УкрРус

Детская больница будущего как фактор политической конкуренции?

Удастся ли после смены режима провести реформу в сфере здравоохранения для детей и создания современных учреждений, предоставляющих услуги на уровне мировых медицинских центров?

На примере проекта Всеукраинского центра охраны здоровья матери и ребенка, более известного как Детская больница будущего (далее – ДББ), можно увидеть наиболее отвратительные черты украинской власти: невыполнение обещаний, перекладывание ответственности на своих предшественников, закулисные игры, циничное отношение к жизни и здоровью сограждан (а в нашем случае – больных детей).

Многие украинцы, услышав 8 лет назад по телевизору о начале строительства ДББ, радостно встрепенулись: наконец-то не только американцы или европейцы, но и мы сможем принять непосредственное участие в чем-то грандиозном, настоящем и очень нужном, чтобы потом рассказывать об этом свои детям и внукам. ДББ стала – ни много, ни мало – первой национальной идеей, способной объединить нацию от Львова до Донецка, от Чернигова до Симферополя. Многомесячное агитационное турне по Украине, завершившееся 17 декабря 2006 года Всеукраинским телемарафоном, принесло свои плоды: организаторам удалось собрать почти 243 миллиона гривен. Именно такая сумма прозвучала во время телемарафона, на котором представители крупного украинского бизнеса поочередно в прямом эфире озвучивали огромные суммы на поддержку строительства больницы: 15 миллионов долларов от Таруты, 12,7 миллионов – Ахметов, 10 миллионов долларов – Пинчук (пообещал профинансировать покупку дорогостоящего линейного ускорителя) и т.д.

По данным фонда "Украина 3000" на счета "Трансбанка" из задекларированных благотворителями 243 миллионов поступило около 100 миллионов гривен. Господин Тарута так и не выполнил публично данного обещания перечислить деньги. Кроме того, свыше полумиллиона украинцев приобщились тогда к сбору средств и отправили смс стоимостью 5 гривен в фонд ДББ.

Однако до их материализации в виде современной больницы так дело тогда и не дошло. Эксперты называют несколько причин, сыгравших фатальную роль в судьбе проекта ДББ.

Во-первых, бедной нации удалось собрать меньше половины необходимой на то время суммы (говорилось о 600 миллионах грн. бюджета на строительство.). А затем грянул экономический кризис 2008-го года, и говорить о реализации глобальных докризисных инициатив стало признаком плохого тона. Хотя в фонде "ДББ" и проводились регулярные совещания, впервые в подобных проектах вывешивалась на сайт финансовая отчетность, регулярно публиковались материалы в СМИ, проводились беспрецедентно открытые конкурсы на выбор проектантов, транслируемых в прямом эфире, конкурс на выбор линейного ускорителя и т.д.

Во-вторых, – и это уже чисто украинский феномен, – борьба против Ющенко превратилась в борьбу против курируемого им проекта. Начнем с того, что участок для строительства больницы Киеврада, где у Ющенко не было своего большинства, выделила только через три года после начала проекта. (Почему, кстати, не опубликовать бы фамилии всех тех депутатов, которые блокировали данное земельное решение? Кто из них будет "представлять интересы киевлян" в нынешней Киевраде?).

Важно отметить, что с самого начала проект строительства больницы был государственным, заказчиком строительства больницы выступал ДУС, Фонд отвечал за обеспечение проектирования, обучение персонала для будущей больницы.

На государственном же уровне против Виктора Андреевича выступил "преданный враг" Юлия Владимировна. В начале кризиса-2008 она публично выразила сомнения в надежности "Трансбанка", на счетах которого хранились деньги ДББ. Украинским вкладчикам долго объяснять "сигналы власти" было не нужно – они тут же бросились забирать свои деньги, уничтожая тем самым и банк, и идею ДББ.

"Я был одним из инициаторов проекта ДББ, и первый миллион внес от "Трансбанка", – вспоминает экс-владелец "Трансбанка" Владимир Костерин – Писали, что проект заморожен. Что деньги, которые лежали на счетах "Трансбанка" якобы пропали, упоминался банк и мое имя. Начался отток депозитов, из Кабмина государственным предприятиям пошла команда вывести обороты из банка. Впоследствии все деньги фонда "Украина 3000" были переведены со счетов "Трансбанка" в "Укрэксимбанк".

Больница стала удобным объектом для агрессивной информационной кампании против Катерины Ющенко. На тот момент невнятная позиция Виктора Ющенка по данному вопросу только усилила негативный эффект.

"Было слишком много людей, которые не хотели, чтобы этот проект состоялся. Больница будущего – это проект государственный, и мне не повезло иметь премьер-министра, который за это время внес бы в бюджет этот проект. При Тимошенко я этого сделать не смог", – заявил Виктор Ющенко 1 ноября 2013 г. в интервью изданию "Вести. Репортер".

Высказываний Юлии Тимошенко на данную тему в открытых источниках найти не удалось. Услышать от нее искренние признания в саботировании данного строительства представляется маловероятным.

Дальнейшая судьба ДББ сложилась крайне печально. Осенью 2011 года Президент Янукович в частном разговоре с одним из организаторов проекта подтвердил интерес к его завершению. В ноябре 2011 года премьер-министр Украины Николай Азаров, в своем фирменном стиле наехав на "папередников", сказал, что правительство "хозяйственников" достроит ДББ за год: "О ней (ДББ – автор) много болтовни. Лет пять уже болтают. А я уже многократно говорил: не болтать надо, а рассмотреть вопрос, принять решение, и чтобы это решение было исполнено. Если мы это решение примем, то эта больница будет за год построена". В результате в фонд "Украина 3000" были направлены десятки проверяющих, которые за несколько лет при всем своем рвении не смогли обнаружить экономических нарушений по проекту "Детская больница будущего".

В скором времени позиция Азарова по данному вопросу резко изменилась, точнее о ДББ премьер просто-напросто перестал упоминать. Зато он вспомнил о проблемах Национальной детской специализированной больницы Охматдет, которой катастрофически не хватало собственных помещений.

В феврале 2013 года ведомство Укревроинфрапроект (больше известное как Нацагентство по вопросам подготовки и проведения в Украине финальной части Евро-2012 и реализации инфраструктурных проектов) было определено ответственным за выполнение строительства лечебного комплекса для Охматдета, фактически же строительством стала заниматься донецкая фирма ООО "Укрпрофмед" (основатели компании из бизнес-окружения Александра Януковича). И если в начале 2013 года сметная стоимость строительства была 1,785 млрд. грн., то к концу года возросла до 2,477 млрд. грн. Для сравнения: по словам руководителей проекта, для постройки ДББ необходимо 1, 306 млрд. грн., что более чем на миллиард меньше, нежели расходы на Охматдет, при этом площадь и инфраструктура ДББ значительно больше.

Однако выглядеть белым и пушистым на фоне "папередников" у Азарова не получилось. Опекунский совет "Охматдета" в июле 2013 года фактически обвинил премьера в использовании модернизации больницы для прикрытия очередной распилки государственных средств и заявил: "Премьер-министр должен честно признать, что завершение модернизации и начало эксплуатации нового корпуса "Охматдета" не произойдет в публично обещанный им срок – до конца 2013 года".

Корреспондент газеты "День", побывав в сентябре 2013 года на объекте, поведала историю об украинском варианте потемкинской деревни: "Блок "Д". Отделение лучевой терапии. Кажется, что вокруг не капитальные стены, а какие-то бутафорские ширмы, из которых время от времени отваливаются кусочки штукатурки. Прораб успокаивает: "Все нормально". Но после нескольких вопросов выясняется: "Отделка стен будет не такой. И вообще этой стены здесь нет по проекту. Это временная технологическая перегородка. Этот потолок должен быть выше на двадцать сантиметров, чем вы видите". Оказывается, эти декорации придумали и возвели еще зимой, накануне приезда на строительство премьер-министра Николая Азарова с "инспекцией" — рабочие построили временные стены, покрасили их, сделали потолки, положили линолеум, повесили двери. А глава правительства, со слов строителей, взял и не приехал".

Комментарии, как говорится, излишни.

"Это очень дорогой объект. И, тем не менее, мы настроены на то, чтобы в конце следующего года здание было в полном объеме введено в эксплуатацию через "не могу" и через невозможно", – написал Николай Азаров на своей странице в социальной сети в сентябре 2013 года. Скорее всего, в конце нынешнего года Азаров не будет давать отчет своим невыполненным обещаниям…

Катерина Ющенко и Александр Максимчук во всех публикациях настаивают на том, что Фонд "Украина 3000" и "ДББ" выполнили свои обязательства по проекту, и что его замораживание связано с его излишней политизацией. По их мнению, актуальность проекта со временем только увеличивается, и что проект может быть осуществлен и с привлечением иностранных инвесторов, обосновывая свою позицию тем, что есть достаточно инвесторов, готовых дофинансировать проект. Дело за малым – формальным решением со стороны Кабмина об участии частных инвесторов в проекте.

"Все, что должен был сделать фонд, мы сделали. Мы не остановились, только за последний год (2011) мы приобрели оборудование на сумму 35 млн. грн, за счет средств благотворителей, и передали все в пользование двум медицинским учреждениям – Институту рака и Институту педиатрии, акушерства и гинекологии. Оборудование именно то, которое запланировано было в той больнице, и оно фактически уже спасает детей. Поэтому какие-то обвинения в адрес фонда в неэффективности... мы их отвергаем, потому что мы сделали все, за что брались", – заявил Александр Максимчук.

Еще один момент – несмотря на то, что договором с ДУС, заключенным в начале проекта, финансирование строительных работ фондом не предусматривалось – строительная площадка полностью, за деньги Фонда, подготовлена, и строительство, при желании, можно очень быстро возобновить. Тем более что проект строительства прошел государственную экспертизу.

Действительно, в марте 2007 года между Государственным управлением делами (ГУД) и благотворительным фондом "ДББ" был заключен договор, согласно которого, заказчиком и финансистом строительства выступает государство. И поэтому все претензии, пожалуйста, к нему. А, действительно, почему фонд "ДББ" ни разу не подал в суд на государство, которое подвело и сам фонд, и миллионы украинцев? Ведь пункт 7.2. упомянутого договора гласит: "Если соответствующий спор невозможно решить путем переговоров, он решается в судебном порядке". Как показало время, ожидать от правительства партии регионов действий по реализации проекта было ошибочной тактикой. Как и ждать разрешения со стороны правительства зайти европейским инвесторам, ведь с медицинского проекта международного уровня откаты представителям власти получать было бы затруднительно.

Поэтому для нового президента Украины Петра Порошенко, получившего такой вотум доверия на последних президентских выборах, а также являющегося многодетным отцом, достроить, наконец, ДББ – не только дело корпоративной чести, но и та золотая акция, которую он легко сможет обменять на любовь и уважение не только наших детей, но и внуков-правнуков. (Только бы эта золотая акция не превратилась с течением времени в золотой батон!)

Для успешного завершения проекта ДББ у него имеются нынче все возможности: и админресурс, и международные связи, и потенциальные инвесторы.

Наши блоги