УкрРус

Кто и на какие деньги отправляет российских наемников на Донбасс: расследование

  • Флаг "Новороссии" висит в Екатеринбурге прямо на центральном проспекте Ленина, на фасаде храма во имя святителя Иннокентия
    1/1
    Флаг "Новороссии" висит в Екатеринбурге прямо на центральном проспекте Ленина, на фасаде храма во имя святителя Иннокентия| © novayagazeta.ru

Екатеринбург — один из крупнейших в России центров вербовки добровольцев для отправки на восток Украины. Всего за время войны на Донбасс уехало до полутора тысяч уральцев, и вербовка продолжается.

Издание "Новая газета" выяснило, кто занимается агитацией и вербовкой пополнения для боевиков "Новороссии":

"Новая" писала про отряд из 50 жителей Урала, которые уехали воевать добровольцами на территорию "ЛНР" 11 марта, посреди перемирия.

Это был первый крупный отряд, уехавший на Донбасс из Екатеринбурга, — но далеко не первый вообще. Как выяснила "Новая", Екатеринбург — один из крупнейших в России центров вербовки добровольцев. Всего за время войны на Донбассе на фронт, по оценкам разных источников "Новой", уехало от тысячи до полутора тысяч уральцев. Вербовка продолжается и теперь.

Отряд "Добровольцев Урала", громко отбывший на территорию "ЛНР" 11 марта, был сформирован Свердловским областным общественным Фондом инвалидов и ветеранов войск спецназа. В разговоре с "Новой" его глава Владимир Ефимов рассказывал, что первые добровольцы стали ездить на Донбасс еще прошлым летом, незаметно, группами по 10–15 человек, но, по словам Ефимова, в феврале желающих воевать стало так много (200 человек, из которых отобрали 50), что пришлось снять целый вагон.

На этом отправка людей не прекратилась. По словам помощника Ефимова, исполнительного директора фонда Максима Николаева (фамилия изменена по его просьбе), за тот месяц, который добровольцы провели на Донбассе, фонд отправил еще три небольшие группы бойцов.

Мы встречаемся с Николаевым в Екатеринбурге в конце апреля. В эти дни, по его словам, фонд только что отправил на Донбасс автобус с двадцатью новыми добровольцами, к отправке была готова группа из еще сорока.

По словам Николаева (которые подтверждают другие вербовщики), два-три раза в месяц из Екатеринбурга отправляется "Газель" или фура с гуманитарной помощью мирным жителям зоны военных действий. Ведет ее наемный шофер, который всегда возвращается назад. Кроме него сопровождать гуманитарную помощь отправляется еще один микроавтобус, в котором едут 11 (иногда — 15) человек со своим оборудованием. Эти люди, с одной стороны, следят, чтобы гуманитарка дошла до адресатов, с другой стороны — получают прикрытие при переходе границы. Как утверждает Николаев, границу РФ добровольцы пересекают официально, поэтому должников по кредитам или алиментам в отряд не берут (некоторые из источников "Новой" в Екатеринбурге утверждают, что при вербовке добровольцам обещают закрыть мелкие уголовные дела и долги по кредитам, но найти такие случаи нам не удалось).

Впрочем, если документы потенциального бойца оказываются не в порядке, его легко провезти нелегально. Добровольцы рассказывали изданию, что однажды они просто загородили собой окошко будки таможенника, и пока они отвлекали его разговорами, алиментщик из их отряда спокойно прошел на территорию "ЛНР".

На Донбассе добровольцев доставляют в отряды определенных полевых командиров. По словам Николаева (которые подтверждают сами бойцы), зарплат они не получают, но в отряде их ставят на денежное довольствие. "Больших денег человек не заработает, но на жизнь хватит, — размышляет Николаев. — Потребности у одинокого мужчины всегда есть. Там, может, и сухой закон, но в стрессовой ситуации-то можно позволить себе и выпить. Выполз из-под обстрела, должен был умереть, а остался живой — тут разве что зашившийся не выпьет. Не запьет — запить там некогда — но может перед сном нажраться водки, отрубиться, потом очухаться и пойти дальше выполнять поставленные задачи".

Не только ветераны

Кроме Фонда ветеранов спецназа людей на Донбасс отправляют несколько других ветеранских организаций, военно-патриотические и бойцовские клубы, общественные движения (например, "Гуманитарные войска") и самостоятельные группы граждан. Все они возят на Донбасс гуманитарную помощь, вместе с которой отправляют и людей. Рискну предположить, что именно под прикрытием гуманитарки и проходит отправка большей части бойцов, причем все организации, которые занимаются людским трафиком, связаны между собой. Например, в екатеринбургском отделении Национально-освободительного движения (НОД) заявили, что не возят добровольцев сами, но ежемесячно отправляют трех-четырех потенциальных солдат в Фонд ветеранов спецназа.

"Все понимают, что сейчас не время для идеологических разногласий, — говорит Николаев. — Неважно, коммунисты это или нодовцы. Если нужно, мы обращаемся к ним за помощью и поддержкой. Тут нет разногласий".

Остановимся на слове "коммунисты". В декабре екатеринбургское издание Знак.ком взяло интервью у бывшего спецназовца, добровольца Максима Видецких, который рассказал, что для отправки на Донбасс связался в соцсетях с донецким "Антимайданом", который, как оказалось, "плотно работает" с секретарем свердловского обкома КПРФ депутатом Заксобрания Еленой Кукушкиной. Отправку на Донбасс он обсуждал с ее помощником Семеном Юрасовым в штабе КПРФ на улице Радищева. С помощью партийцев, сообщил Видецких, он смог попасть на восток Украины.

Интервью вызвало скандал. Елена Кукушкина заявила, что партия занимается только отправкой гуманитарной помощи мирным жителям, а добровольцев иногда просит "сопроводить груз, чтобы все было нормально".

О том, что именно Елена Кукушкина и Уральское отделение КПРФ занимается вербовкой и отправкой на Донбасс добровольцев — небольшими партиями, но постоянно, — рассказывают все источники "Новой" в Екатеринбурге. КПРФ работает и с теми, кто приходит в НОД или ветеранские организации, и с собственными членами. К примеру, секретарь Дегтярского отделения КПРФ Владимир Муратов теперь — замначальника отдела ПВО в штабе войск "ЛНР".

Елена Кукушкина сама дважды ездила на Донбасс, возила туда гуманитарную помощь, но в разговоре со мной вновь заявила, что отправкой добровольцев не занимается.

"Максим (Видецких. — авт.) после интервью мне звонил, извинялся. Он сам просился отправить его (на Донбасс. — авт.). Сказал: довезу груз и останусь. Мы подошли по-человечески и его с этим грузом отправили. Он все передал, нормально. А потом это интервью… — обиженно говорит она, — Конечно, люди в Новороссию поехали. Направлять их и организовывать мы позволить себе не можем. У нас цель — именно гуманитарка и помощь мирным гражданам. Но если добровольцы обращаются ко мне как к депутату, я помогаю материально: продуктами, например. Наши коммунисты туда едут. Володя (Муратов. — авт.) все лето там был, написал: для меня и ребят нужны лекарства. Неужели мы нашим ребятам не поможем? Они помогают нашим людям, воюют с фашизмом. А мы помогаем нашим коммунистам, нашим товарищам".

В отличие от Кукушкиной, бригада "Уральцы" под руководством 38-летнего депутата Златоустовского (Челябинская область) городского собрания от КПРФ Александра Негребецких вербует людей открыто. Депутат (в прошлом — ветеран чеченской войны) приехал на Донбасс практически в самом начале конфликта, открыто вербовал людей в свой отряд (до 200 человек, преимущественно из Челябинской области), участвовал в боях за донецкий аэропорт, давал интервью журналистам ("У нас здесь ребята все бравые. У кого осколки в мякоть попадают, просто сами вытаскивают, ставят укол, обвязывают — и снова в бой <…>. Фашистов бьем, очень жестко бьем <…>. Когда мы прорвали кольцо окружения, укроповские позиции, я нашел пулемет и забрал с собой. Назвал его в честь своей дочери — Лиза").

По словам Максима Николаева, отряд Негребецкого не сотрудничает с другими организациями: "Это разведбат, профессиональная и закрытая для посторонних группа специалистов. Туда попадают только по рекомендации". Даже без учета нее, как подсчитал Николаев, на Донбассе постоянно остается около тысячи добровольцев с Урала, членов организованных групп. Сколько жителей Екатеринбурга побывало на Донбассе всего, подсчитать невозможно. Достоверно известно только, что погибли пятеро. Ранено — 27.

Как следует из рассказов вербовщиков, правоохранительные и силовые органы Свердловской области отправке добровольцев никак не мешают. Как со смехом рассказывал мне один из бойцов, знакомые сотрудники ФСБ обращались к нему за консультацией, где именно можно перейти границу Ростовской области незаметно для пограничников и украинских войск.

Спецвыпуск газеты Свердловского отделения КПРФ. Слева — отчет о том, как коммунисты во главе с депутатами областного Заксобрания Еленой Кукушкиной и Александром Новокрещеновым отвезли гуманитарную помощь на Донбасс. Справа — интервью с секретарем отделения КПРФ, теперь — подполковником "ЛНР"

После войны

Война на Донбассе стремительно обрастает инфраструктурой. К примеру, еще прошлым летом в Екатеринбурге местными бизнесменами была создана ассоциация "Урал-Новороссия". Ее цель — сбор гуманитарной помощи и (главное) поддержка тех, кто вернулся с этой войны.

"Многие добровольцы считают, что они оказали обществу некоторую услугу, благодаря которой имеют дополнительные права. Пока только моральные, юридических прав у них нет, — рассуждает председатель координационного совета ассоциации Бек Манасов. — Многие из них начинаю болеть звездной болезнью. Тут психолог не поможет, нужно, чтобы они могли пообщаться с себе подобными, посмотреть, как те ведут себя в отношении этого мира. Чтобы кто-то такой же, как они, сказал: "Слышь, ты. Какой ты на <…> герой. Сиди ровно". Но и общество тоже должно понимать, что эти люди что-то заслужили и имеют какое-то право…"

"Координационный совет", "ассоциация" — звучит громко. На деле "Урал-Новороссия" базируется в полуподвальной комнате другой организации Бека Манасова, "Фонда содействия беспризорникам". Вечерами там действительно собираются вернувшиеся с войны добровольцы. Как утверждает Манасов, ассоциация помогает им найти работу или открыть собственное дело, устраивает в военный госпиталь, оказывает психологическую помощь.

Источники "Новой" уверены: реабилитация добровольцев — только прикрытие — то ли для нелегальных бизнесов, то ли для отправки людей на Донбасс. По словам Бека Манасова, организаторами "Урал-Новороссии" стали 13 организаций Свердловской области. Их названия он раскрыть отказался. Афишировать спонсоров войны не принято.

Спонсоры

В "ЛНР" отряд Ефимова уезжал торжественно и с музыкой. В интервью глава Фонда ветеранов спецназа с удовольствием перечислял журналистам своих меценатов: "Благодаря пожертвованию Писарева приобрели 50 бронежилетов и шлемов, радиостанции. Светлана Вахмянина собрала большую гуманитарную помощь. Феликс Бадаев, главврач областной клинической больницы, помог не только нам — всей больнице города Алчевска, выделив медицинские препараты, шприцы, капельницы, перевязочные средства, шовный материал". И в другом интервью: "Депутат Владимир Коньков очень помог, бизнесмен Голованов "горки" (камуфляжные костюмы. — Е.Р.) купил".

После этих слов у Ефимова начались проблемы. Бизнесмен, который обещал оплатить отряду билеты назад в Екатеринбург, обиделся, что его фамилию назвали публично, испугался санкций Запада за свою помощь и порвал с фондом все связи. Сотрудники фонда обиделись, но отнеслись с пониманием и попросили имя слившегося спонсора не раскрывать. Добровольцам пришлось возвращаться на свои.

"У богатых свои причуды, — с сожалением говорит Максим Николаев. — С одной стороны, этот бизнесмен понимает, что с Западом надо бороться. Он мог бы оснастить собственную мини-армию, дойти с ней до польской границы. Но с другой стороны, он думает, что надо дать детям образование. Лучшее — в Йеле или Англии. В России мало ли что случится, тут его дети будут потерянным поколением, а там они с его деньгами будут как сыр в масле кататься. А потом мы называем его фамилию, и он думает: а вдруг санкции? А вдруг запретят выехать за границу? И начинает метаться. Я считаю, это не вполне патриотично".

В разговоре с "Новой" бизнесмен Андрей Писарев, президент благотворительного фонда "Русский предприниматель" и один из учредителей фонда "Урал-Новороссия", опроверг слова Ефимова о покупке бронежилетов для добровольцев сразу:

"Он (Ефимов. — авт.) маленечко странный. Я вообще с ним не знаком, один раз его видел, — заявил он. — Мы раньше собирали гуманитарную помощь, но когда пошли колонны МЧС, стало понятно, что если государство делает это централизованно, наша роль небольшая и сейчас не так остро стоит вопрос. <…> Такая тема (спонсирования добровольцев. — авт.) поднималась, есть желающие поехать. Но члены ассоциации ("Урал-Новороссия". — авт.) решили на себя это не брать. В качестве доводов приводили, что, если там кто-то погибнет или будет ранен, мы должны будем нести ответственность. А если его семья придет и спросит?"

Зато бизнесмен, директор предприятия "Уралспецзащита" Андрей Голованов отрицать свою помощь добровольцам не стал. Он обратился к Ефимову сам, предложив разработать для добровольцев защитные камуфляжные костюмы и бесплатно сшить первую партию на 50 человек.

Голованова в Екатеринбурге я не застала, ответ на вопрос о том, почему он решил помогать добровольцам, бизнесмен прислал мне письмом. Привожу его почти целиком — как манифест, какой, видимо, мог бы написать почти любой спонсор этой войны:

"В наше время стяжательства и жажды наживы мы разобщены перед лицом новой опасности. Своими делами я пытаюсь показать, что личное благополучие не может быть выше общегосударственных интересов. У нас чиновники живут своей жизнью, "далеки они от народа", олигархи и богатеи пресмыкаются перед Западом, держат там свои деньги и не вкладывают в развитие страны, правоохранители охраняют "свои интересы" на вверенных им территориях для защиты правопорядка, отсюда жизнь предпринимателей как у картошки: "зимой не съедят, весной посадят", послания Президента страны игнорируются и т.д. Мы как раковые клетки, каждый работает на себя, забывая, что наш долг прежде всего работа на весь организм. В нашем обществе нет духовной скрепы, мы разобщены так же, как перед нашествием Батыя. В итоге мы привыкли к сводкам с западного фронта: сегодня в результате бомбежки в Донецке убито двадцать детей, женщин и стариков. "Это далеко, меня не касается". Я не могу оставаться равнодушным к этой беде и делаю все возможное, чтобы остановить геноцид русских и распад государства. <…>

Деньги, которые выкачивают с нашего рынка иностранные компании, идут на разжигание войны и свержение пронародного лидера государства. Нас пытаются сделать марионетками Вашингтона, превратить в сырьевой придаток, сломить духовный стержень русского самосознания, сделать людьми второго сорта <…>.

Посмотрите, в нашем небольшом городе уже закрыты три завода, две тысячи человек остались без средств к существованию. На оставшемся в живых заводе идут сокращения. В это сложное время я могу трудоустроить сто и больше человек.

Вот моя помощь и добровольцам, и государству, и людям.

Ну а если совсем пойдет плохо, сам поеду на помощь в Донбасс".

Протоиерей Владимир Зайцев на проводах отряда добровольцев на Донбасс 11 марта

Церковь

Екатеринбург, кажется, единственный город России, где флаг "Новороссии" развевается прямо на главной улице (проспекте Ленина). Впрочем, удивительно даже не это, а то, что висит он на фасаде храма святителя Иннокентия, над иконой Богоматери, чуть левее креста.

— Отец Владимир повесил, — сидя в трапезной, рассказывает волонтер Светлана Сафронова. — Это знамя и знамение. Все остальные флаги падут. А этот — символ изменения всей России. Люди иногда мимо храма идут, флаг видят — заходят и говорят: "Вот, хочу туда добровольцем уехать. Я смотрю, если человек нормальный и адекватный — передаю все Володе — есть у нас такой Володя, позывной "Балтика". Он их отправляет на Донбасс с нашими машинами с гуманитаркой, там всегда очередь, чтобы уехать. В машину, правда, всего два человека помещаются, но чего б не добросить. Если людей много, то "газелька" на 12 человек едет. Чтобы они за билеты не платили. У русского человека же денег нет…

— А можно флаг вешать на церкви? — спрашиваю.

— Это — духовный подвиг отца Владимира, — серьезно отвечает она. — Как подвиг Сергия Радонежского.

Светлана — волонтер со стажем. "Я уже давно в патриотике", — говорит она. Сейчас волонтеры храма занимаются в основном отправкой гуманитарки: весь нижний этаж храма завален одеждой, в трапезной хранят крупы и макароны, на двери висит свадебное платье, в коридоре выставлены женские туфли. Но где гуманитарка — там и добровольцы. С прошлой весны, говорит Светлана, через храм святителя Иннокентия уехало на войну 20 уральцев. Да и протоиерея храма отца Владимира Зайцева, по его же словам, отправка людей занимает больше гуманитарки.

Имя отца Владимира стало известно на всю страну после того, как 11 марта 40-летний священник пришел на проводы отряда уральских добровольцев на Донбасс. "Вы едете туда, где решается судьба России. Молюсь, чтобы Господь укрепил ваши сердца. Чтобы вы били фашистскую мразь, если это потребуется", — произнес он и вручил отряду флаг "Новороссии", который прошлым летом уральские православные монархисты пронесли крестным ходом от Храма-на-Крови до монастыря на Ганиной Яме в поддержку "борющегося народа Новороссии".

Слова про "фашистскую мразь" отцу Владимиру запомнили: 18 марта Епархиальный совет Екатеринбургской епархии признал "личное мнение протоиерея Владимира Зайцева не соответствующим пастырскому долгу" и заявил, что "поскольку яркие и политически окрашенные высказывания могут быть расценены как благословение Церкви на ведение братоубийственной войны <…>, считать пока невозможным окончательное решение по этому вопросу. Временно, до праздника Святой Пасхи сего года, отстранить протоиерея Владимира Зайцева от несения пастырского служения". Священника сослали в монастырь на Ганиной Яме.

В приходе это вызвало бурю. Прихожане составили открытое письмо в защиту Зайцева, в котором писали, что жители Донбасса и беженцы на Урале молятся "не о получении гуманитарной помощи, а о победе! <…> Отец Владимир благословил солдат на войну не с братьями, а с фашистами. Эти добровольцы готовы пожертвовать своими жизнями ради брата, поэтому их благословляет не только священник, но и Сам Бог".

— Когда я получил приглашение прийти на проводы, то сразу согласился. Во-первых, я был в командировке в Чеченской Республике и знаю, что такое проводы, как это всегда трогательно и важно, представлял состояние людей, которые едут воевать, поэтому говорил такие воодушевительные вещи. Во-вторых, мне импонировала сама идея людей поехать на Донбасс и реализовывать то, что, к сожалению, наш президент только пообещал, но так и не претворил в жизнь…

С отцом Владимиром мы сидим в кабинете его храма. Священник вернулся сюда еще до Пасхи, ссылка продлилась неделю.

— Владыка, наверное, подумал: "Какого лешего он будет бездельничать на Страстной Седмице, когда самые богослужения идут?" — смеется отец Владимир. Проблемы в своем отстранении он не видит: "Правящий архиерей вполне мотивированно объяснил свое решение. Я с ним согласен. Может, человеческая гордость и пострадала, но это был Великий пост, так что это было полезно. Кроме того, давно прошедшее событие получило дополнительный резонанс. Кто пропустил мимо ушей отправку добровольцев, узнал про нее постфактум. А я заинтересован в том, чтобы люди вдохновлялись, их сердец и совести это касалось и они ехали туда, где они нужнее.

Отец Владимир уверен: долго перемирие не продлится, в войну вмешается российское руководство: "Это неизбежно. Можно долго издеваться над всеми, но противоположная сторона — я имею в виду прежде всего Соединенные Штаты — показывает свою недоговороспособность. Если они себя так ведут — значит, они хотят увидеть очередное 9 мая".

Флаг "Новороссии" на храме, считает отец Владимир, оказался очень "к месту": "Для беженцев это один из ориентиров. Флаг висит — о, можно прийти". Светлана говорит, что флаг стал ориентиром и для потенциальных солдат на Донбассе. Источник "Новой" в Екатеринбурге уверен, что отец Владимир сам участвовал в вербовке людей на войну, но он это отрицает:

— Мы же ничего не понимаем в отправке, не знаем, как преодолеть кордоны. У нас в городе был такой Роман Абражеев. Он долго к нам ходил, проникся этой идеей (Новороссии. — авт.) и несколько месяцев назад угнал туда, на Донбасс. В сообщении "ВКонтакте" он нас с отцом Ильей (настоятелем храма. — авт.) сделал крайними, что это по нашему благословению он туда уехал. Хотя нам он все рассказал перед самым отъездом. Мы ему немножко денежек дали — оказалось, что это на дорогу.

— Сейчас в Екатеринбурге готовится к отправке второй крупный отряд добровольцев, — начинаю я.

— Если пригласят — я приду, — с полуслова понимает священник.

Мы выходим из кабинета. За дверью уже ждет Андрей Грязнов, представитель движения "Новороссия" Игоря Стрелкова в Екатеринбурге. Отец Владимир по-товарищески здоровается с ним. "Просим ваших молитв", — читаю я на доске объявлений. Рядом — несколько объявлений: "23 января погиб Евгений Ищенко, мэр города Первомайского Луганской народной республики. Светлый и сильный человек. Настоящий русский патриот. Царство небесное воину Евгению!".

Сюда же отец Владимир собирается повесить распечатку симоновского "Сколько раз увидишь фашиста, столько раз его и убей!".

Место:
Наши блоги