УкрРус

Тихая война: Россия применяет против США оружие, испытанное на Украине

6.9тЧитати українською
  • Владимир Путин
    Владимир Путин

В своей информационной гибридной войне Кремль прибегает к инструментарию, который был испытан на Украине. Предлагаем вашему вниманию статью "Time" в переводе "ИноСМИ" о том, как российская власть вмешивается в выборы американского президента.

Руководители американского государства, в том числе, президент и его высокопоставленные советники по национальной безопасности, столкнулись с беспрецедентной дилеммой. С весны американские спецслужбы и правоохранительные органы получают все больше информации, свидетельствующей о том, что Россия активно проводит операцию по оказанию влияния на президентские выборы 2016 года. Русские вряд ли смогут изменить счет голосов, потому что наша избирательная система децентрализована, а машины для голосования недоступны для интернета. Но они могут внести сумятицу и создать нестабильность в преддверии и в день выборов, подорвав тем самым веру в результат и в саму демократию.

Сейчас на многочисленных совещаниях в Белом доме обсуждается вопрос о том, как активно и решительно отреагировать на эти российские действия. Если публично пристыдить русских и призвать их к ответу, рассказав, что известно нашим спецслужбам о их деятельности, американцы поймут ситуацию и будут осмотрительно и благоразумно реагировать на любые перебои и нарушения, могущие возникнуть перед и во время выборов. Высокопоставленные чиновники из Министерства юстиции выступают за разоблачение русских и требуют призвать их к ответу. Эту позицию решительно поддерживают законодатели и бывшие руководители органов национальной безопасности из обеих политических партий.

К сожалению, это непросто. Президент и некоторые его ближайшие советники по вопросам национальной безопасности обеспокоены возможной конфронтацией в новом и никем не регулируемом мире киберпространства. Они заявляют, что хотя США обладают мощным наступательным и оборонительным потенциалом, усиление такого противостояния чревато значительными рисками. Руководители из Совета национальной безопасности предупреждают, что важнейшие объекты нашей инфраструктуры, в том числе, линии электропередачи, транспорт и предприятия энергетики, уязвимы для первого удара. Другие говорят, что атаки на частные компании, биржи и СМИ отрицательно отразятся на экономике. Главы спецслужб беспокоятся даже о том, что Россия в отместку может разоблачить разведывательные операции США. И хотя американское руководство с "высокой степенью уверенности" говорит о том, что Россия отстает в вопросах проведения операций влияния, высокопоставленные руководители рассказывают TIME, что эти заявления не имеют весомых подтверждений.

Итак, Белый дом пока пускает дело на самотек. С одной стороны, американские правоохранительные органы в срочном порядке пытаются вскрыть размах российской операции, противостоять ей и укрепить избирательную инфраструктуру страны. А с другой таинственная сеть русских хакеров и их сообщников публикует все новые украденные документы, призванные повлиять на общественное мнение и создать впечатление, что выборы слабо защищены. Среди таких утечек информации электронная переписка с компьютеров Национального комитета Демократической партии (НКДП). Между тем, ФБР в середине августа предупредило об опасности все 50 американских штатов, а штаты представили доказательства "значительного количества" новых проникновений в их системы. Теперь, как заявил представитель ФБР TIME, бюро со своими коллегами из Министерства внутренней безопасности "пытается разобраться в этих взломах".

Поэтому неоднократные попытки Дональда Трампа вмешаться в эту российско-американскую историю кажутся еще более удивительными. Трамп превозносил Путина во время своей кампании, а на первых президентских дебатах 26 сентября сказал, что совершенно неясно, стоят ли за взломами НКДП русские. Но американское разведывательное сообщество уверено в том, что ответственность за это несут российские разведслужбы, о чем TIME сообщают многочисленные представители спецслужб и органов национальной безопасности. Как сообщил TIME один хорошо осведомленный источник, Трампа проинформировали об этой оценке на недавнем секретном брифинге. "Я не комментирую информацию, полученную мною на секретных разведывательных брифингах, но никто совершенно точно и определенно не уверен, что это была Россия, — сообщил Трамп TIME в своем заявлении. — Это может быть Россия, но также это может быть Китай, какая-то другая страна или человек".

Вмешательство России в ход американских выборов является примером необычайного усиления и без того опасной тенденции. Последние два с половиной года Россия идет в наступление на Запад в киберпространстве, вмешиваясь в процесс выборов. Начала она со стран бывшего Советского Союза, а затем перешла в северную Атлантику. "Они на регулярной основе пытаются вмешиваться в европейские выборы", — заявил 26 июля NBC News президент Обама. А поскольку Россия создала плацдармы в США еще как минимум в апреле, официальные лица обеспокоены тем, что в последние недели кампании российские кибервозможности будут задействованы для подтасовки списков избирателей, воздействия на системы информирования о результатах и на СМИ, что может создать путаницу и бросить тень на президента и демократический процесс.

Из-за решения Обамы пока не призывать Россию к ответу за шпионскую операцию, информировать о ней американцев выпало на долю законодателей и экспертов по национальной безопасности. 22 сентября высокопоставленные демократы из комитетов по разведке сената и палаты представителей Дайан Файнстайн (Dianne Feinstein) и Адам Шифф (Adam Schiff) опубликовали необычайно резкое заявление. "Основываясь на данных проведенного для нас брифинга, мы пришли к выводу, что российские спецслужбы осуществляют серьезные и согласованные действия по оказанию влияния на выборы в США, — заявили они. — Как минимум, эти усилия имеют целью посеять сомнения в безопасности наших выборов". Приказ для российских спецслужб на проведение операций по оказанию влияния на выборы, добавили они, мог поступить только с очень высокого уровня государственной власти. "Мы призываем [российского] президента [Владимира] Путина немедленно отдать распоряжение о прекращении этой деятельности". Администрация не поддержала публично это заявление, однако разрешение на его публикацию дало ЦРУ.

Чтобы понять, почему Путин хочет посеять сомнения в легитимности американских выборов, стоит сделать шаг назад от продолжительной и неприглядной президентской кампании и вспомнить, зачем мы вообще голосуем. Выборы это высший источник власти в нашей демократии. Поскольку демократы и республиканцы давно уже согласились с тем, что распространение демократии это благо для всех, Америка выступает за свободные и честные выборы во всем мире. Эти усилия находят поддержку во многих странах. Крестьяне на Балканах надевают свою лучшую праздничную одежду и идут голосовать; афганские женщины в чадре часами выстаивают в очередях, чтобы отдать свой голос, не страшась террористических атак.

Неудивительно, что полуавторитарные правители из стран бывшего Советского Союза, новоявленные коммунисты в Китае, средневековые теократы на Ближнем Востоке и многие другие видят в агрессивной порой пропаганде США о преимуществах либеральной демократии прямую угрозу своим собственным притязаниям на власть. Путин заговорил прозрачными намеками, обвинив США и бывшего госсекретаря Хиллари Клинтон во вмешательстве в президентские выборы в России в 2012 году. Он открыто усомнился в легитимности президентских выборов в Америке, заявив 17 июня по поводу коллегии выборщиков: "И это вы называете демократией?" Эксперты говорят, что теперь Путин распространяет свою антиамериканскую кампанию на киберпространство. "Эта [российская операция влияния] в меньшей степени направлена на то, чтобы был избран тот или иной кандидат, и в большей на дискредитацию самой идеи свободных и честных выборов", — говорит соучредитель и один из руководителей анализировавшей взлом сети НКДП компании по кибербезопасности CrowdStrike Дмитрий Альперович.

Лучше всех это известно начальнику канцелярии губернатора штата Аризона Мишель Рейган (Michele Reagan). Как-то раз в июне она сидела во дворе своего дома в Финиксе, когда ей позвонил помощник. "Вы сидите?" — спросил он. ФБР отслеживала один из сегментов так называемой темной сети (dark web), скрывающей преступные сайты, через которые можно покупать и продавать наркотики, детскую порнографию и украденные личные данные. Группа хакеров под названием Fancy Bear, которой, по мнению американского правительства, руководит российская военная разведка, пыталась продать имя пользователя и пароль, принадлежащие какому-то человеку из офиса руководителя окружной избирательной комиссии в Аризоне, где содержатся личные данные почти четырех миллионов человек. "Моя первая реакция была такова — это самое худшее, что можно услышать", — вспоминает Рейган.

Рейган с агентами ФБР в срочном порядке попыталась разобраться, как русские проникли в систему Аризоны, и что нужно сделать, чтобы обезопасить ее. Оказалось, что сотрудница избирательной комиссии округа Хила, население которого составляет 54 000 человек, открыла в своем компьютере документ Word с вредоносной программой. К счастью, хотя люди из Fancy Bear сумели проникнуть в местную компьютерную систему, им не удалось добраться до регистрационной базы данных всего штата. Другим повезло меньше. Электронные отпечатки пальцев Fancy Bear были обнаружены в следах взлома компьютеров НКДП. В Иллинойсе федералы обнаружили, что Fancy Bear в середине июля украла из регистрационных систем этого штата данные 85 000 избирателей. В том же месяце Комитет Демократической партии по выборам в конгресс обнаружил, что и его компьютеры тоже были взломаны хакерами Fancy Bear.

Поскольку и другие штаты сегодня сообщают о проникновениях неизвестного происхождения, правительство хочет успокоить общество и убедить его в том, что сам процесс подсчета голосов в полной безопасности. "Мы уверены в неприкосновенности и защищенности наших систем по проведению выборов, — сказал 16 сентября министр внутренней безопасности США Джей Джонсон (Jeh Johnson). — Это многообразная и разветвленная система, находящаяся под местным контролем, и в нее встроено множество механизмов сдержек и противовесов". На каждом из девяти с лишним тысяч избирательных участком в США используются машины, которые не подключены к интернету. Участки ведут подсчет голосов и сообщают о результатах самостоятельно, и у большинства из них на случай необходимости пересчета есть бумажные или электронные копии.

Администрация также подала сигнал России. Соединенные Штаты неофициально предупредили, что любые попытки повлиять на выборы недопустимы, сообщили TIME представители разведки и других ведомств. Госсекретарь Джон Керри передал это послание своему коллеге министру иностранных дел Сергею Лаврову 27 июля в Лаосе. Во время полуторачасовой встречи с Путиным 6 сентября на полях Группы 20 Обама отвел его в сторону и обсудил один на один без помощников проблемы кибербезопасности, о чем TIME рассказал представитель Белого дома. Позднее на пресс-конференции президент призвал все стороны проявлять сдержанность при использовании кибероружия и выступил со скрытой угрозой о кибернетических возможностях США. "Откровенно говоря, у нас самый мощный из всех наступательный и оборонительный потенциал", — сказал Обама.

История операций влияния в борьбе с оппонентами у Путина началась с него самого, что весьма показательно. Когда он в 1999 году быстро поднимался вверх по кремлевской лестнице власти, одного из его главных соперников генерального прокурора Юрия Скуратова поймали на том, что он занимался сексом с двумя женщинами в гостиничном номере. Была сделана соответствующая запись, а Скуратов позднее заявил, что это Путин провел против него шпионскую операцию, известную под названием "медовая ловушка". Путин, который из сотрудника КГБ советской эпохи дорос до самого верха и возглавил спецслужбы страны, заявил о своей непричастности. Однако во время телевизионного выступления он заявил: его агенты установили, что человек на нечеткой видеозаписи это действительно Скуратов. На следующий год Путин стал президентом. Соперничавший с ним Скуратов получил менее одного процента голосов избирателей.

Когда в следующем десятилетии интернет получил широкое развитие, русские превратили кибероружие в стандартный инструмент политического вмешательства. Их тактика распространения хаоса на выборах нагляднее всего проявилась в Украине, где за три дня до президентских выборов в мае 2014 года отключились компьютерные системы Центральной избирательной комиссии. "Серверы не включались, связь с местными избирательными органами была отрезана, — говорит директор фирмы кибербезопасности Infosafe Виктор Жора. — Ничто вообще не работало".

Жора со своей командой сумел вовремя восстановить систему. Во время работы они все больше убеждались в том, что стоявший за хакерской атакой коллектив под названием "Киберберкут" был лишь прикрытием, за которым скрывались российские спецслужбы. Обрушившие систему вредоносные программы на рынке не продавались и были созданы с нуля. Это помогло России в реализации ее стратегической цели — посеять сомнения в действительности выборов и их правомочности. Хакеры могли сфальсифицировать результаты выборов, говорит Жора, но их "главная цель состояла в обрушении самой системы, в уничтожении данных, в опустошении жестких дисков до начала выборов". Более того, свои усилия "Киберберкут" скорее всего координировал с российской государственной пропагандой. Жора со своей командой впоследствии предотвратил попытки "Киберберкута" разместить на вебсайте избирательной комиссии фальшивые результаты голосования, которые показали бы, что крайне правые воинствующие организации идут впереди. Но скриншот поддельной вебстраницы все равно появился в новостях на главном российском телеканале, когда голосование еще продолжалось.

Россия также вмешивается в избирательных процесс в ведущих странах-союзницах США, которые ввели против нее санкции за вторжение в Украину. Многие российские кибероперации помогли популистским и антииммиграционным партиям, выступающим против западноевропейского единства перед лицом усиливающейся российской агрессии. В августе была проведена фишинговая атака на электронную почту немецких партийных руководителей, в том числе, некоторых членов Христианско-демократического союза канцлера Ангелы Меркель. В электронных сообщениях присутствовали вредоносные программы с характерным почерком Fancy Bear. Об этом сообщил главный немецкий руководитель по вопросам киберзащиты Арне Шенбом (Arne Schönbohm), который 9 сентября предупредил, что эта атака могла быть попыткой манипуляции общественным мнением в преддверии парламентских выборов 2017 года. Ранее Меркель распорядилась, чтобы немецкие спецслужбы проанализировали ложное сообщение российских СМИ о том, как мигранты в Германии изнасиловали русскую девушку, так как эта история содействовала усилению крайне правой оппозиционной партии "Альтернатива для Германии". В сентябре на региональных выборах в избирательном округе Меркель эта партия разгромила ХДС.

Во Франции тесно связанный с Кремлем российский банк в ноябре 2014 года одолжил крайне правой партии Марин Ле Пен примерно девять миллионов евро, что помогло ей подготовиться к региональным выборам, состоявшимся годом позже. На них эта партии добилась самых лучших за всю свою историю результатов. Россия также попыталась осуществить более изощренную информационную операцию по усилению страхов перед иммиграцией и по поводу национальной безопасности, что также способствовало усилению позиций Ле Пен. В апреле 2015 года неизвестные хакеры заблокировали программу французского телеканала TV5Monde, и в течение 18 часов на вебсайтах этого канала можно было видеть только черный флаг ИГИЛ. Французские спецслужбы и британское ведомство радиоэлектронной разведки Центр правительственной связи выяснили, что за этой хакерской атакой стоит не ИГИЛ, а Fancy Bear, о чем в своей статье от 25 сентября сообщила London Sunday Times и американские официальные лица.

Британия также попала в число мишеней. В упомянутой статье приводятся слова независимого специалиста Дэвида Андерсона (David Anderson), который сказал, что Центр правительственной связи 7 мая 2015 года заблокировал российскую попытку сорвать всеобщие выборы в Соединенном Королевстве. Газета отметила, что хакеры Fancy Bear намеревались нанести удар по правительственным серверам и ведущим телеканалам. Но не все станции попали в список. Осенью 2014 года промосковская телевизионная сеть RT, получающая финансирование из Кремля, начала в Британии 24-часовое вещание для местных телезрителей. Специалисты по России отмечают, что ее главный посыл таков: западная демократия это не круто. "Это циничный посыл, сообщающий о том, что никто не демократичен", — говорит эксперт по европейским правым партиям Питер Креко (Peter Kreko), преподающий в Университете Индианы.

Самые главные пессимисты в лагере кремлеведов беспокоятся о том, насколько далеко может зайти Путин со своими психологическими операциями и кибервойнами. Они рассматривают характерные черты российского вмешательства в избирательный процесс в контексте так называемой доктрины Герасимова, которую недавно поддержал Путин. Названа она именем начальника российского Генерального штаба Валерия Герасимова, и ней излагается нетрадиционный подход к военным конфликтам, опирающийся в основном на кибервойну и операции влияния. "Вполне благополучное государство можно в считанные месяцы и даже дни превратить в арену ожесточенного вооруженного конфликта, — заявил Герасимов в своем ставшем знаменитым манифесте от 2013 года, — посредством политических экономических, информационных, гуманитарных и прочих невоенных мероприятий, проводимых в соответствии с протестным потенциалом населения".

Именно так Путин разжег сепаратистское восстание на востоке Украины в 2014 году. Но опрошенные при подготовке статьи действующие и бывшие руководители из органов разведки и национальной безопасности в один голос заявили, что главное преимущество, которое Путин получает от своего вмешательства в западноевропейские и американские дела, это то, что такие действия помогают ему справляться с политическими и дипломатическими вызовами у себя дома. "В конце концов, если люди начинают сомневаться в добропорядочности нашей избирательной системы, для России это плюс, — говорит один высокопоставленный представитель американской разведки. — Но я бы сказал, что это в равной степени относится к его внутренней аудитории и к его обществу. Чем больше хаоса в Европе и США, тем лучше".

Путин не останавливается даже тогда, когда факты его вмешательства становятся достоянием гласности. В апреле у НКДП возникли подозрения, что против него была совершена хакерская атака. Комитет вызвал специалистов из CrowdStrike, которая была создана в 2011 году Альперовичем, и где работает немало экспертов по кибербезопасности, ранее трудившихся на правительство. CrowdStrike была знакома с Fancy Bear: ранее она обнаруживала следы взломов этой группы в Канаде, Японии и бывшей советской республике Грузии. CrowdStrike отмечает, что эта группа использует уникальные российские методы ведения киберразведки, в том числе, закрытые коды в своих вредоносных программах, инфраструктуру серверов по всему миру и тайную методику проникновения в системы, в которых она затем скрывается. Проанализировав компьютеры НКДП, Альперович пришел к выводу, что хакерский взлом осуществили действительно русские. И хотя обычно CrowdStrike держит свои заключения в тайне, НКДП заявил компании, что возмущен российскими попытками вмешательства в нашу политическую систему и "хочет, чтобы мы обнародовали свои выводы", говорит Альперович.

Через 12 часов после того, как в июне прозвучала новость о взломе НКДП, в онлайне появился хакер, заявивший, что он румын, и назвавшийся Guccifer 2.0. Он попытался опровергнуть утверждения CrowdStrike о своей принадлежности к российской военной разведке. Guccifer 2.0 начал размещать информацию с компьютеров НКДП в блогах и в Твиттере, но его заявления показались не очень убедительными. Например, когда на него через интернет вышли репортеры, в его ответах на румынском языке было полно ошибок. Представители американского правительства неофициально подтвердили, что по их мнению, за хакерскими атаками на Комитет Демократической партии по выборам в конгресс и на Национальный комитет Демократической партии стоит Fancy Bear и российская военная разведка.

С приближением выборов утечки стали появляться все чаще, разоблачая таинственную сеть действующих лиц. К моменту хакерской атаки на НКДП группой "хактивистов" был создан вебсайт DCleaks. net. К июню она начала размещать украденные документы, в том числе, электронную переписку генерала в отставке Филипа Бридлава, ранее командовавшего войсками НАТО и США в Европе. В своих письмах на имя бывшего госсекретаря Колина Пауэлла он спрашивает, как убедить Обаму более решительно противодействовать российскому вмешательству в Украине.

Вначале не было никаких указаний на связь между DCleaks. net и российскими хакерами, и даже сейчас непонятно, кто стоит за этим сайтом. Но в конце июня Guccifer 2.0 связался с вебсайтом Smoking Gun и передал ему ссылку на материал, украденный у НКДП, который DCleaks. net собирался опубликовать. В последние недели этот сайт начал публиковать новые письма, принадлежащие Пауэллу, в которых есть весьма нелестные замечания о Клинтон, хотя в целом тональность сообщений благожелательная. А недавно сайт разместил, согласно его утверждению, копию паспорта Мишель Обамы.

В утечках информации предпочтение отдается изоляционистской политике, а не конфронтации с Россией. Письма Бридлава изобличают неловкую и безуспешную попытку организовать противодействие России в Украине под руководством США. Документы НКДП, попавшие к WikiLeaks по неизвестным каналам, ослабили старого путинского врага Хиллари Клинтон накануне общенационального съезда демократов. А DCleaks утверждает, что факт публикации паспорта первой леди показывает, насколько Соединенные Штаты уязвимы для террористов.

Путин всеми силами отрицает свою причастность. Отвечая 2 сентября на вопрос Bloomberg TV о причастности России ко взлому НКДП, президент сказал: "Я об этом ничего не знаю". Но возникло впечатление, что он восхищается и даже гордится работой Fancy Bear. "Они действуют настолько филигранно, настолько тонко, могут показать в нужном месте и в нужное время свой "след". Или даже не свой "след", а закамуфлировать свою деятельность под деятельность каких-то других хакеров из других территорий, из других стран".

На самом деле, нужна по-настоящему филигранная работа талантливого вора — или целой армии воров — чтобы сфальсифицировать президентские выборы в США. Все дело в том, что они не подключены к интернету, проводят их тысячи независимых избирательных участков, а машины для голосования в основном защищены от вмешательства, говорит исполнительный директор Центра избирательных систем при Государственном университете Кеннесо Мерли Кинг (Merle King). Федеральные ведомства удаляют известные уязвимости из государственных компьютеров и предлагают программы сканирования в целях безопасности. Американская контрразведка и органы кибербезопасности будут выявлять, "приходит ли из-за рубежа или даже изнутри страны что-то похожее на попытку нанести удар по избирательной системе", заявляет глава внутренней безопасности при Джордже Буше Майкл Чертофф (Michael Chertoff). А ФБР начало официальное расследование по фактам хакерских нападений на НКДП, на Комитет Демократической партии по выборам в конгресс, в Аризоне и Иллинойсе.

Но до выборов остается все меньше времени, и некоторые государственные и независимые эксперты говорят, что администрация медлит с разоблачениями российской операции влияния и не разъясняет ее суть американцам. Двухпартийная группа в составе бывших руководителей из сферы национальной безопасности, куда вошел Чертофф и другие, в июле призвала Обаму назвать тех, кто совершил хакерскую атаку против НКДП. Альперович говорит, что у США неверное представление о поле боя в киберпространстве: "Американское правительство последние 20 лет думало только о том, как добиться кинетического эффекта в киберпространстве, как создать так называемые кибербомбы, потому что именно к этому мы привыкли. Но русские понимают, что истинная сила в данной области в операциях влияния, в психологических войнах, в изменениях людских представлений о происходящем".

Почти все лето Трамп выражал сомнения по поводу эффективности американской избирательной системы, сделав это важной частью своей кампании. "Боюсь, выборы будут подтасованы, — сказал Трамп в Огайо 1 августа. — В этом надо честно признаться". Сторонникам Трампа, которые пообещали стать наблюдателями на выборах, было сказано, что их действия помогут "остановить нечестную Хиллари, не дав ей сфальсифицировать выборы".

Отвечая во время первых дебатов на вопрос о том, поддержат ли они результат голосования, оба кандидата сказали да. Но хорошо известно, что Трамп часто делает прямо противоположное. Когда в день выборов в 2012 году поступили результаты голосования, он солгал, сказав, что республиканцы победили, и призвал к восстанию. "Липовая коллегия выборщиков превратила нашу нацию в посмешище, — написал Трамп в Твиттере. — Весь мир смеется над нами. Больше голосов равно проигрышу… революция! Эти выборы сплошной обман и пародия. Мы не демократия!"

Клинтон сказала, что Путин пытается добиться избрания Трампа, но никаких доказательств этого нет. Да, у Трампа есть какие-то связи с Россией. Бывший руководитель его предвыборного штаба работал в Украине на путинского ставленника до произошедшего там прозападного переворота. У Трампа, его родственников и советника по внешней политике в бизнес в России вложены десятки миллионов долларов. Точная сумма неизвестна, а Трамп отказывается сообщать подробности о своих российских партнерах по бизнесу.

Эти связи беспокоят даже неуступчивых республиканцев. Чертофф возглавил сенатское расследование о какой-то малопонятной сделке с землей в Арканзасе, которую в середине 90-х заключили Билл и Хиллари Клинтон. Он весьма критически относится к кандидату от демократов. Но его одновременно беспокоят разговоры Трампа о подтасовках на выборах. "Эти разговоры о фальсификации выборов очень опасны", — говорит Чертофф.

А в Аризоне республиканка Мишель Рейган работает над тем, чтобы голосование прошло благополучно. Узнав о хакерской атаке Fancy Bear, она на 10 дней отключила от интернета всю базу данных избирателей штата, чтобы обеспечить безопасность системы. Из бесед с ФБР и своими собственными специалистами по кибербезопасности она узнала такие фразы как "внедрение SQL-кода" и "двухфакторная аутентификация". "Да, нам кажется, что мы в безопасности", — говорит она теперь.

Но это не значит, что ее не беспокоят российские попытки снизить уровень доверия к выборам. "Мы знаем, что эти отвратительные субъекты из других стран пытаются нас запугать, — говорит она. — И речь здесь не о краже информации, не о ее подделке. Мне кажется, надо перевести в другое русло всю тему разговора и начать говорить о том, как все это влияет на доверие американского электората". Что она может сказать американцам о том, как реагировать на действия Путина? "Наша задача — убедить людей в необходимости участия, чтобы они не оставались в стороне, а шли и голосовали".

Наши блоги