УкрРус

После Майдана

Читати українською

Основная задача политтехнологов - вместо выбора из вариантов, которые нравятся избирателю, навязать гражданам выбор меньшего из двух зол. И с этой задачей они прекрасно справляются. По мере обострения противостояния массовое сознание поляризируется. Если ты не поддерживаешь действия "Свободы", значит ты - за преступный режим Януковича. И наоборот, уже для другой аудитории, если ты вышел отстаивать свои гражданские права, следовательно, ты поддерживаешь национал-фашистов из "Свободы". Технологическая цель достигается в любом случае – общество начинает всерьёз воспринимать инспирированный конфликт. И сразу забывается, что уровень демократичности и приверженности европейским ценностям "Свободы" сопоставим с уровнем ПР. Что и ПР, и парламентская оппозиция финансируются из одного источника, и этим источником являются олигархические семьи, как элитное сословие, формирующегося сословного общества. Забывается, что не только объективные интересы России, но и интересы ЕС и Запада по большинству позиций противоречат интересам Украины. Забывается ещё вчерашнее недоверие, как к лидерам власти, так и оппозиции. Невольно начинаешь воспринимать серьёзно их призывы в духе "если ты не с нами, то против нас", а также против демократии, развития и всего прогрессивного человечества. Формируются призрачные надежды и иллюзорный образ светлого будущего, в том случае, если победят наши.

И всё – дело сделано! Социальная тематика на Майдане отодвинута на третий план. Неполитический Майдан сливается с партийным. Реальное противостояние заменено поставленным политтехнологами спектаклем, а все, кто не хочет принимать участие в этой постановке ни с одной из сторон, сразу же объявляются трусами и непатриотами. Аргументированная дискуссия уступает место истеричным призывам в духе Вышинского: "смести эту нечисть", "очистить Украину от…". Палатки, баррикады, маски, война с памятниками, безнаказанность "Беркута", мобилизация студентов, а также заранее прикормленных провокаторов и боевиков от обеих сторон, обостряют и наполняют смыслом раздутый псевдоконфликт. В результате объективный конфликт, вызванный многолетней деятельностью власти не в интересах избирателя, трансформировался в искусственный конфликт между теми, кто считает правильным разбивать яйца с разных сторон. А когда всеобщая поляризация мнений происходит в условиях отсутствия у Украины своего информационного пространства, когда к этому добавляется эффект толпы, то противостоять такому психологическому давлению и не дать втянуть себя в инспирированное противостояние очень сложно. Но, чем больше уровень вовлеченности в инспирированный конфликт, тем больше уровень последующего неизбежного разочарования его последствиями, независимо от его результата. Акцентирую внимание на этом совершенно еретическом с точки зрения, как сторонников, так и противников Майдана тезисе: для простых граждан совершенно не важно, чем завершится инспирированный конфликт между марионеточной властью и не менее марионеточной оппозицией. Зато важен уровень остроты противостояния. Чем он будет выше, тем больше будет закручивать гайки победившая сторона. Тем большей будет потеря социальных гарантий, гражданских свобод и возможности демократического влияния на власть для каждого гражданина.

Между тем вопрос о европейской интеграции вообще не стоит на украинской повестке дня. Он не зависит от действий политиков или Майданов. Если кризис в ЕС будет преодолён и Европа вернётся к темпам развития хотя бы на уровне начала 21 века, то Украина неизбежно будет интегрироваться с ЕС. И никакие злые силы не смогут этому помешать. Если же европейский кризис будет обостряться и дальше, то станет неизбежным распад самого ЕС, и никакая евроинтеграция не будет возможной по определению. Т.е. мы имеем дело не с управляемым параметром, а с объективным процессом цивилизационного развития. Всё возможное управление этими процессами сводится к их некоторому ускорению или незначительному замедлению, причем ценой несоразмерно больших усилий. Зато эти процессы можно прогнозировать, что я и сделал, опубликовав свой прогноз ещё в 2005 году. Я не только не агитирую и не призываю к чему-либо, я вообще не являюсь экспертом, поскольку анализирую процессы не с экспертной точки зрения, а с научной, где функцию экспериментальной проверки выполняет прогноз. Любой может поднять мои опубликованные прогнозы прошлых лет и сам для себя решить, насколько стоит прислушиваться к моим тезисам.

Украинские Майданы - это не революции, а первые проявления новой зарождающейся прямой демократии. В связи с этим возникает вопрос: почему Майданы в течение 10-15 дней из формы прямой демократии превращаются в политтехнологические проекты реальной власти, прихватизировавшей украинское государство, т.е. олигархических семей? Так было и на излёте Майдана 2005 года и сейчас. Ведь, по сути, Майдан, как форма самоорганизации граждан завершился после объединения с Майданом политических партий. Да, меньше стало партийной символики, но лидеры марионеточной и финансируемой олигархами парламентской оппозиции фактически снова возглавили Майдан. А Евромайдан прекратил своё существование со сносом памятника Ленину, поскольку вандализм и нетерпимость не имеет ничего общего с европейским плюрализмом и демократией.

Почему снова, спустя время, происходит деградация Майдана? Я неоднократно писал, что Украина не импортирует западную, англо-саксонскую модель демократии, а формирует свою. Демократия не импортируется и даже не строится, а формируется. А это процесс очень долгий – на века. Поэтому сейчас традиция Майданов, как современной формы прямой демократии и прямая наследница славянских вече, только зарождается, испытывается и обкатывается. А это процесс долгий, непростой и мучительный. Как бы нам не хотелось, но ожидать революционного прогресса в формировании демократии не стоит, особенно сейчас, в условиях выходящего за преимущественно экономические рамки мирового кризиса. Но такой подход позволяет оценить долгосрочные итоги Майданов. Нет, они не в том, что Ющенко в 2004 году стал президентом, а правительство Азарова в 2013 году может быть отправят в отставку. Не берусь это прогнозировать, поскольку не важно месяцем раньше или позже отправят в отставку совершенно бездарное и неэффективное правительство Азарова. Ведь в любом случае ему на смену придёт другое правительство, которое также будет действовать не в интересах большинства граждан.

Поскольку демократия – это, преимущественно, форма, а не содержание принятых решений, то, главное в развитии Майданов - это эволюция самой формы их проведения. А эволюция формы уже очевидна. Появление неполитического Майдана, как первой реальной, но пока ещё очень слабой альтернативы марионеточной парламентской оппозиции. Люди уже не скандируют фамилию политического лидера, как это было в 2004 году. Они избавились от иллюзорной веры в доброго царя президента, который будет работать в их интересах. Предпринимаются меры самоорганизации, направленные против провокаторов. В то же время системные ошибки первых Майданов также очевидны:

- доверие и сотрудничество с марионеточной парламентской оппозицией. Лидеры парламентской оппозиции, а не избранные на Майдане активисты координируют его деятельность и ведут переговоры с властью;

- непоследовательность требований. Например, сначала главным требованием объявляется отставка Януковича, а затем с ним же садятся за круглый стол;

- недостаточная ориентация на социальные и гражданские права граждан;

- попытка за счет Майданов продавить решения по вопросам с региональной поляризацией мнений, для примера можно вспомнить провальный языковый Майдан;

- отсутствие технологии подсчета мнений и предложений граждан, пришедших на Майдан;

- отсутствие учета граждан, имеющих противоположное мнение и не вышедших на Майдан;

Не менее очевидны и среднесрочные технологические последствия Майдана. Прежде всего, испарились и без того призрачные надежды Януковича на вторую каденцию. Вместе с ней потерпела поражение его попытка формирования сословно-авторитарного общества по российскому типу. Вместе с тем, Майдан-2013 сформировал круг претендентов стать неявным приемником Януковича. Как я писал ранее, официальный приемник Януковича практически не имеет шансов на следующих президентских выборах. Следовательно, будет реализован сценарий с неофициальным псевдооппозиционным приемником. Таким, каким для Кучмы стал Ющенко в 2005 году. Т.е. технологически Майдан 2013 года выполняет ту же функцию, что и акция "Украина без Кучмы". Несогласованный с олигархами претендент на президентское кресло после Майдана-2013 также не будет иметь никаких шансов на следующих выборах.

Наши блоги