УкрРус

Беженцы с Донбасса в США: три истории о жизни с нуля

Читати українською
  • Статуя Свободы в США
    Статуя Свободы в США
    vkurse.ua

Война на востоке Украины привела к тому, что сотни тысяч жителей Донбасса стали беженцами. 5 сентября исполнился год с момента подписания первого Минского соглашения, которое предусматривает прекращение огня в регионе, но до полноценного перемирия и решения территориального вопроса пока далеко.

Большинство из тех, кто покинул оккупированную территорию Донецкой и Луганской областей, возвращаться в родные края уже не планируют. Кто-то переехал в соседние города Украины или в Киев, кто-то уехал в Россию, но есть и не менее внушительная группа украинских граждан, отправившихся в поисках новой жизни в США. Корреспондент американского издания "Форум"Рафаэль Априам пообщался с некоторыми из них и узнал истории переезда.

Чужие среди своих

50-летний предприниматель из Донецка Александр Фрумин рассказывает, как 26 мая прошлого года он с женой вернулся с отдыха в Турции, а ночью донецкий аэропорт начали бомбить. Рейс, которым возвращались Александр и Алена, оказался последним. Примерно через десять дней, в период наиболее активных действий, они уехали в Киев.

Я был против референдума и всех этих "ДНР", "ЛНР". Не понимаю, что это такое. Жили в Украине, и тут нам говорят, что будет какая-то "Донецкая народная республика"

Я видел, что это за люди, когда они начали захватывать административные здания, – говорит Фрумин. – У нас в Украине их называют "титушками", это наемные люди совершенно разного происхождения. По ним видно, что работали за деньги или на своих боссов, а о донецких кланах всем известно. Просто какое-то время их не было видно, и они начали легализовываться, когда Янукович пришел к власти. Возвращаться в Донецк и жить с ними мы не хотели".

Однако и в Киеве, по словам Александра, они чувствовали себя чужими. Несмотря на то, что они сначала поддерживали Майдан, а затем в сложной ситуации на Донбассе сделали выбор в пользу Украины, Фрумины столкнулись в столице с чрезмерным негативом.

Читайте:Дневники эмигранта: как живется украинке в Израиле

"Ты вроде был против всего этого и поддерживал Украину, но в реальности это никого не интересует: "из-за вас война началась, наши ребята гибнут, и вообще вы все это затеяли, а теперь бежите" и так далее. Снять квартиру, если ты из Донецка, – проблема. С бизнесом для донецких – проблема. Машины с донецкими номерами просто бьют или грабят. Киев не стал для нас домом. Мы не думали, что будет столько негатива", – признается Александр.

Донецкий предприниматель Александр Фрумин в США намерен попробовать себя в бизнесе. Фото из личного архива

В Донецкой области глава семьи занимался предпринимательством в сфере сельского хозяйства. В зоне боевых действий остались квартира, дача и земля, на которой он планировал развивать бизнес. Доступа к недвижимости нет и, возможно, уже не будет. В их квартиру, по словам консьержа, приходили из "полиции" так называемой ДНР. А киевских друзей вызывали затем в СБУ и опрашивали на тему общения со знакомыми из зоны антитеррористической операции (АТО), обвиняя их в сепаратизме.

Документы на политическое убежище в США Александр и Алена, которые поселились в Авентуре (штат Флорида), подали в июле и теперь ждут собеседования. Разрешения на работу нет, поэтому пока супруги лишь строят планы. Александр намерен пробовать себя в каком-то бизнесе, а Алена, у которой есть опыт работы в косметологии, планирует устроиться в салон красоты.

"Чтобы устроиться здесь на работу, надо что-то закончить, а я уже не очень молодой. С бизнесом буду пробовать, хоть это и рискованно, но нам не привыкать, – рассказывает Александр. – Я только начал интегрироваться, обзаводиться знакомыми среди тех людей, которые здесь живут и работают. Общаемся, в основном, с теми людьми, которые переехали, как и мы, и тоже ищут себя.

Фрумины говорят, что при выборе места жительства учитывали ту поддержку, которую США оказывают Украине в сложившейся ситуации.

"Многие считают, что США с Европой заварили Майдан и проплатили его, но это безосновательно, потому что люди просто встали против Януковича и свергли этот режим. А поддержка в виде санкций и прочего не только в США и Европе, но и вообще в мире, большая. Для нас это был важный пункт. Когда-нибудь мы, может быть, вернемся, но в течение ближайших нескольких лет это будет невозможно", – убежден Александр.

Убежище стоит больших денег

35-летняя Наталья Бобрышева из Макеевки (Донецкая область) поехала в гости в США и вернуться обратно в Донецк не смогла. К моменту возвращения домой – летом 2014 года – местный аэропорт уже был сильно разрушен, а Макеевка перешла под контроль "ДНР". Наталья с четырехлетним сыном решила остаться в Америке.

"Моя мама до сих пор там, как и мой брат. Родные не понимают, что происходит. У них нет украинского телевидения, только российское. Ввели русские деньги. Мама думает, что Россия ей помогает. Показывают, что приезжает очередная гуманитарная помощь, а она ничего не получала, хотя ей 60 лет, – рассказывает Наталья. – Брат сейчас женится.

Чтобы зарегистрировать брак, все выезжают в какой-то украинский город, расписываются и возвращаются обратно. Они не хотят расписываться в ДНР, потому что они – украинцы

Что такое "ДНР"? Мы даже не знаем, кто мы вообще такие. Квартира наша ничего не стоит, поэтому купить что-то в другом городе нельзя. Я бы перевезла маму сюда, но она не хочет уезжать".

Сама Наталья, которая обосновалась в Санни-Айлз Бич, подала документы на политическое убежище в июле 2014 года и лишь спустя год смогла получить разрешение на работу и Social Security Number (номер социального страхования в США), хотя обычно это занимает около полугода.

"Полтора года я сидела без документов. Неофициально работала и няней, и уборщицей, и тренером-инструктором в фитнес-клубе по профессии, потому что закончила физкультурный университет в Донецке. Сейчас работаю менеджером по продажам в спортивном клубе. Это первая американская компания, которая дала мне работу. Только сейчас, когда у меня появились документы, я смогу пойти учиться, точнее – переучиваться, потому что я все равно должна получить местный сертификат. Это не будет бесплатно, все стоит денег. Любые способы остаться здесь – очень хороший способ заработать для Америки. Политическое убежище – это большие деньги. В моем случае это пять тысяч долларов, которые я внесла сразу, после чего надо ждать разрешения на работу. Кроме того, жилье надо снимать самостоятельно, ничего не компенсируется".

Любые способы остаться здесь – очень хороший способ заработать для Америки. Политическое убежище – это большие деньги

Бобрышева говорит, что хочет для своего ребенка лучшей жизни и в правильности принятого решения не сомневается. Однако устроить свой быт в США оказалось не так легко и просто, как она себе представляла.

Наталья Бобрышева из Макеевки работает менеджером по продажам в американском фитнес-клубе. Фото Катерины Пановой

"Во-первых, ты не можешь обратиться к врачу, пока у тебя нет страховки. Кроме того, я подавала на различную помощь, в том числе VPK (Voluntary Prekindergarten). Это государственная программа для детей дошкольного возраста, которых должны обучать по три часа в день бесплатно. В этом тоже мне почему-то отказали, и я платила почти всю свою зарплату за садик. Обращалась в несколько служб, но все они просят предоставить номер социального страхования и продемонстрировать свои низкие доходы. А мне и показывать было нечего, – объясняет Наталья. – У нас так преподносится Америка, что я думала: приеду и буду со всех сторон защищена. Но ничего у меня не было, все здесь сложно и очень медленно. С нашим менталитетом очень сложно быть в этих оковах. У тебя все на контрактах. Если не платишь, чуть ли не в тюрьму пойдешь. Все хотят информацию о тебе, твой адрес, всюду камеры. Доходит до маразма. Я вывесила на своем балконе полотенце, за что была оштрафована на сто долларов".

Адаптации к жизни в США, по словам Натальи, способствовало то, что у нее появился американский бойфренд. "Я не знала ни одного слова на английском, когда сюда приехала, но теперь языкового барьера у меня нет. Кроме того, я много общаюсь с американскими коллегами на работе, которые мне очень помогают. Учат, платят почасовую зарплату, устраивают практики и очень ценят мой русский язык, потому что Санни-Айлз – русский район, и в клуб приходят много русскоговорящих клиентов. Я никогда не хотела работать с русскими или с украинцами, потому что уже работала на них у себя в стране, хотелось чего-то нового", – говорит Бобрышева.

Я намерена идти до конца и не буду отступать. Не знаю, останусь ли я здесь жить, но я слишком много прошла, чтобы останавливаться

"Ребенок однозначно получит здесь образование. Сейчас ему пять лет и он уже отлично говорит на двух языках. Он помнит, что дома качели всегда поломаны, а здесь, в США, всегда целы. И скучает по снегу. Переехать в Украину в будущем? Вряд ли. Я бы, скорее, занималась какими-то проектами, связанными с жителями Украины и помощью отсюда, из Америки", - рассказывает Наталья.

Социальный лифт и жизнь на пособия

37-летняя Наталья Освер из Донецка приехала в США в августе прошлого года по программе воссоединения с семьей. У ее супруга, Бориса, в Америке живет отец. По словам Натальи, военные действия в Донбассе заметно ускорили этот процесс, и они буквально запрыгнули в последний вагон.

"Когда начались военные действия, мы написали запрос в посольство США в Украине с указанием номера нашего иммиграционного дела. Просили ускорить процесс, потому что наш регион оказался в состоянии войны.

Нам прислали официальный ответ, что война не объявлена, так как это АТО. Из-за этого статуса мы не можем быть беженцами и на что-либо претендовать

Нам посоветовали пережидать в безопасном месте, которых много в Украине. Однако после этого все пошло как-то быстро и гладко".

Наталья с ужасом вспоминает, как в одну из ночей прямо под окнами их дома раздались автоматные очереди, и они начали собирать вещи, подсвечивая себе телефоном, чтобы не включать свет.

"С марта 2014 года Донецкая и Луганская области стали жить в атмосфере параллельной реальности. Донецк был фактически захвачен, очень явное российское присутствие, хотя российские СМИ говорят совершенно другое, – сетует Наталья. – Когда у нас был последний митинг в поддержку Украины, по Первому каналу [российского ТВ] показали, что это был митинг за федерализацию, который разогнали "бандеровцы". На самом деле это были российские парни из Ростовской и Белгородской областей с дубинками. У них еще не было оружия, которое появилось в апреле-мае".

С другой стороны, Наталья и Борис сетуют на чересчур радикальную позицию многих защитников украинской идентичности.

"Немного режут глаз эти массовые вышиванки. Мой муж всегда задается вопросом, где эти люди были раньше, потому что вышиванки были всегда. И эти призывы Украины огородить оккупированную территорию колючей проволокой – тоже неправильно. Я родилась в России, у меня папа русский, но я всю жизнь прожила в Украине, в университете мы учились на украинском языке и никогда не было угрозы русскому языку. Нет никакого гражданского противостояния, это в чистом виде оккупация Украины Россией", – убеждена Наталья.

Все заработанные средства супруги вкладывали в элитную недвижимость в Донецке. В новой квартире с ремонтом, которую они планировали продать, Осверы прожили всего год. Продать квартиру не успели, поэтому жизнь в Америке пришлось начать с нуля.

Наталья Освер устроилась учителем русского языка в школу и классным руководителем в академию. Фото из личного архива

"Когда мы приехали, и у мужа еще не было работы, нам посоветовали обратиться за пособием социального обеспечения", – рассказывает Наталья.

Мы сначала скептически к этому отнеслись, потому что в украинской жизни у нас был достаточно хороший финансовый уровень, но нам объяснили, что мы имеем на это право, пока не найдем работу

Мы приехали в службу, заполнили бумаги, нам оформили карточку, и уже на следующий день мы получили около 900 долларов. Это было удивительно, потому что до этого нам никто в жизни и трех копеек не дал".

Семья с двумя детьми обосновалась в маленьком городе Хэппи Вэли в штате Орегон и 24 августа отметила уже год пребывания в США. Супруги сейчас работают. Борис – в ювелирной компании. Несмотря на то, что в Украине он занимал руководящие позиции в той же сфере и имел 15-летний опыт, в Америке он пока работает продавцом. Наталья, имеющая педагогическое образование, устроилась учителем русского языка в школу и классным руководителем в академию.

"Не знаю, проходит ли адаптация вообще и насколько быстро. Трудно сказать, что у нас здесь появился круг друзей. Первые полгода ты как в замедленном фильме находишься. События происходят, а ты где-то на заднем плане. Но жизнь так устроена, что ты обрастаешь новыми знакомыми, – рассказывает Наталья Освер. – Тема Украины постоянно поднимается, муссируется между людьми, но я заметила, что большинство тех, кто долго живет в Америке, поддерживают в сложившейся ситуации Украину, в том числе среди русских друзей мало кто разделяет идеи "Новороссии", "ДНР" и так далее. Не знаю, какие времена ждут Америку, но хочется строить свою жизнь здесь. Надеюсь, что на родине все будет хорошо, и в Донецк можно будет съездить в гости".

Наши блоги