УкрРус

Статья, начатая в Папуа и законченная на Майдане

Читати українською
  • Статья, начатая в Папуа и законченная на Майдане

"Кунга, а почему на Папуа так много японских автомобилей? – спросили мы нашего шофера, лихо накручивающего баранку TOYOTA. - Такое ощущение, что времена японской оккупации так и не прошли!"

"Японские автомобили очень хорошие, маста Коста!, – ответил невозмутимый папуас. - Мы японцев победили и прогнали с нашего острова, а их техника, считайте, наши трофеи. Тебя победили лишь тогда, когда ты по жизни начинаешь говорить на языке того, с кем воевал", – глубокомысленно заключил Кунга, чей дедушка был привезен на Папуа с Мадагаскара английским плантатором.

Наверное, нам так же следует относиться к рассекающим украинские дороги "Мерседесам", BMW, "Ауди". С языком сложнее… Ведь главное (далеко не единственное) его свойство – поддержание коммуникации. Но иногда у людей, вынужденных контактировать между собой, никакого общего языка-то и нет. Зачастую в дальних странах нам приходилось общаться с местным населением жестами, но с их помощью многого не скажешь, и если контакты хоть сколько-нибудь длительные или чересчур интенсивные, мы сталкивались с необходимостью изобретать какое-то коммуникативное средство, кроме жестов.

На фото: Лепёшки из саговой муки и вода – почти что "хлеб соль" на языке жестов племени коитапу. Более чем понятно

Такие упрощенные языки для элементарной коммуникации получили название "пидженов". Считается, что "пиджин" - китайское произношение английского слова "бизнес". В первый раз слово рidgin появилось в сфере торговли в южном Китае. И тогда оно писалось в точности, как английское слово pigeon – голубь. Тот английский язык, на котором разговаривают даже самые образованные китайцы в Гонконге, действительно, иначе как "пиджин-инглиш" (птичий язык) и не назовешь. Кстати, у английских торговцев это слово еще означает "простофиля", "лох".

Такие элементарные коммуникативные средства (в первую очередь, в торговле), возникали довольно часто и известны на всех континентах, кроме Австралии. Да-да, у папуасов Новой Гвинеи "пиджин-инглиш" есть, а у австралийских аборигенов – нет. Потому что с австралийскими аборигенами не торговали – их завоевали сразу, без слов.

Важнейшим понятием в "пиджине" является язык-лексификатор – базисный язык. Далее предлагаю пару предложений, рекомендованных для прочтения любителям умных текстов: основная часть лексики всегда заимствуется из одного языка, поскольку из двух коммуникантов один более заинтересован в поддержании контакта, и пытается говорить на чужом языке. Получается довольно плохо, и он берет внешнюю оболочку из языка-лексификатора, но наделяет ее своей семантикой. Притом, как это слово было понято, не всегда соответствует истинному значению. В общем, если хотите по-простому, вспомните шуточное стихотворение, популярное у русскоязычных хиппи:

"Три герлицы под виндом

Пряли поздним ивнингом...

-Кабы я была queen'ница, -

Спикает одна герлица, -

Я б для фазера-кинга

Super-session собрала!

- Кабы я была квинница, -

Middle спикает герлица, -

Я б для фазера-кинга

Super-carpet соткала!

- Кабы я была квинница, -

Третья спикает герлица, -

Я б для фазера-кинга

Supermen'a родила!"

Наиболее известные по своим последствиям "пиджины" - из работорговли: на африканском побережье, а потом во время плавания, рабам приходилось общаться с работорговцами и моряками. Команды судов говорили по-португальски, по-английски, по-французски и, соответственно, "пиджины" появлялись на португальской, французской, английской основе. Затем на плантациях оказывались люди, у которых не было общего языка, кроме того "пиджина", который они усвоили ранее. Они обзаводились семьями, детьми, у которых тоже не было другого языка для общения, кроме "пиджина". Со временем, появлялся новый язык, а сам процесс назвали креолизацией. И если на "пиджине" можно было говорить только на определенные темы, то креольский язык, который из него получался, подходил под любые коммуникации.

В Новой Гвинее не было рабовладения, "пиджин-инглиш" наемные работники осваивали на плантациях Самоа и в Квинсленде. В те времена и по сей день у папуасов довольно плохо с взаимопониманием, а на острове еще и чрезвычайно много местных языков – 820. Это больше, чем где-либо еще на планете. Вернувшиеся с плантаций сахарного тростника и освоившие там "пиджин" папуасы, могли общаться между собой и учили ему других. Но поскольку одна часть Новой Гвинеи была германской, другая – голландской, а пиджин и вовсе был на основе английского языка, в Новой Гвинее он креолизовался в "ток писин".

На фото: Разноплеменные папуасы, когда собираются вместе разговаривают на "ток писин" и лишь к белым людям обращаются на английском

Что же это за язык такой нынче - "ток писин"? Когда его слушаешь, то вроде бы разговаривают на английском. С сильным папуасским акцентом, конечно, но типа, по-английски. Однако на поверку ничего понять невозможно – привычные слова означают совсем иное. Например, "чернокожий человек" на "ток-писин" звучит как mangi – от английского monkey ("обезьяна"). Белый человек - "маста". "Сердце" называется словом сlock (англ. "часы"), наверное, потому что "тикает", как часы. Очень важное слово bilong – от английского belong ("принадлежать") – зачастую оно используется вместо родительного падежа.

На фото: С точки зрения английского языка, на объявлении написано "дом больной принадлежит собаке". На самом деле это вывеска ветеринарной клиники.

На "ток писин" переведена Библия, на нем обучают в школах, он стал языком дебатов в парламенте независимой Папуа Новой Гвинеи. То есть, является полноценным государственным языком. Казалось бы, возникший из коммуникации дикарей на сахарных плантациях, этот язык, в котором недостаточный понятийный аппарат и глоссарий, совершенно не подходит для развития государства и науки! Но те 820 известных папуасских языков еще более не пригодны для этого. Некоторые из них содержат всего два числительных – "один" и "два". Все остальные цифры и числа надо складывать из этих двух числительных.

Ни для кого не секрет: смысл и значения слов в разных языках устроены по-разному, и точно так же, по-разному, концептуализируют окружающую действительность для людей, которые на этих языках говорят. Это как раз то, что лингвисты называют "языковая картина мира", поскольку в подавляющем большинстве люди не думают по-новому. Они получают их вместе со своей культурой, отчасти вместе со своим языком, и постоянно эти мысли (смыслы) воспроизводят.

А от чего зависят смыслы, понятия, структуры смыслов и понятий в разных языках? От природного окружения. Что такое жизнь на островах Новой Гвинеи? Это много солнца, много воды и мало земли. Возьмем, к примеру, слово "слон". В эпоху телевидения и Интернета, папуасы знают, что такое слон, но вынуждены называть его либо по-английски elephant, либо на своем языке – "свинья с носом-змеёй".

Еще Миклухо-Маклай, когда объяснял папуасам, что такое корова, был вынужден пояснить – это "свинья с клыками на макушке". Папуасы до сих пор называют корову по-английски cow или "свинья с клыками на макушке". Соответственно, верблюд это или camel, или "свинья с холмом на спине". Хотя до открытия Новой Гвинеи португальцами, на этом острове не водились свиньи. Зато теперь это – единственные крупные млекопитающие Папуа. И чтобы представить себе крупное животное, папуасы для начала представляют себе свинью и от нее, как говорится, "пляшут". Не спешите презрительно фыркать: наш украинский язык тоже "не различает" лягушку и жабу. А "царівна-жаба", между прочим, скорее безобразная правительница, нежели Василиса Прекрасная из сказки "Царевна-лягушка".

Вместе с тем, у папуасов отлично разработана терминология кокосовой пальмы. Так, к примеру, островитяне выделяют до семи стадий созревания кокосового ореха, и все имеют собственное название. Большей частью это специальные слова с буквальным практическим применением. Даже разные части листа кокосовой пальмы называются по-своему!

На фото: Жесты мира и дружбы одинаково понятны во всех частях земного шара

Еще одна лингвистическая диковинка в языке папуасов связана с цветами. Для них существует только два значения – "яркий" и "темный". Яркий – это белый, желтый и красный. А темным оказываются зеленый, синий, фиолетовый и черный. За всеми этими цветами у папуасов один и тот же смысл. Для сравнения: по-английски "голубой" будет blue. И "синий" по-английски будет также blue. И наш "жовто-блакитний" стяг для них будет одинаково желто-голубым и желто-синим до тех пор, пока они не увидят его своими глазами. Описать различия одним словом на английском языке невозможно. Кстати, посмотрите на цвета государственного флага Папуа-Новая Гвинея – он состоит лишь из тех немногих цветов, названия которых есть во всех папуасских языках.

На фото: Женское платье в цветах государственного флага Папуа-Новая Гвинея

Зато запахи, в отличие от цветов, в папуасских языках классифицированы невероятно подробно. Так, различаются неприятные запахи – грязного человеческого тела в целом, различных выделений; тухлая вода, протухшее растение, мясо, рыба и т.д. Такая же разветвленная терминология и для ароматов. Эти люди очень внимательны к запахам, и описывая объект окружающего мира, иногда они комбинируют запахи друг с другом – играют с ними точно так же, как мы играем с цветами. Скажи папуасу "темно-зеленый" и он не сможет этого представить. Скажи "амбро-мускусный" и он прекрасно себе это вообразит.

И, конечно же, терминология моря у папуасов очень разработана. Они различают море береговое – линия моря, мелкое море, ярко-голубое море и далекий океан – место, откуда приходят разного рода несчастья и там, где недостижимо дно.

В сравнении коренных папуасских языков с "ток писин", можно видеть, насколько природное окружение определяет смыслы в языке. И этими смыслами люди оперируют, когда думают в своей голове свои мысли. В общем, мы убедились: европейцы ничего не смыслят в запахах и кокосовой пальме. Но, с другой стороны, невозможно создать полноценную государственную систему, используя только эндемичные, автохтонные языки Новой Гвинеи.

И вот что подумалось: может, язык территорий, находящихся на равнине между Балтийским и Черным морями, включающих в себя Белоруссию и Украину (этакое Междуморье) тоже в какой-то степени неудовлетворителен для полноценного членства в Евросоюзе?

Ведь даже такого понятия "право" в качестве системы социальных норм и отношений, охраняемых силой государства, в нашем языке до XVIII века не существовало. Оно появилось лишь благодаря киевлянину Феофану Прокоповичу, который позаимствовал его из немецкого глоссария.

Сейчас у меня ощущение, что украинцы разучились ладить друг с другом. Может быть, нам только кажется, что мы понимаем происходящее, а в действительности (в том числе, на Майдане) используем знакомые слова для обозначения совершенно иных понятий? Совсем как в "ток писине"?

Вот и всё, пожалуй, братцы.

Как нетрудно догадаться,

King Салтан признал семью,

Happy end, as since we knew!

Снова sun сияет в sky -

Well, good-buy, my friends,

good-buy! (с)

Наши блоги