УкрРус

Папа может все, что угодно

Читати українською
  • Папа может все, что угодно

Кто станет полным монархом полной монархии

Папа уходит. Но свято место пусто не бывает – за неделю до официальной отставки Бенедикта XVI более или менее определен "шорт-лист" фаворитов гонки за кресло нового понтифика, а букмекерские конторы принимают ставки на пап, как на лошадей.

Что успел и что не успел сделать уходящий Папа? Что успеет сделать за оставшиеся до отставки дни? Чего в выборах нового Папы будет больше – религии или политики? Каким видят нового главу Ватикана католики всего мира? Разрешено ли Папе быть темнокожим? Должен ли он быть реформатором? Если да, какие реформы должен провести, чтобы вернуть в лоно церкви заблудших сыновей и дочерей?

На все эти вопросы в пресс-центре "Обозревателя" ответил председатель Украинской ассоциации религиозной свободы Виктор Еленский.

"Обозреватель": Вы верите в то, что причина отставки Папы – ухудшение состояния здоровья понтифика?

Виктор Еленский: Думаю, состояние здоровья понтифика не является предметом веры. Он сказал, что служение требует больших сил, чем у него есть. 85 лет – такой возраст, когда бывают всякие болезни. Очевидно, у Папы не хватает сил осуществить то, что он наметил в 2005 году, нет сил изменить то, что он считает необходимым изменить.

Очевидно также, что решение об отставке всколыхнуло не только ватиканский курий, ватиканские министерства, но и сам институт папства. Папа – это над-епископ, это институция, которой нет в православии. Когда Папа, наместник Христа, раб рабов божьих, подает в отставку, это повышает статус этого сакрального института.

Йозеф Ратцингер – человек чрезвычайно талантливый, чрезвычайно глубокий, это выдающийся богослов. У него было и, очевидно, остается несколько сильных увлечений и сильных раздражителей. Один из них – Европа. На его глазах произошло разцерковление Западной Европы, он очень сильно хотел возвратить этот континент католической церкви.

Поэтому, когда он был избран Папой, он выбрал имя не Иоанн Павел III, как это ожидалось, а Бенедикт XVI – в честь Бенедикта Нурсийского, покровителя Европы.

За 8 лет, которые прошли, очевидно, Папе не удалось вернуть Западную Европу католической церкви. Почему церковь не отвечает запросам западного европейца, почему западный европеец остается человеком, который нуждается в вере, но не находит ее в католическом храме? На этот вопрос во время понтификата Йозефа Ратцингера не удалось найти адекватного ответа. Очевидно, это также подтолкнуло Папу к тому решению, которое он принял.

Второй раздражитель Бенедикта – воинствующий ислам. В 2006 году Папа выступил с лекцией в Регенсбурге в университете, где процитировал византийского императора о том, что ислам принес миру меч. Это вызвало колоссальный взрыв по всему миру, это вызвало насилие, это вызвало убийство нескольких монахов. Тогда казалось, что Папа просто забыл о том, что он не просто богослов, но что он – Папа, и говорит от имени более чем миллиардной общественности.

Но прошло какое-то время и становится понятным: очевидно, Папа хотел вытянуть исламский мир на разговор, возможно, о каком-то жале, которое есть в этом вероучении и которое сами мусульмане должны были бы достать. Ему это удалось. К нему были обращения мусульманских богословов, затем он принимал их, затем он ездил в Турцию.

"Обозреватель": В последний раз Папа отказывался от престола почти 600 лет тому назад – это был Григорий XIIв 1415 году. Можно ли сравнивать эти две отставки – 1415 и 2013 годов?

Виктор Еленский: Нет, нельзя. Папа Бенедикт XVI в прошлом году подал знак о том, что он ведет отсчет не от Папы Григория, а от Папы Целестина V (добровольно ушел в отставку в 1294 году – Ред.). Папа Григорий был вынужден подать в отставку, а Целестин оставил папский престол, потому что видел, что у него нет сил для несения этого служения.

Поэтому эти отставки невозможно сравнивать. Кроме того, сегодня церковь живет в абсолютно других условиях, абсолютно другие задания стоят перед ней, хотя главная миссия церкви остается неизменной – спасение человеческих душ.

"Обозреватель": Что может успеть сделать Бенедикт до своего ухода в отставку 28 февраля?

Виктор Еленский: Еще несколько дней до того времени, когда Святой престол станет вакантным. В эти дни Папа остается полным монархом в полной монархии – сейчас он может издать любой декрет, любой указ, ограниченный только догматами церкви и его совестью.

Это может касаться порядка созыва конклава, сроков его созыва, выборов будущего Папы. Все это в его руках.

"Обозреватель": Как вы знаете, богословы утверждают, что Кодекс канонического права не дает четких разъяснений по целому раду сугубо технических вопросов. В частности, каким должен быть статус экс-Папы, обращение к нему, каким правами обладает понтифик в отставке. Может ли Бенедикт за время, оставшееся до 28 февраля, внести соответствующие дополнения в Кодекс?

Виктор Еленский: Теоретически это возможно. По сути, это беспрецедентная ситуация. Накопилось много вопросов, например, какой должна быть форма обращения к Папе. Ни у кого не поворачивается язык сказать: "Papa emeritus" - то есть "Папа на пенсии". Есть много других вещей, касающихся статуса Папы, который оставил престол Святого Петра.

Кое-кто из православных богословов поднимал вопрос о том, как быть с догматом непогрешимости Папы. На самом деле, это ошибочное обозначение этого догмата. Догмат называется "О безошибочности". Папа безошибочен не вообще, а только тогда, когда говорит с кафедры – то есть от имени церкви. С этой нормой все понятно – право говорить с кафедры переходит к вновь избранному Папе.

Но других вопросов очень много. Например, будет выглядеть достаточно необычно, когда Перстень Рыбака (символ папской власти – Ред.) будет ломаться при живом Папе. Но церковь знает много историй и прецедентов. Думаю, и этот она переживет.

"Обозреватель": Почему для церкви так важно, чтобы новый Папа был избран до Пасхи, которую католики отмечают в этом году 31 марта?

Виктор Еленский: Для любой церкви важно, чтобы в праздник Воскресения Христового к пастве обратился ее первоиерарх. Это был бы важный знак. Но от того, когда именно будет проходить конклав, зависит то, сколько людей примет в нем участие. Сейчас кардиналов-избирателей – 117. Понятно, что в конклаве не примет участие наш кардинал Любомир Гузар, поскольку 26 февраля ему исполняется 80 лет. В марте еще двоим кардиналам исполняется 80 лет, в том числе знаменитому немецкому кардиналу Вальтеру Касперу.

Пока не до конца понятно, могут ли они принимать участие в конклаве, если во время его работы им исполняется 80 лет. Сейчас такие вещи отрабатываются.

"Обозреватель": Насколько быстро может быть избран новый Папа? Существует ли в среде кардиналом более или менее четкое видение того, кто должен стать новым Папой?

Виктор Еленский: Бывало, Папы выбирались очень долго. При Иоанне Павле II положение было изменено – после серии неудачных голосований переходили к определению победителя простым большинством. Бенедикт XVI вернулся к старой схеме, когда для победы нужно набрать 2/3 плюс один голос. Но после 34-го голосования будут выбирать из двух кандидатов.

Люди, которые выбирают Папу, достаточно сознательны. Когда они видят, что какой-то кандидат лидирует, они, как правило, присоединяются к этому выбору.

Думаю, этот конклав не должен был бы быть очень долгим, хотя могут быть разные вещи.

"Обозреватель": Кто может сменить Бенедикта на посту главы Ватикана?

Виктор Еленский: Обычно когда говорят о будущем понтифике, в первую очередь, оценивают те вызовы, которые сегодня стоят перед церковью. Церковь находится в постоянном процессе обновления, постоянно перед ней стоят какие-то вызовы. Сейчас это – диалог с исламом, церковь в третьем мире, комплекс вопросов, связанных с человеческим достоинством, с сексуальной этикой и с этикой как таковой.

Очевидно, учитывая все это кардиналы и будут делать свои выводы.

Больше половины всех кардиналов, которые будут выбирать Папу – европейцы. Но львиная доля католиков живет в странах третьего мира. Конечно, они хотели бы видеть своего Папу. Кроме того, все сходятся на том, что Папа в 21 веке должен быть медийной фигурой, которая привлекает к себе внимание медиа. Поэтому все люди, которые находятся в "шорт-листе" - достаточно сильные фигуры.

Например, есть архиепископ Милана Анджело Скола – человек, который организовал сеть диалога католиков и мусульман, организовал серьезную катехитическую подготовку. Марк Уэлле, который сейчас возглавляет конгрегацию епископов, - очень космополитичен.

Но у каждого из них есть вещи, которые могут помешать. Например, Марку Уэлле может помешать то, что он командовал тысячами епископов. Естественно, у него могут быть недоброжелатели. Есть очень сильный кардинал, который возглавляет чуть ли не наибольшую епархию в мире – в Сан-Пауло, в Бразилии. Но он вышел из семьи немецких колонистов. Поэтому обозреватели сомневаются в том, что кардиналы захотят во второй раз выбрать немца.

Очень трудно сказать, каким окажется тот или иной кардинал, когда он станет Папой. Большое значение будет иметь и то, какое имя возьмет себе избранный понтифик. Если это будет человек, который будет продолжать курс Иоанна Павла II, то очевидно, что он станет Иоанном Павлом III. Если он станет Иоанном XXIV, это означает, что Папа будет особо радикальным в своих изменениях, поскольку пойдет курсом Иоанна XXIII.

"Обозреватель": Какова вероятность того, что новым Папой станет человек негроидной расы?

Виктор Еленский: Я считаю, что префект конгрегации "Мир и справедливость" Питер Тарксон, выходец из Ганы, имеет хорошие шансы. Это "надежда Африки" - это человек, которого очень любят в Африке, который очень рано стал кардиналом, который говорит не только практически на всех европейских языках, но и на всех ганнских диалектах.

На Западе уровень толерантности выше, чем у нас. С другой стороны, конечно, для сильных традиционалистов это будет трудно принять. Но с этим надо не просто мириться – это нужно принять, потому что не просто большинство католиков живет в странах третьего мира, но церковь эта – вселенская, поэтому вселенским архиереем может быть человек и из маленькой страны, и человек из страны третьего мира, и азиат, и африканец.

Неплохие шансы также имеют латиноамериканцы и итальянцы. Но итальянцы, как и украинцы, очень часто не могут договориться между собой.

"Обозреватель": То есть в будущем конклаве будет больше политики, чем религии?

Виктор Еленский: Нет. Там будет сплошная религия – кардиналы выбирают, ведомые Духом Святым. А что касается прагматических вещей – в мире все пропитано политикой.

Говорят, есть много поверий, примет. Например, что тот, кому больше всех прочат папство, точно вернется с конклава кардиналом. Поэтому Уэлле и Скола избегают разговоров об этом. Но уникальность ситуации заключается в том, что они не имеют права вести кампании. Это исключено. Но понятно, что какие-то консультации, не совсем публичные, не могут не вестись.

Читайте новости по итогам пресс-конференции:

Эксперт рассказал, почему Папой Римским может стать африканец

Папой Римским не сможет стать украинец – эксперт

Эксперт рассказал о "раздражителях" Бенедикта XVI

За неделю до отставки Бенедикт XVI может всё – эксперт

Кандидаты в папы не могут заниматься собственным пиаром – эксперт

Наши блоги