УкрРус

Поймали на горячем: как французы развеяли российскую пропаганду

  • Российский телеведущий Дмитрий Киселев
    Российский телеведущий Дмитрий Киселев
    Кадр из видео

Французские журналисты выявили и опровергли очередную дезинформацию, растиражированную на российском государственном канале в программе одиозного кремлевского пропагандиста Дмитрия Киселева. Подробности скандала публикует "Новая газета".

Российский государственный телеканал выдумал монологи героев, вырвал слова и факты из контекста и смонтировал из этого особую реальность. Это такая же новость, как и то, что главную звезду телеканала зовут Дмитрий Киселев. Но все-таки разоблачение, сделанное на французском Canal+, "взорвало рунет". Почему?

Во-первых, несмотря на проведенные в последние годы реформы в области здравого смысла, многие российские граждане все еще находятся на перепутье логики: с одной стороны, они ненавидят Запад и им на него плевать, а с другой — любой чих с Запада звучит в наших краях громовым эхом. Во-вторых, западный чих был переведен на русский язык (это сделала русская редакция радио RFI) и мгновенно разошелся на цитаты, лайки и перепосты.

О чем был российский сюжет из Парижа

Перед корреспонденцией из Парижа ведущий программы "Вести недели" Дмитрий Киселев сжато рассказал зрителям о переговорах Европы с Турцией по миграционному вопросу ("сделка века летит под откос"), и о том, что "плана Б ни у кого нет", и о том, что рейтинги европейских лидеров — Олланда, Меркель и Кэмерона — резко падают… "На таком фоне стремительно набирают очки евроскептики… О том, как это выглядит — на примере Франции — Антон Лядов".

Первые кадры: корреспондент на парижской улице, где идет очередная манифестация против нового закона о труде. На манифестациях действительно жарко, но корреспондент усиливает напряжение: "Камни полетели-назад-пригнись-пригнись-пригнись". Возможно, зритель и пригибается, но это его не спасает: "Полиция пошла с дубинками на протестующих, они просто избивают их!" — кричит корреспондент, и "в подтверждение" оператор выхватывает четырехсекундную картинку, на которой c трудом можно что-то разобрать. Вероятно, это полицейские (которым, кстати, на митингах часто запрещают действовать жестко) скручивают одного из casseurs ("погромщиков"). Но это были шуточки, разогрев: "Как только в толпе появились новые лозунги — "В отставку президента со всем его кабинетом": началось!"

И ведь все логично: если полиция "просто избивала людей" еще даже до появления лозунгов об отставке президента и правительства, то уж после появления лозунгов вы понимаете, что тут "началось". Изображений лозунгов, из-за которых все началось, в сюжете почему-то нет, хотя их полно на каждом митинге; и о "президенте со всем его правительством", а также о самой полиции митингующие безнаказанно кричат такое, что повторять стыдно.

Но так как в голове у корреспондента "началось", он дает секундный кадр, на котором кто-то с красной повязкой на рукаве кого-то скручивает. Вслед за этим корреспондент зачем-то повторяет тот же неразборчивый четырехсекундный кадр с полицией, только комментирует дежавю по-другому. Вместо лапидарного: "Полиция просто избивает их" — старую картинку сопровождают рваные подробности: "Коленом на землю, хватают за шкирку и спиной по асфальту!" "Тот, что внизу, — полицейский в гражданском!" — предупреждает корреспондент.

Потом он дает слово одной из участниц митинга, которая (в русском переводе) скажет: "Президент предал нас. Он пытается заткнуть нам рот. Мы вкладываем тысячи евро в свое образование, чтобы потом нас могли увольнять направо и налево". (Во Франции в основном бесплатное высшее образование, об этом могут рассказать и тысячи российских студентов — ред.) Потом идет комментарий говорящей по-русски француженки, выпускницы французского вуза Елены Тимошкиной, которая говорит, что "один человек из четверех во Франции сейчас без работы" (и это правда)… Затем — комментарий французского экономиста о кризисе власти во Франции; следом корреспондент напоминает о том, что для принятия закона о труде правительство использует статью 49.3 Конституции, хотя до своего избрания Олланд заявлял, что "эта статья — отказ от демократии" (тоже правда).

"Впрочем, ради одобрения в Брюсселе Олланд еще и не от такого откажется", — утверждает корреспондент Лядов и переходит к главной теме: "Осенью 2015-го он (Олланд) заявил: Франция готова принять десятки тысяч беженцев, застрявших в Германии". На самом деле это была скромная по меркам "миграционного кризиса" цифра в 24 тысячи человек. Но и эту "квоту" Франция заполнит с трудом: мигранты не очень хотят сюда ехать.

Затем показывают женщину в мусульманском платке и нескольких темнокожих детей. По всему выходит, что это, вероятно, беженцы. "Мигрантами" оказываются и двое неприятных молодых людей неизвестного происхождения и биографии, один из которых пытается на площади Республики обнять девушку, постоянную участницу акции протеста "Ночь на ногах". Освободившись от навязчивого "мигранта", девушка говорит "Вестям недели" (в русском переводе): "Я не понимаю, почему полиция вместо того, чтобы гонять нас на улицах, не занимается этими мигрантами. Нам реально страшно" (Похоже на отсылку к "новогодней истории" с изнасилованиями в Кельне — ред.).

Что сказали о российском сюжете во французской программе

Ответ на российский сюжет о Франции появился в популярной сатирической программе Le Petit Journal (Canal+). Ведущий программы Ян Бартес наигранно удивляется, почему материал о евроскептиках начался с показа "погромщиков" на чисто французской манифестации против закона о труде и почему он потом "соскользнул на мигрантов". И спрашивает: "Понимаете ли вы, к чему ведет российский канал? Нет? Мы тоже. Может, это рецепт запеканки пармантье, где все накладывается слоями? В том же абсурдном ключе все продолжается с историей лицея, "захваченном мигрантами".

Сюжет Le Petit Journal от 20.05.2016 с субтитрами русской службы радио RFI

Следующий кусок из российского сюжета: корреспондент Лядов рассказывает, как мигранты заняли лицей в 19-м округе Парижа. Цитата:

"Притащили тюки прямо в лицей Жана Карре. Там учились дети 15—16 лет. Во дворе натянули веревки, тут же развесили все, в чем приехали..." "Их удавалось выгнать только бойцам спецназа: к утру возвращались…" И дальше: "Когда количество беженцев перевалило в школе за тысячу, французские власти закрыли школу и оставили здание приезжим".

"Погромщики", закон о труде, мигранты, лицей в 19-м округе, который выставил учеников за дверь? К чему они ведут?" — опять "удивляется" французский ведущий, напоминая, что вообще-то заявлялся, сюжет о "евроскептиках".

Дальше тема миграции развивается: пожилая мадам Николь Бер рассказывает, что 26 лет проработала в мэрии парижского пригорода Нуази-ле-Сек. "Меня отправили на пенсию и в это же время наняли троих мигрантов", — говорит мадам Бер.

Сразу встык дается ультраправый старик Ле Пен, уверяющий, что "Европа приговорена к исчезновению, к замене популяции, если не примет радикальные меры. Выход в том, чтобы отказаться от Евросоюза…". Потом — переход к комментарию Брюно Ле Мэра, одного из видных членов правой партии "Республиканцы" (глава партии — Саркози). Ле Мер говорит корреспонденту: "Мы должны больше работать с Россией, от этого зависит будущее всей Европы". Встык — хлопающие непонятно чему студенты в какой-то аудитории и снова — Ле Пен. Старик говорит несвязно. Или его так переводят. Он говорит, что "взаимодействие России и Евросоюза действительно необходимо. Причем для обеих сторон. Дело в том, что у французов в последние годы совершенно изменились ценности. Они больше не рассчитывают на Европу как на гаранта безопасности".

Ян Бартес: "И вот сюжет готов, он прекрасен", его послание таково: "из-за Европы во Франции люди разбивают все на улицах — нет больше демократии — мигранты внушают страх — мигранты занимают рабочие места французов и их школы. Единственное решение — сблизиться с Россией".

Потом Le Petit Journal дает слово героям лядовского сюжета. Брюно Ле Мэр утверждает, что его речь в сюжете представляет собой "копипаст разных фраз", и в итоге получилось "не противоположное тому, что я хотел сказать, но что-то достаточно отличающееся". Девушка с митинга (Саванна Ансельм), послушав свою речь, смеется: "Я даже не знаю, как это сказать по-английски…" (Корреспондент очень приблизительно владеет французским, поэтому пытается, где может, использовать какой-никакой английский — ред.) Саванна тоже записывала это интервью — с камеры, которую носит на груди. Судя по ее записи, девушка не хочет "сворачивать" на тему "евроскептицизма".

Рафаэль, девушка с площади Республики, услышав перевод своих слов о "страхе перед мигрантами", морщится: "Это отвратительно и оскорбительно — то, что мои слова передали таким образом. Это даже не ложный перевод, они просто полностью что-то выдумали".

Ну а мэр 19-го округа напоминает, что заявление, будто "французские власти закрыли школу и оставили здание приезжим", не может быть верным. Хотя бы потому, что лицей закрылся в 2011 году, т.е. за несколько лет до того, как беженцы заняли пустовавшее здание.

Продолжение во Франции

"Le Petit Journal разоблачает манипуляции государственного российского канала", — написала на следующий день газета Figaro, в которой, кстати, давно и регулярно выходит вкладка "Российской газеты". "Извинения и объяснения "России-24" можно было бы поприветствовать, потому что это уже не первый раз, когда государственная компания ВГТРК, которой принадлежит "Россия-24", "подстраивает под себя" французскую реальность", — напомнила газета Figaro. Но извиняться, конечно, никто не стал, а вот объяснения последовали.

Продолжение в России

Ответ сотрудника "Вестей" Антона Лядова французским журналистам вышел под заголовком "Французский канал попытался учить "Россию" русскому языку".

Судя по заголовку, главенствующее значение в "критике критики" занимает история с безобидной подписью "Елена Тимошкина, выпускница французского университета". В программе Le Petit Journal на эту подпись указали красной стрелкой, ведущий объяснил это так: "третье свидетельство — и это отмечено (подписью) внизу — от выпускницы французского университета". Никаких "обвинений" по этому поводу французы не выдвинули.

Но корреспондент Лядов зачем-то долго опровергает несуществующие обвинения: "Еще одна страшная ложь, в которой нас якобы обвиняют. Елена Тимошкина фигурировала в нашем сюжете как выпускница французского университета. Французские журналисты возмутились: разве можно назвать выпускником человека, который вуз уже закончил".

Когда и где "французские журналисты возмутились", Лядов не проясняет. Но заявляет, что "в русском языке выпускником можно назвать и шестидесятилетнего человека", а те, кто упрекает нас в незнании французского, пытаются преподать урок в русском".

"Причем к самому содержанию интервью претензий нет", — добавляет корреспондент "Вестей".

Но вся беда в том, что "претензии" связаны именно с содержанием. С тем, что 7-минутный сюжет, в котором собирались рассказать о "евроскептиках", не содержит (если не считать высказываний Ле Пена) никаких доказательств "евроскептицизма". Хотя, если захотеть, доказательства можно найти. Начать можно с мартовского опроса, согласно которому 53% французов хотели бы референдума о выходе страны из ЕС. Но вместо этого зрителя пугают взрывами дымовых шашек на митинге о труде и беженцами, которые, судя по содержанию сюжета, и являются главной "напастью" Европы. Но французы ни разу не выходили на большой митинг "против мигрантов". Выходили только "за".

"Вопрос мигрантов не имеет для меня ничего общего с вопросами безопасности, и я выступаю за то, чтобы мы принимали людей, бегущих из страны, где идет война", — говорит Рафаэль, "испуганная" девушка с площади Республики.

Но у корреспондента Лядова к беженцам какие-то особые счеты. Признав свою "неточность", которая "заключалась в том, что лицей был закрыт в 2011 году", он все же добавил: "Но факт остается фактом: здание, в котором раньше учились школьники, было захвачено мигрантами".

Фактом остается и то, что из недавней программы с участием Франсуа Олланда, как верно подметил корреспондент Лядов, действительно убрали двух неудобных персонажей. Непонятно, какое отношение это имеет к программе Le Petit Journal, телеканалу Canal+ и к обстоятельному ответу на критику.

Кстати, заметка, которую "Вести" цитировали дословно, — о цензуре, допущенной при подготовке программы с Олландом, — вышла на сайте французской государственной радиостанции RFI.

P.S. Подсказка: можно дать достойный ответ телеканалу Canal+ за "наезд" на свободную журналистику "Вестей". Достаточно сделать разоблачительный сюжет о фильме, который недавно вышел на телеканале. Фильм называется "Украина. Маски революции", его автор, французский журналист Поль Морейра, сделал фильм в лучших традициях "Вестей недели" с Дмитрием Киселевым.

Наши блоги