УкрРус

Друг моего врага

Читати українською
  • Друг моего врага
    Обозреватель/EPA

В начале марта, когда Россия еще только тихой сапой продвигалась к аннексии Крыма, многие сочли, что агрессивные действия Кремля в отношении Украины, отпугнут от Москвы ее верного союзника – белорусского президента Александра Лукашенко. Утверждалось, в частности, что в Минске якобы встревожены возможностью повторения "крымского сценария" и на белорусской территории. Этой настороженностью объяснялось и долгое молчание официальных белорусских лиц по поводу событий происходящих в Украине. Впрочем, прошедший с тех пор месяц показал, что отношения на линии Москва-Минск не претерпели серьезных изменений, и белорусский лидер по-прежнему остается с Россией по одной стороне стены, которую Кремль с переменным успехом строит перед Западом.

Еще до проведения в Крыму референдума об отделении от Украины Александр Лукашенко прокомментировал потенциальные риски для Белоруссии, о которых шла в речь в публикациях западных СМИ. Лукашенко, в частности, заявил, что не боится прогнозов о якобы существующей угрозе "поглощения" Белоруссии Россией.

"Где гарантии тому, что Белоруссия также не будет абсорбирована в состав Российской Федерации?" – процитировал Лукашенко публикацию в канадской прессе, и, отвечая на поставленный вопрос, заявил: "Знаете, очень дешево. Если нас хотят напугать, то это очень дешево. Нас пугать не надо. Еще раз подчеркиваю: мы будем действовать исключительно в соответствии с нормативно-правовой базой, которая у нас существует между Россией и Белоруссией. Я уже несколько раз это в открытую говорил: мы с россиянами один народ, равно как и украинцы, мы из одного древа, мы - славяне, и мы всегда будем вместе".

О варианте, при котором можно быть вместе в составе одного государства, как того желают наиболее рьяные сторонники "славянского единства", белорусский президент, впрочем, не обмолвился.

Вместе с тем в первой декаде марта Лукашенко и президент Казахстана Нурсултан Назарбаев контактировали с президентом РФ Владимиром Путиным по поводу ситуации в Украине. О результатах этих переговоров не сообщалось, но информированные источники утверждали, что и в Минске, и в Астане чрезвычайно обеспокоены происходящих в Киеве и украинских регионах. Что в свою очередь дало повод наблюдателям говорить о предстоящем сближении Белоруссии и ЕС, у которого Минск, дескать, может попросить защиты от агрессивный действий России.

Масла в огонь подлил и глава МИД Белоруссии Владимир Макей, допустивший ряд комплиментарных высказываний в адрес Евросоюза и не исключивший постепенного дрейфа республики на Запад.

"Мы никогда не говорили о том, что мы хотели бы буквально завтра стать членами ЕС, хотя в отдаленной перспективе никто не может ничего исключить", - заявил министр, упомянув при этом и про "привлекательность ЕС" для белорусских граждан.

Первая официальная реакция Минска на манипуляции россиян с Крымом и прошедший там референдум появилась только 19 марта. Но из заявления МИД Белоруссии сложно было выудить хоть какие-то адекватные оценки.

"Республика Беларусь не может быть безучастной к событиям в Украине, в том числе к проведенному 16 марта 2014 года референдуму в Крыму и принятому по его итогам решению о вхождении Крыма в состав Российской Федерации", - говорилось в документе, опубликованном на сайте внешнеполитического ведомства. Но все упомянутое "участие", согласно заявлению белорусских дипломатов, заключалось лишь в том, что Минск озабочен "попытками политиков, в действительности далеких от событий, происходящих в регионе, решать, что хорошо, а что плохо для наших славянских народов".

Минск до сих пор так и не признал самопровозглашенные республики, и нет никаких признаков того, что белорусское руководство изменит свою позицию

То есть, по сути, кроме скрытой критики Запада, в первую очередь США, в комментарии МИД Белоруссии не содержалось ничего, в том числе и одобрения действий России на крымском направлении.

В этой связи стоит вспомнить о позиции Минска по абхазско-осетинскому вопросу. Россия с осени 2008 года добивалась признания Белоруссией независимости Абхазии и Южной Осетии, однако белорусские власти неоднократно откладывали соответствующие решения. Через пару месяцев после окончания осетинской войны Москва согласилась предоставить Белоруссии стабилизационный кредит в два миллиарда долларов. Но 500 миллионов из этой суммы были удержаны, что, очевидно, было связано с затягиванием Лукашенко вопроса о признании отколовшихся от Грузии территорий. Лукашенко впоследствии прямо говорил об этом. "Уже дошло до того, что приехали, сказали, будет Осетия и Абхазия - значит, будет 500 миллионов долларов", - заявлял белорусский президент.

В итоге Минск до сих пор так и не признал самопровозглашенные республики, и нет никаких признаков того, что белорусское руководство изменит свою позицию. И все же, надо признать, с Крымом ситуация складывается несколько иначе.

Это подтвердил 23 марта и сам Лукашенко. "Крым не является независимым государством, как та же Осетия, Абхазия и так далее. Крым сегодня - часть территории Российской Федерации. Можно признавать это или не признавать, но от этого ничего не изменится", - подчеркнул белорусский президент, попутно обозначив, что Путин отныне может рассчитывать на его поддержку в крымском вопросе.

"Мы будем проводить взвешенную политику, но если станет вопрос, всегда будем с Россией. И я об этом сказал Путину", — резюмировал Лукашенко.

По его мнению, новые украинские власти сами виноваты в потере полуострова, поскольку создали ситуацию, в результате которой жители Крыма решили присоединиться к России.

Своим выступлением Лукашенко дал понять, что эксперты, предрекавшие сближение якобы напуганной Путиным Белоруссии с ЕС, мягко говоря, поторопились с прогнозами. Комментируя введение санкций против российских чиновников, "Батька" объявил Запад "профанацией".

"Сколько было пыли "да мы!" - заметил он… Сравните санкции в отношении Беларуси и России. Страшно? Страшно. Россия - не Беларусь. Поэтому начинают вихлять, крутить, вертеть, чтобы лицо сохранить. Ни на что они не способны".

Категоричные заявления Лукашенко привели к тому, что украинский посол в Минске Михаил Ежель был отозван в Киев для консультаций. На белорусское руководство это не произвело впечатления – представитель республики вместе с коллегами из Армении, Боливии, Кубы, КНДР, Никарагуа, России, Судана, Сирии, Венесуэлы и Зимбабве проголосовал против резолюции Генассамблеи ООН, в которой референдум в Крыму назван не имеющим законной силы.

В то же время сомнительно, что отзыв Ежеля и пророссийская позиция Лукашенко приведут к серьезной конфронтации между Минском и Киевом. Ни одна из сторон не заинтересована в эскалации этого дипломатического конфликта. На данном этапе Украина для Лукашенко является серьезным экономическим партнером, так, в торговле с южным соседом Минск имеет устойчивое положительное сальдо – в 2013 году белорусский экспорт превысил украинский импорт на 2,14 миллиарда долларов. Республика, в частности, поставила в Украину за прошедший год почти 3 миллиона тонн нефтепродуктов на 2,85 миллиарда долларов, в том числе 902,4 тысячи тонн автомобильного бензина и более 2 миллионов тонн дизельного топлива. При этом прогноз реализации белорусского топлива на украинском рынке на ближайшее время остается благоприятным. Сомнительно, что в этой ситуации Лукашенко пойдет на обострение конфликта. С другой стороны, и новые украинские власти еще долго будут пребывать в полуразобранном состоянии, в котором хаос на внешнеполитическом направлении может лишить их последних признаков стабильности.

Что же касается "вечной дружбы" России и Белоруссии, то и она, невзирая на уже упоминавшиеся прогнозы, будет, по всей видимости, только укрепляться. И дело тут даже не в российских истребителях Су-27, которые в марте были перебазированы в Бобруйск по просьбе самого Лукашенко. И не в очередном кредите в 450 миллионов долларов, который Белоруссия получит от России в текущем году.

Что же касается "вечной дружбы" России и Белоруссии, то и она, невзирая на уже упоминавшиеся прогнозы, будет, по всей видимости, только укрепляться

Если Россия и впрямь вздумала воевать с западным миром (пока еще на дипломатическом уровне), то ее немногочисленные союзники в этой ситуации должны будут или дезертировать, или консолидироваться. Пока Лукашенко, связанный с Путиным и единым тоталитарным стилем правления, и многочисленными финансовыми обязательствами, намерений бежать от Кремля подальше не демонстрировал.

Наши блоги