"?

Впрочем, самой большой сенсации, о которой предупреждал, в частности, глава Киевского патриархата патр. Филарет – насчет введения на территории Украины "митрополичьих округов" так и не случилось. Несмотря даже на то, что делегацию УПЦ в Москве возглавлял даже не ее предстоятель, митр. Владимир – а его заместитель по Киевской епархии, управляющий делами Церкви, митр. Антоний (Паканич). Что, соответственно, вроде бы давало патр. Кириллу значительно большие возможности для "выкручивания рук" украинским архиереям.

Напомним, что образование "митрополичьих округов", возглавляемых митрополитами, промежуточного звена между главой Церкви и рядовыми епископами, вовсю идет в Русской православной церкви. В случае же распространения такой практики на Украину, некоторые наблюдатели (в том числе – и из числа руководства Киевского Патриархата) указывают на то, что гипотетические митрополии будут куда больше прислушиваться к мнению Патриархии в Москве, нежели к решениям Синода в Киеве.

Тем не менее, как указывалось чуть выше, такой "революции сверху" в структуре управления УПЦ МП не произошло. Что же могло стать этому причиной?

Конечно же, не стоит сбрасывать со счетов и постоянный "алармизм" патриарха Филарета, болеющего за независимость враждебной ему конфессии едва ли не больше, чем за свой собственный непризнанный патриархат. Дескать, патриарх Кирилл, коварные планы которого были преданы гласности, побоялся их осуществить.

Впрочем, есть и более правдоподобные версии происшедшего. Начнем с того, что любые попытки переподчинения украинских церковных структур без согласия украинской же власти – это почти чистой воды фантастика. А отношения Киева и Москвы ныне – довольно прохладные, чтобы Путин мог попросить нашего президента о "небольшой услуге" – о которой его, в свою очередь, попросил бы патриарх Кирилл.

Кроме того, есть еще один момент. Дело в том, что состояние здоровья митр. Владимира (Сабодана), несмотря на героические усилия лечащих врачей и личного секретаря архиепископа Александра (Драбинко) все сильнее и заметнее оставляет желать лучшего. Собственно, первая за 20 лет неявка предстоятеля УПЦ на важнейший церковный форум – лишнее тому доказательство. В таких обстоятельствах Москве и делать то особо ничего не надо – лишь "ждать, сидя у реки" в духе известной китайской пословицы. Тем более, что почти официальный преемник Владыки Владимира, митр. Антоний (Паканич) начинал свою весьма яркую церковную карьеру именно в Русской церкви, переведясь на Украину лишь в начале нынешнего столетия.

Был бы митрополит - а округ найдется

Ну а, кроме того, заставляй Москва церковный Киев организовывать у себя митрополичьи округа или нет – обстановка к этому в Украине и так созрела. Последние годы посвящение новых епископов, архиепископов и митрополитов приобрело характер настоящего "звездопада" – на манер массовых награждений в брежневские времена или не менее массового повышения генералов в званиях при Кучме и Ющенко, особенно накануне кризисных событий.

Так, если в 1995 году в УПЦ насчитывалось 33 архиерея, в том числе – 4 митрополита (включая самого предстоятеля – Владыку Владимира) – то ныне в ней насчитывается 81 архиерей (это на 25 административно-территориальных образований!) А митрополитов уже столько, что они занимают даже должности "викариев" (то есть архиереев-заместителей, без собственной епархии и с ограниченными правами), только на Киевщине их два – упомянутый выше митр. Бориспольский Антоний (Паканич) и настоятель Киево-Печерской Лавры митр. Павел (Лебедь).

А ведь сан митрополита сравним по аналогии с военными чинами, со званием генерал-полковника или даже генерала армии. Выше него стоит только патриарх. Так что же удивительного, что в конце концов такие "топ-генералы" захотят для себя настоящие "армии"-округа, чтобы отличаться от "генералов" простых (епископов) не только цветом клобука, но и реальными полномочиями? А такое решение можно провести и на архиерейском Соборе (или даже Синоде) и в Киеве.

Хотя, опять же, даже реорганизация структуры УПЦ МП на митрополичьи округа не будет означать автоматической их ориентации исключительно на Москву. В первую очередь последняя будет зависеть от центральной власти в Киеве. Хотя, конечно, если она ослабнет (или просто "даст слабину" в патронате над церковными делами) – как говорится, возможны варианты.

Украинскому православию мешает объединиться не только Москва

В заключении хотелось бы указать, что при любом раскладе скорое объединение украинских православных разных конфессий вряд-ли реально. И дело тут совсем не в "происках Москвы" – хотя, разумеется, она очень заинтересована в сохранении контроля над УПЦ МП, что будет очень затруднительно в случае, если она объединится в "национал-православием" того же патр. Филарета.

Просто в среде самых национально-сознательных священников и архиереев канонической Церкви по-прежнему сильна "корпоративная солидарность" для сохранения таких же корпоративных интересов. Яркий пример тому – недавний скандал с признанием греко-католиками таинства крещения, совершаемого в Киевском Патриархате.

Вообще, согласно древним церковным канонам и практике РПЦ в отношении других конфессий, крещение не признается (и потому его надо повторять) лишь в случае его совершения откровенными "еретиками" – вроде "Свидетелей Иеговы". Чье учение о Троице абсолютно несовместимо с таковым у православных, католиков и большинства протестантов. "Филаретовцы", понятное дело, к таким еретикам не относятся – они просто состоят в "расколе", имея то же вероучение, что и остальные православные.

Тем не менее, детей и взрослых, крещенных священниками УПЦ КП в канонической Церкви заставляют перекрещиваться. Дело тут, понятно, не в "действенности" таинства – а в том, что "гонорар" за него проведение составляет важную долю доходов батюшек, особенно в небогатых приходах. Несмотря на вопиющее несоответствие такой практики православному богословию, большинство Поместных Церквей делает вид, что ничего страшного не происходит – и действия УПЦ Московского патриархата одобряет. Осмелились назвать вещи своими именами лишь представители Украинской греко-католической церкви – и тут же получили за это жесточайший отпор от Киевской митрополии.

Ну, так о каком православном "единстве", "объединении" и прочих красивых вещах можно говорить при таком раскладе? Если Московский и Киевский патриархаты о признании таинства крещения договориться не могут – что начнется, когда придется делить приходы и епархии с бывшими "раскольниками"?! Тем более, что у последних тоже наблюдается "архиерейский звездопад" - хоть и чуть менее выраженный, чем в епархиях УПЦ МП. Так что реально под словом "объединение" подразумевается поглощение структур Киевского патриархата канонической Церковью. На что КП, понятное дело, вряд-ли согласится.

Так что, хотя "антиукраинской революции" на состоявшемся в Москве Архиерейском соборе и не произошло – но существенного влияние на дальнейшее развитие событий в Украинской церкви это вряд-ли окажет. Они и дальше будут развиваться своим чередом – и не обязательно в направлении получения большей независимости от РПЦ.

Наши блоги