УкрРус

Не Майдан. В России рассказали, чего ждут от марша оппозиции

  • Не Майдан. В России рассказали, чего ждут от марша оппозиции
    rblogger.ru

В воскресенье, 1 марта, в Москве и ряде других городов России пройдут оппозиционные антивоенные и антикризисные митинги - марш "Весна". Накануне Конгресс интеллигенции РФ обратился к россиянам с просьбой поддержать акцию. Обращение подписали Людмила Алексеева, Лия Ахеджакова, Людмила Улицкая, Лев Рубинштейн, Георгий Сатаров, Марк Розовский, Андрей Зубов, Владимир Мирзоев, Андрей Смирнов, Андрей Пионтковский, Ирина Прохорова и многие другие известные россияне.

Акция протеста впервые пройдет не в центре, а на окраине российской столицы. Оппозиционеры опасаются. Во-первых, потому, что протестующих может оказаться меньше, чем обычно. Во-вторых, потому что, согласившись на окраину Москвы, они рискуют больше не получить разрешения на проведение акций в центре. Тем не менее, сегодня россияне имеют больше оснований участвовать в протестах, чем когда бы то ни было. Что бы они ни знали и ни думали о необъявленной войне, которую их страна ведет против Украины, сегодня у них имеются и сугубо социальные, бытовые претензии к власти.

Об ожиданиях от акции "Обозреватель" спросил российскую правозащитницу Людмилу Алексееву и члена Совета по правам человека при президенте РФ, представителя Международного общества "Мемориал", правозащитника Сергея Кривенко.

ЛЮДМИЛА АЛЕКСЕЕВА, российская правозащитница

-Как вы думаете, сколько людей может собрать акция 1 марта?

-В первый раз акция проходит не в центре. Марьино – это довольно далеко для большинства москвичей, незнакомый район. Так что я думаю, что может быть меньше людей, чем обычно. Но все-таки придут, конечно. Акции пройдут не только в Москве, но обычно, кроме Москвы и Санкт-Петербурга, митинги в остальных городах не бывают многочисленными. Но посмотрим, как будет в этот раз – заранее очень трудно говорить. Все-таки кризис, цены растут, многие люди лишились работы. Люди могут выйти из-за социальных протестов.

-Ставят ли рядовые россияне знак равенства между ухудшением качества их жизни и политикой, которую проводит руководство РФ по отношению к Украине?

-Мне трудно судить, но социологи говорят, что далеко не все связывают. Многие связывают это с санкциями, которые наложены Западом на Россию. Они считают, что это враждебное отношение Запада связано с желанием ослабить и унизить Россию.

-Акция согласована с властями?

-Да.

-Согласование прошло без проблем?

-В Марьино - без проблем. Но, конечно, власти считали, что люди откажутся и будут добиваться центральных районов. Акция покажет, правильным ли было это решение. Тут существует опасность: когда акцию перенесли в Марьино, и устроители на это согласились, в следующий раз будет очень трудно добиваться центра. Но посмотрим.

-Под какими лозунгами пройдет марш?

-Будут одновременно и политические, и социальные лозунги. Посмотрим, кого люди послушают.

-Изменились ли россияне за этот год войны с Украиной? Знают ли они в основной своей массе о "грузе 200", например?

-К сожалению, очень многие до сих пор верят телевизору. Пропаганда идет очень массированная, очень лобовая. К моему удивлению, на людей это действует.

-Какую задачу ставят перед собой организаторы марша?

-Я не являюсь организатором – это в основном оппозиционные партии. Они хотели провести акцию под политическими лозунгами – за честные выборы, за мир. Но в последнее время многие склоняются к добавлению социальных лозунгов, потому что это может привлечь больше людей. У нас давно не было крупных манифестаций, поэтому организаторы хотят охватить сразу все вопросы – и политические, и социальные. Я думаю, это правильно. Люди придут из разных побуждений, но самое важное – чтобы они были все вместе.

СЕРГЕЙ КРИВЕНКО, член Совета по правам человека при президенте России, член правления Международного общества "Мемориал", правозащитник

-Примете ли вы участие в марше 1 марта? Будут ли участвовать в нем другие члены "Мемориала"?

-"Мемориал" не является организатором марша – это другие организации. Кроме того, у нас нет жесткой структуры – "Мемориал" все-таки не политическая партия, поэтому каждый сам будет решать. Я лично приму участие в марше. Кроме того, я буду там как общественный наблюдатель. Потому что мы боимся провокаций, насилия со стороны сил, подобных вашим "титушкам". У нас организуются такие же силы. Чтобы постараться этого избежать, на марше будут наблюдатели.

-Вы будете фиксировать возможные нарушения?

-Да.

-Как вы расцениваете тот факт, что марш пройдет не в центре столицы, а на окраине – в Марьино?

-Конечно, это большой минус, потому что центр удобен и привлекает больше людей. Но насколько я пониманию, власти просто хотели затянуть процесс согласования и в конце концов вообще отказать, потому что времени оставалось мало. Марьино – это был некий компромисс, чтобы все равно дать возможность провести акцию. Потому что в России очень много людей, которые недовольны агрессией, недовольны уровнем насилия в России, который предельно поднялся в российском обществе. В России есть люди, которые считают, что мир – это единственный способ существования. Такие люди должны показать свою волю.

-Вы говорите, что в России таких людей много. Как много людей выйдет на марш 1 марта?

-Тут очень трудно предполагать, потому что влияет все. Могут быть какие-то провокации накануне. Сейчас очень плохая информированность – на государственном телевидении, естественно, не говорят об этом марше. Все распространяется по социальным сетям. Но посмотрим. В лучшие времена в прошлом году вышли несколько сотен тысяч людей, и это далеко не предел. Потому что то, что сейчас происходит в России, запредельно и критично. Я думаю, что выйдет довольно большое количество людей.

-Есть ли у вас последние данные по количеству российских военнослужащих, которые погибли на территории Украины?

-К сожалению, такой статистики нет, потому что ведомства молчат, не отвечают. Мы совместно с другими правозащитными организациями составили достоверный список – фамилия, номер части, место и дата смерти. В этом списке порядка пятидесяти человек. Естественно, количество погибших намного больше, но даже по этим именам мы не можем добиться возбуждения уголовных дел, для того, чтобы обстоятельства их гибели были расследованы. Министерство обороны отвечает, что они знают об этом, что внутреннее расследование проведено. Есть такой регламент: министерство обороны должно провести внутреннее расследование, потом при установлении виновных должны возбуждаться уголовные дела, но уголовные дела не возбуждаются. Это может означать, что ни военная прокуратура, ни министерство обороны не видят виновных офицеров в том, что погибли те военнослужащие, не видят в их действиях преступления. Но при этом, по российским законам, все равно уголовные дела должны быть возбуждены.

Точное количество погибших сейчас назвать очень затруднительно – в интернете оценки колеблются от нескольких тысяч до нескольких сотен. Но я думаю, рано или поздно все прояснится. В последних войнах – чеченской и афганской – более или менее известен порядок погибших. Думаю, здесь тоже все прояснится.

-Можно ли говорить о том, что основная масса россиян не верит в то, что на территории Украины воюют российские военнослужащие?

-Трудно сказать. Слово "верить" в России приобрело свой собственный смысл. Многие понимают и допускают это – потому что такое количество боеприпасов (какое есть на Донбассе - ред.) просто неоткуда взять, они же не растут как подсолнухи. Техника сама по себе тоже ездить не может. Я думаю, об этом знают практически все, но принять и сказать об этом – большая проблема.

Пропаганда в российских СМИ очень сильно влияет на народ. Это в традициях России и Советского союза – вести такие тайные войны. Поддерживать разные действия своих военных считается допустимым. А открыто или не открыто – это другой вопрос. Потому это не вызывает такого возмущения. Многие знают, многие понимают и многие одобряют то, что Россия помогает, в том числе своей армией. А на то, что это происходит негласно, все закрывают глаза, говорить об этом не принято.

-То есть сегодня говорить о Майдане в Москве не следует?

-Абсолютно не следует. И не только по этой причине, но и по многим другим причинам. Все-таки в России нет такого, как это раньше называлось, национально-освободительного движения. Россия очень страдала от репрессий, от войн. Эта генетическая память сильна. Поэтому есть такой парадокс: несмотря на то, что россияне одобряют агрессию вовне, внутри все-таки существует боязнь насилия. А менять что-то мирными действиями наподобие Майдана – это тоже не в практике России. Тут тоже нужна своего рода культура, которая тоже утеряна.

Поэтому насильственные действия сегодня приведут к появлению новых "гиркиных" - уже на территории страны, и этого никто не хочет. А как действовать ненасильственными методами пока непонятно – кроме демонстраций. Поэтому такого Майдана, как был в Киеве, в Москве ожидать не стоит.

Наши блоги