УкрРус

Украинский Спартак в Голливуде

  • Украинский Спартак в Голливуде
    Кирк Дуглас в роли Спартака / nnm.me

Вам наверняка хорошо известен самый короткий еврейский анекдот, состоящий из двух слов: "Еврей – дворник". Правда, не спешите смеяться и воспринимать это в шутку. Думаю, вы очень удивитесь, узнав о том, что легендарный голливудский актер, сыгравший роль бессмертного Спартака – Кирк Дуглас – был евреем. А в начале своей карьеры он был дворником, уборщиком туалетов и помещений, садовником...

История жизни этого гениального актера и сильного человека потрясает. Для меня он – символ силы и духа, пример для подражания.

Мое знакомство с Кирком Дугласом произошло через его сына, не менее известного талантливого актера – Майкла Дугласа. Познакомилась я с Майклом и его женой красавицей актрисой Кэтрин Зета-Джонс (Catherine Zeta Jones) на Мальорке, в городишке Дейя (Deia), на вечеринке у моей близкой подруги Наталии Грейвс. Это внучка легендарного британского писателя Роберта Грейвса (Robert Graves). Во время беседы за столом мы разговорились об Украине. Я сказала, что родилась там, а моя бабушка родом из Бердичева. После услышанного глаза Майкла загорелись. Он рассказал, что один из его дедов был родом из маленького еврейского поселка из-под Бердичева. Целый вечер, а потом и на следующий день в доме Дугласа я слушала завораживающую историю его отца и семьи, которая иммигрировала из Беларуси и Украины.

Оказалось, что голливудского Спартака звали вовсе не Керк, а просто Изя. Именно так, Изя Даниелович из Бердичева. Оттуда идет одна из веток его семьи. Другая же – по отцу – из Белоруссии. Там проживала их семья, в Чаусах Могилевской области (Chavusy, Mahilyow Voblast). Изя родился в Нью-Йорке, сразу как семья иммигрировала. В то время Беларусь была частью Российской империи, семья бежала от погромов, – рассказывал Дуглас-младший. Да и в Америке с еврейскими именами было не просто жить, мой отец дважды менял имя. Сначала из Иссура (коротко Изя) Даниеловича он стал Иззи Демски. Потом сменил на Кирк Дуглас, сразу же перед армией, – рассказал Майкл. Дедушка Гершл (Hershe) стал Харри. Через какое-то время тоже изменил фамилию на Демски. Вся семья поменяла фамилии, так как первым иммигрировал брат дедушки, и уже к нему приехала в Нью-Йорк и моя семья. Это бабушка Брайна (Bryna). Она стала – Берта (Bertha). Кстати, именно ее семья была родом из Украины. Даже говорили, что часть была из Бердичева, часть из Одессы, но о ее семье мы знали очень мало, разве что девичья фамилия известна – Санглел (Sanglel), продолжал Майкл.

Слушала я это все и вспомнила добрый еврейский анекдот, который рассказывала мне в детстве бабушка из Бердичева: "Вот начались погромы в Бердичеве. Собрал Абрам свои троих сыновей и сказал им: "Дети мои, время тяжелое настало, быть евреем теперь не в моде, нам нужно как-то вливаться в среду, менять имена… Посмотрел он на своего сына Мойшу и говорит: ты Мойша будешь Миша. Это и похоже, и одно и тоже. Ты Гершл будешь Гриша: это и похоже, и одно и тоже. Глянул он на младшего и говорит: ты же Сруль, будешь Акакий. Это хоть и не похоже, но одно и тоже".

"А по-русски в семье говорили?" – спросила я. "Нет, в семье звучал лишь только старый добрый идиш".

"А, тухел, нахес, авкапурес, шмак и фаршмак", – сказала я с улыбкой.

Моя бабушка разговаривала свободно на идише и даже знала иврит, читала Тору. С детства помню стишки на идише, которым она меня учила: "от аиде аваибеле ергот гроисе цурес, от аиде аваибеле ергот авкапурес"… Много их было. Иврит, к сожалению, я так и не выучила. Кстати, бабушка сама его в тайне выучила. Она рассказывала, что в Бердичеве все разговаривали на идише, а иврит это был язык писания. И, мол, женщине свой нос туда совать не зачем было. Бабушка влюбилась в сына раббина – Вениамина. Они помолвились, хотя родители были против. Он тайно учил ее ивриту и читать тору. Потом грянула война, немцы… Бабушке повезло. Она осталась жива. Ее взяли переводчицей, а Вениамин из Освенцима, так и не вернулся.

Кирк Дуглас с папой и мамой

Майкл притих, внимательно слушая мою историю. После паузы тихо молвил: "Да нам повезло. Мы избежали фашизма, концлагерей, камер пыток... Хотя дедушке с бабушкой казалось, что хуже русских молодчиков, делавших погромы, по указанию царя быть не может. Да и сейчас в современной России, я слышу разные отзывы по поводу еще до сих пор процветающего антисемитизма".

"Скажите, – спросила я. – Кирку тяжело в те дни было стать иммигрантом в Америке?"

"Да уж не сладко, – ответил Майкл с кривой улыбкой на лице. – Дед Гершл был шмоточником, продавал и покупал старье, поношенную одежду. Эта занятость была на самом низу социальной пирамиды, хуже старьевщика не было никого. Правда, дедушка достойно записал себя в графе о работе в документах как бизнесмен. Ну, а отец был сыном старьевщика. Вот, представьте себе, как ему это было. Вообще, вы можете почитать книгу папы, где все об этом очень хорошо написано, называется "The Ragman’s Son" – "Сын Старьевщика". Михаэль повернулся к полке с книгами и вытащил копию книги.

В ту ночь в тишине я вчитывалась в слова Иссура-Изи-Иззи-Кирка. Одна фраза потрясла меня: "Так вот мой отец, который в России был продавцом и разводил коней, купил себе коня и маленькую кибитку. Он стал старьевщиком, покупал старые шмотки, куски железа и всякий мусор за копейки. Так, за 10 копеек, за 5... Даже на Eagles Street, в самом бедном районе города, где все семьи нуждались. Работа старьевщика считалась самой низкой и унизительной. Была на самом низу социальной лестницы. А я был сыном старьевщика".

Эта фраза: "А я был сыном старьевщика, все звучала у меня в голове".

Когда я возвращала книгу Майклу, то спросила: "А как он это сделал? Как он из сына старьевщика стал Кирком Дугласом?"

Майкл улыбнулся: "Папа всегда говорил, что единственная вещь, которую он всегда знал наверняка, это было то, что он всегда хотел быть актером. Эта мечта и сделала, наверное, Кирка Дугласа. Ну, несомненно, помогло и упрямство. Ведь чем он только не занимался: пацаном продавал сладости, работал на фабрике, чтобы заработать денег на хлеб, молоко. Их семья была большая. Детей много, еды на всех не хватало. Он поменял более сорока работ, чтобы хоть как-то помочь семье, да и себе. Работал с детства. Когда же попал в университет, то ему не хватало денег на учебу. Он пошел работать дворником, убирал сортиры, подрабатывал садовником. А летом занимался борьбой на карнавалах, чтобы копейку отложить на учебу. Боец он был отличный, между прочим. Чего-чего, а работы Изя никогда не стыдился. Плюс и сестры, наверное, помогли – ускорили выезд из родимого гнезда".

"Сестры? – я удивилась. – А как именно?"

Дуглас младший улыбнулся: "Да он уже просто не выдерживал жить вместе с шестью сестрами, представь шесть женщин плюс мать. И все в одном доме! А ты один парень. Дед хоть днями на работе пропадал, а Изе деться было некуда. Папа говорил: "Я до смерти хотел поскорее убраться оттуда. В том смысле, что у меня прямо туфли горели".

Дуглас-младший может быть сам этого, не ведая, открыл мне совершенно другого Кирка Дугласа. Раньше я смотрела на его драматический образ Спартака на телеэкране. Этот человек, это лицо казалось мне таким далеким, чудным и холодным. Оно обитало в Голливуде в 1960-х. Но не теперь...

Теперь я знаю, что это Изя из Бердичева. И вот, вернувшись домой, я поставила фильм "Спартак" и совершенно по-другому посмотрела его. Ведь в главной роли был Изя из Бердичева, сын старьевщика. Такие люди внушают веру в простоту и силу воли, которая существует в каждом из нас. Веру в то, что все возможно, просто надо не стыдиться быть сыном старьевщика, дворником, актером... Ведь для него это все были роли, а в душе он был Изя, был Спартак. Да, наш украинский Спартак из Бердичева, представьте себе.

Прощаясь с Майклом, я спросила, не хотел бы он приехать как-то на родину, найти штатель бабушки Берты под Бердичевом, увидеть дом? У Майкла загорелись глаза. "Это было бы невероятно!" – воскликнул он.

Надеюсь, что когда-то мы, украинцы, наша власть, таки сможем пригласить Майкла на Родину. Жаль, Изя умер, так никогда и не увидев родных мест матери, но кровь жива. Она сильнее, чем вода.

Я возвратилась в Киев. Спустя какое-то время начался Майдан. И меня все не покидала фраза из книги Спартака-Изи из Бердичева: "Что бы достичь чего либо, ты должен быть достаточно смелым, что бы потерять". Мы потеряли жизни стольких людей, которые верили в достижение лучшего для всех нас. Они были смелыми, знали, как и он, что путь к достижению лежит через смелость. Даже ценой потери самого ценного...

Какими вечными кажутся теперь эти слова, настоящего Спартака.

В следующем блоге я подниму тему рака. Болезнь, от которой пока нет панацеи. Многие люди страдают от нее. Не обошел рак и меня, и моих родственников. Но очень важно суметь найти силы, перебороть страх и жить дальше...

Наши блоги