УкрРус

Сорняки растут не только в поле

У англичан, славящихся изысканным юмором, есть мудрая пословица: "Чем выше обезьяна карабкается по дереву, тем виднее её неприкрытая задница". Заранее приношу извинения любому, кого это может обидеть, но, по моему скромному разумению, эта пословица больше подходит все-таки не английским обезьянам, которые в туманном Альбионе встречаются только в зоопарках, а украинским народным депутатам, кишмя кишащим в здании на улице Грушевского.

Почему так резко? Попробую пояснить. По некоторым данным, из 450 украинских нардепов не менее 300 – долларовые миллионеры. Не знаю, хорошо это или плохо. Некоторые одобряют, что рулят державой не бедняки, пытающиеся разбогатеть, а материально состоявшиеся лица, усматривая в этом высокую гражданскую мотивацию политиков. Боюсь, но подлинные цели наших нардепов, независимо от их партийной принадлежности, весьма далеки от подобных иллюзий, ибо большинству из них присуща меркантильность самого низкого свойства.

Сразу скажу, что болезненной жадности и патологической бесстыжести наших политиканов - я не судья. Когда из грязи в князи – наверное, по-другому не бывает. Некоторые еще не забыли, как стреляли бычки из мусорных урн, а благородные дамы – сравнительно в недавние времена подтягивали специальными крючками стрелки в капроновых чулках, слегка попахивающих аммиаком.

Сегодня они щеголяют часами за десятки тысяч долларов и носят элегантные аксессуары, не уступающие хронометрам в стоимости. Красиво жить не запретишь, тем более, дорвавшимся. Но почему тогда лишь 19 из 450 отказались в прошлом году от материальной помощи? А 431 богач – не побрезговал нею?!

Знает ли читатель, что это такое - материальная помощь? Давно ли сам получал её или, как большинство украинских граждан, стыдится обращаться за вспомоществованием, считая, что лучше сдохнуть с голоду, чем с протянутой рукой оббивать подлые чиновничьи пороги?

Так вот, институт материальной помощи действительно существует. Её предоставляют за счет бюджета (разумеется, когда есть такая возможность) в виде денежных средств, продуктов питания и других предметов первой необходимости исключительно лицам, находящимся в трудной жизненной ситуации, куда входят затраты на лечение, а когда оно не помогло – на погребение близких.

Когда-то в моей школе работала прекрасная учительница, мать-одиночка, воспитывающая единственного сына. Мальчик заболел, и ей потребовались деньги на операцию. Какую-то сумму, явно недостаточную, собрали в школе. Чем-то, весьма незначительным, помог профсоюз. А я, мудрый державный муж, посоветовал ей обратиться в горсовет, сказал, что поговорю с руководством.

Позвонил одной руководящей даме, обрисовал ситуацию, получил заверения в оказании помощи, и был доволен собой – сделал, благодетель, доброе дело!

На следующий день учительница рассказала, что её приняли, участливо выслушали и сказали, что решение вопроса займет несколько дней: надо согласовать с комиссией и, если я не ошибаюсь, дождаться исполкома или сессии.

Не прошло и двух недель, как коллега пришла ко мне с благодарностью за полученную помощь. Такие вещи всегда приятны, но только язык мой – враг мой: что заставило меня, вместо того, чтобы закончить разговор на легкой душевной волне, осведомиться о полученной сумме?! Потому что, когда она сказала, чем её облагодетельствовал наш горсовет, моё настроение быстро испортилось: - 150 гривен…

Дареному коню в зубы не смотрят – спасибо державе и за такую подмогу! Зато нардепы, которых лечит – никак не перелечит бесплатная для них Феофания, оказывается, ежегодно получают по две дополнительных месячных зарплаты - 34000 гривен материальной помощи…

Не пойму, зачем им такие деньги. Неужели на погребение себя и всех своих родичей сразу? Так не каждый же год устраивать такие пышные похороны! Или кто-то из них заболел раком и собирает теперь деньги на лечение заграницей?

Тьфу, тьфу, тьфу – пусть будут здоровы, только за что нам такое горе - огромный Парламент, напрочь зараженный бациллой мерзкого стяжательства?!

Интересно, что херсонские депутаты оказались достойны своих загребущих коллег, так же вкусив сладости дармовых денежек и не постыдившись написать для этого робкие заявления о постигших их материальных невзгодах. Приятно узнать, что тяжко сегодня не только нам, грешным. Оказывается, еще труднее: директору шикарного сельского рынка; молодому да раннему владельцу "заводов, домов и пароходов"; бывшему мэру, отощавшему вдали от мэрских щедрот; и прочей титулованной знати, выпорхнувшей из нашего гнезда.

Спросил одного такого "нуждающегося": не стыдно ли тебе получать одной только материальной помощи – больше, чем годичная зарплата учительницы высшей категории?

И получил ответ "на голубом глазу":

- Да я из этих денег себе не взял и копейки – всё пустил на благотворительность! Хотите, назову имена и фамилии – сами убедитесь…

Он смотрел на меня, и в его глазах не было и капли сомнения. Наоборот, в них читалось обиженное недоумение: как же так, святое дело делаю, пекусь про обездоленных, а тут – кто-то еще и претензии предъявляет…

Что ж, не нужны мне фамилии осчастливленных, да и твою попытаюсь забыть на будущих выборах, ещё и всех своих знакомых сагитирую. А вот фамилии тех, кто тебя учил в школе, узнать бы не лишне. Учили они тебя, учили, да так и не научили, что помогать другим нужно из своего кармана, а не за державный кошт, пожиная незаслуженную славу и красуясь в рекламных телероликах. А так, что с вас, необученных, возьмешь… Ведь это о таких писал поэт:

Вырос в поле, глупенький

Василек голубенький

Не понять ему никак,

Почему же он сорняк…

Увы, сорняки растут не только в поле…

Наши блоги