УкрРус

На российские войска в Сирии надвигается катастрофа

Читати українською
  • Су-24М садится на авиабазе "Хмеймим"
    Су-24М садится на авиабазе "Хмеймим"

Российская военная интервенция в Сирии, которая началась в большой спешке чуть более месяца назад, стала неожиданностью – возможно, не настолько шокирующей, как стремительная оккупация и аннексия Крыма. Но разве способность России удивить и спроецировать силу в Сирии доказывает, что западные попытки "дискредитировать российские военные возможности" были ошибочны?

Как пишет в своей статье Брукингский институт, первый месяц военной операции мало что говорит о военных возможностях России. Но он показывает, что российское руководство готово задействовать военные инструменты при рисках, запредельных для западных политиков. Конечно, такая готовность рисковать представляет собой определенное политическое преимущество, но остается неясным, справится ли российская армия с поставленной задачей. Сирийское поле боя таит множество подводных камней, и российские военные неизбежно окажутся виноваты, если любой из этих подводных камней приведет к катастрофе.

Реформы и перевооружение

Оглядываясь назад, кажется поразительным, что, приняв в начале десятилетия ключевой внутриполитический ориентир на "модернизацию" (а внешнеполитический – на "перезагрузку"), Россия провела реальную модернизацию только в вооруженных силах. Военная реформа была начата министром обороны Анатолием Сердюковым всего через пару месяцев после бесславной "победы" в войне с Грузией, в августе 2008 года. Его замена в ноябре 2012 года Сергеем Шойгу помогла исправить некоторые ошибки планирования, а также сместила фокус на боевую подготовку. Повышенная готовность, особенно российских спецслужб, позволила провернуть впечатляющую операцию по захвату Крымского полуострова в марте 2014 года. Однако многие ключевые части военной машины по-прежнему остаются незатронутыми модернизацией.

Реформы никогда не бывают безболезненными, и военно-воздушные силы от непродуманных сокращений и реорганизаций понесли наибольший ущерб. Решение разрушить традиционную структуру воздушных полков и дивизий, а также организовать более крупные авиабазы создало ситуацию, когда боевые самолеты десятков различных типов и модификаций оказались втиснуты в непригодную для них систему обслуживания. Реформы также серьезно нарушили процесс высшего образования, из-за чего в настоящее время имеется дефицит пилотов и инженеров. Результатом стал организационный и логистический кошмар, который этим летом привел к серии аварий, в том числе потере двух стратегических бомбардировщиков Ту-95МС. Последним прибавлением в этом печальном списке стала потеря истребителя МиГ-31 над Камчаткой в прошлую субботу.

Массовое перевооружение должно было скомпенсировать дезорганизацию, вызванную радикальными реформами. ВВС было обещано 350 новых тактических самолетов и 1000 вертолетов до 2020 года. Но из-за падения российской экономики эти планы подвергаются вынужденному пересмотру. Заказ на истребитель пятого поколения Т-50 (ПАК ФА) был сокращен с 50 до всего 12 самолетов, а дата его поставки и вовсе не определена. Расширение флота транспортной авиации также попало под нож из-за разрушения производственных связей с Конструкторским бюро Антонова в Украине.

Смелое наступление в сирийскую ловушку

Ограниченное вмешательство в постоянно меняющуюся гражданскую войну в Сирии не изменило эти оценки, хоть и дало значительный политический эффект. Конечно, важно не рассматривать российские возможности через призму западных способов ведения войны, но стоит помнить, что жесткие реалии боя покажут себя независимо от национальных особенностей.

Российская интервенция в Сирии вообще стала возможна только потому, что "гибридная война" на востоке Украины, связавшая большую часть боеспособных российских подразделений, практически не имела воздушного элемента. Москва попыталась использовать эти свободные ресурсы для демонстрации военной мощи на Прибалтийском театре, но, столкнувшись с эффективной системой сдерживания, вынуждена была прекратить провокации.

Сирия показалась более легким вариантом, и развертывание авиационного полка на наспех подготовленной авиабазе "Хмеймим", около Латакии пошло на удивление гладко. Однако воздушная операция длится уже второй месяц, и начались проблемы.

В состав полка (эскадрилья легких истребителей-бомбардировщиков Су-25СМ и эскадрилья ударных вертолетов Ми-24) делает его наиболее подходящим для непосредственной авиационной поддержки наземных войск. Но постановка такого рода сложной задачи имеет смысл только для поддержки наступательной операции сирийских правительственных войск, которые, как оказалось, не способны ее успешно провести.

Поддержание воздушной кампании на нынешнем уровне обходится не очень дорого (по консервативным оценкам - $2,5 млн в день, по сравнению с примерно $9 млн в день, которые тратятся США на борьбу с ИГИЛ), но техническая поломка наверняка произойдет, притом скорее раньше, чем позже.

Увеличение же масштабов влияния трудноосуществимо из-за недостатка свободных сил. Залп крылатых ракет, произведенный фрегатами Каспийской флотилии на день рождения Владимира Путина, стал сенсацией, но серьезно разозлил Казахстан и Азербайджан, и поэтому вряд ли повторится. В любом случае, он не оказал значительного влияния на поле боя.

Даже для поддержания активности на уровне 50 вылетов в день ВМФ России пришлось арендовать или купить восемь коммерческих транспортов. Единственный российский авианосец, "Адмирал Кузнецов", стоит на ремонте (как и большую часть времени), а командование ВМФ может только мечтать о постройке десантного корабля вроде "Мистралей", которые Франция отказалась передать.

Следующие шаги для излишне растянутой и обескровленной армии

В планах российского режима явно было использование первоначального военного успеха для проведения переговоров об окончании гражданской войны с позиции силы. Но, увы, никакого первоначального успеха не было. ИГИЛ и прочие противники Асада уже начали контрнаступление.

Даже просто усадить все различные стороны за стол переговоров, как и всегда, сложно. А если эти переговоры провалятся, российским лидерам будет непросто заявить о победе и покинуть страну.

Однако и продолжение российской военной авантюры – значит просто напрашиваться на крупную катастрофу. Даже имея высокую склонность к риску, Путин не может позволить себе так проиграть. Поскольку экономика продолжает свое падение, ему нужны новые победы для поддержания патриотической горячки в обществе. И только военные инструменты позволяют ему преуспеть в своих амбициозных усилиях по проецированию силы с позиции слабости.

Патовую ситуацию на Донбассе удалось успешно замаскировать сирийской авантюрой, но в ближайшем будущем потребуется отвлекать общественное внимание уже от этого "нового Афганистана". Грузия может стать следующей удобной целью, но в том-то и дело, что незадействованных в различных конфликтах военных сил остается все меньше и меньше.

Суть в том, что ради выживания своего режима, Путин вернул страну в "безопасное" положение военного противостояния. Но российская армия не в состоянии победить в этой конфронтации, а российская экономика неспособно ее прокормить.

Ранее "Обозреватель" писал о том, что сирийская авантюра Путина закончится в домах россиян, ведь этим Кремль настроил против себя четверть населения страны, а также подавляющее большинство мусульман во всем мире.

Наши блоги