УкрРус

Как в Гонконге начался свой Майдан

  • Как в Гонконге начался свой Майдан
    АР

На нынешних волнениях в Гонконге лежит печать событий двадцатипятилетней давности на площади Тяньаньмэнь, пишет Леонид Швец в статье, опубликованной в издании "Фокус".

Тогда демократический порыв студентов-бунтарей был задавлен танками, отутюжившими пекинскую площадь. Сейчас такого исхода никто не хочет, и все его опасаются.

Торжества в Гонконге, посвящённые 65-летию Китайской Народной Республики, не удались. Во время церемонии поднятия флага на одной из центральных площадей студенты встретили главу местной администрации Лян Чженьина и высокопоставленных гостей из Пекина недовольным гулом. А когда заиграл национальный гимн, повернулись спиной к флагштоку и подняли над головами скрещённые руки.

Чженьин усиленно делал вид, что ничего не происходит, и в своей речи не упомянул волнения, охватившие подотчётную ему территорию. Ограничился намёком: "Мы надеемся, что все члены общества будут сотрудничать с правительством мирно, рационально и прагматично, чтобы мы сделали огромный шаг в нашем конституционном развитии". А представитель центрального правительства, принимавший участие в торжествах, описал журналистам ситуацию в Гонконге коротко: "Солнце взошло, как обычно".

Солнце-то взошло, но запланированный фейерверк пришлось отменить. Не задалась и "золотая неделя" — каникулы по случаю праздника. В этот раз поток туристов был жиденький: приезжих отпугнули беспорядки, а торговые центры, развлекательные заведения и банки закрылись от греха подальше. Хотя, может, и зря: студенты перекрыли лишь несколько центральных улиц, при этом вели себя мирно, случаев вандализма не было.

Впрочем, опасались как раз не студентов, а разгона протестующих китайскими властями. В этом случае никто никому ничего не гарантировал.

С помощью зонта

Технологии массового уличного давления на власть мало чем отличаются, будь то киевский Майдан, стамбульская площадь Таксим, нью-йоркская Уолл-стрит или улицы Гонконга: "Нас много, нас нельзя игнорировать, и мы не уйдём". Базовый лозунг гонконгских протестующих — Occupy Central — призывает занять центральный квартал, где расположены правительственные здания.

Студенты организовали подвоз воды и продуктов, медицинскую помощь, уборку мусора. Участников протеста просят воздерживаться от агрессии. Пожалуй, в этом специфика гонконгских протестов: даже в столкновениях с полицией студенты избегали ответных силовых действий и демонстративно держали руки над головой. Возможно, своя улица Грушевского у них ещё впереди.

И полиция, и студенты стараются избегать жёстких стычек. Иначе за дело возьмётся армия

Отличительным знаком несогласных стали жёлтые ленты: жёлтый цвет символизирует борьбу за всеобщие избирательные права. Противники используют голубые ленты, по цвету полицейской формы. Иногда встречаются и красные — цвета флага коммунистического Китая. А международным символом Гонконгского протеста признано изображение зонта. Именно зонтиками демонстранты защищались от струй газа, который пускала полиция.

Поскольку власти стали подчищать посты в популярной социальной сети "Вейбо", содержащие информацию о протесте, умельцы создали свою, внеинтернетную сеть через Bluetooth.

А ещё у здешнего протеста есть свои песни: весёлая "Повяжи жёлтую ленту вокруг старого дуба", популярный международный хит 1970-х, и вдохновенный революционный гимн, которым завершается мюзикл "Отверженные".

Другие китайцы

Когда Британия в 1997 году вернула Гонконг Китаю после полутора веков правления, начался необычный и рискованный эксперимент. Концепция "одна страна, две системы" прекраснодушна по замыслу, но союз вчерашней британской колонии с коммунистическим гигантом выглядел противоестественным. Гонконг было жаль. Хотя соглашение о создании особого административного района в составе КНР предусматривало высокую степень автономии на ближайшие 50 лет, было очевидно, что напора Большого Китая возвращённая территория не выдержит.

Британцы, сами правившие Гонконгом безо всяких демократических сантиментов, напоследок подложили Китаю настоящую свинью. В конституции Гонконга с подачи Британии зафиксирован переход к избранию главы и членов Законодательного собрания всеобщим голосованием: один человек — один голос. Сейчас здесь действует система непрямых выборов, при которой главу административного района выбирает лояльный Пекину комитет избирателей. Так, за Лян Чженьина проголосовали 689 избирателей — при том, что в Гонконге зарегистрировано 3,5 млн граждан. Обещанный переход ко всеобщим выборам на фоне "контролируемой демократии" в материковом Китае выглядел вызывающе.

Пекин не раз переносил дату торжества демократии в одном отдельно взятом районе — сначала на 2012 год, затем на 2017-й. А нынче уточнили: кандидаты в парламент пройдут фильтр специального Номинационного комитета. Так спокойнее.

Попытки разогнать бунтовщиков привычными средствами пока провалились

Страхи китайского руководства легко понять. У "специального административного района" свои законы, система образования и даже валюта. Здесь регулярно отмечают годовщину подавления восстания на площади Тяньаньмэнь, а часть участников тех событий живёт именно в Гонконге. Организация "Гражданский фронт борьбы за права человека" устраивает многотысячные марши в печальный день 1 июля: в этот день в 1997-м году британцы передали территорию под юрисдикцию Китая. Таким только дай всеобщее прямое избирательное право.

В Гонконге всё это время ожидали неприятностей от Большого Китая. И дождались. Размах нынешних студенческих выступлений оказался неожиданным для всех.

Кто первый отведет глаза

После нескольких недель протестов сложилась патовая ситуация. Все хотят настоять на своём, и никто не желает эксцессов. Пекин, кажется, предоставил властям Гонконга возможность самим уладить конфликт. Но все помнят, что тут расположены части китайской армии — главной силы, с помощью которой расправились с пекинским протестом 1989 года.

Пропекинский Гонконг старается. Студентов сначала пыталась разогнать полиция, затем на них напала "возмущённая общественность" — те самые люди с синими ленточками. Их агрессия выплёскивалась через край, досталось и полицейским, в результате начались аресты. Среди арестованных были профессиональные уголовники. Похоже, их наняли гонконгские бизнесмены, которые несут огромные убытки из-за резкого снижения деловой активности. Среди недовольных "жёлтоленточными" протестами и гонконгская знаменитость Джеки Чан.

Стороны обмениваются ультиматумами: студенты грозят перейти к захвату зданий, полиция обещает начать зачистку, если будут блокироваться госучреждения. Никто не хочет жертв, но и терять лицо не годится, не в китайской традиции.

Элита Гонконга опасается потерять из-за неуступчивости студентов или репрессий Пекина свои уникальные возможности: до 70% инвестиций заходят в Китай через Гонконг. Тут 44 миллиардера — наивысший в мире процент в пересчёте на душу населения. И ВВП на ту же душу населения здесь в шесть раз выше китайского. Пекин страшится успешного примера протестной борьбы. Молодые гонконгцы не видят перспективы без свободы.

Как мыши, по поверью, рождаются в куче мусора, так и определённый набор общественных и экономических показателей рождает спрос на демократию. В Гонконге эта куча давно образовалась. А Китай по-прежнему боится мышей. Но и убивать их он уже, кажется, не готов.

Место:
Наши блоги