УкрРус

Англичане привезли в Порт-Морсби привидение

Читати українською

- Маста Коста, вы неправильно считаете на пальцах! – заявил мне проводник из племени моту Кунга. - Вы сначала загибаете мизинец левой руки, а это уже 25! Начинать надо с мизинца правой руки – это "один", дальше считают до большого пальца "пять", затем пульс "шесть", локоть "семь", верхняя часть руки "восемь", плечевой сустав "девять" и ключица "десять". Дальше: правая сторона шеи - 11, правое ухо - 12, темя - 13, левое ухо - 14 и до мизинца левой руки - 25.

На фото: Деревня племени моту Хануабада - смесь ветхих домов на сваях и деревянных мостовых

Как же не повезло Николаю Николаевичу Миклухо-Маклаю с высадкой на остров Новая Гвинея! Не на тех, как говорится, напали! 20 сентября 1871 года корвет "Витязь" встал на якорную стоянку в бухте Астролябия близ мыса Гарагаси. Именно здесь (на карте вы можете найти это место, ориентируясь на море Бисмарка) капитан корвета Павел Николаевич Назимов решил высадить на берег Миклухо-Маклая для исследования флоры, фауны и народов, населяющих остров.

Но там, где высадился наш земляк, жило недоверчивое и очень примитивное племя бонгу, которые умели считать лишь до двух и ничего, кроме себя, на острове не знали. А надо было лишь спуститься южнее!

Там, в Коралловом море, на южном окончании острова: во-первых, климат сухой – нет малярии, от которой скончался Миклухо-Маклай; а во-вторых, люди, населяющие побережье, совсем иные – более открытые, гостеприимные и жадные до всего нового. Это люди народности моту. Там где живут моту, англичане основали будущую столицу британской колонии – город Порт-Морсби. Нынешняя столица растянулась на узкой полосе берега, с обеих сторон ограниченного высокими скалами. Вначале поселение капитана Морсби располагалось только на побережье, у деревни моту – Хануабаде. С этой деревни началось строительство города, который теперь вскарабкался вверх по склонам окружающих бухту гор. Учимся на ошибках своего соотечественника и начинаем своё изучение острова Новая Гвинея именно с этой деревни.

Во всех поездках, даже самых дальних, глаз всегда находит что-то родное в окружающем ландшафте. Родина мерещится всюду. Вот и Хануабада с первого взгляда напомнила мне украинское село Вилково, что стоит на дунайской воде близ Измаила. Возможно, кому-то из киевлян легче долететь из Жулян до Венеции, нежели доехать по злосчастной одесской трассе до Измаильского района Одесской области. Тогда пусть представят себе деревянную Венецию в самом начале её развития.

Однако новогвинейская Хануабада похожа на украинское Вилково лишь на первый, поверхностный взгляд. Присмотревшись, понял, что Хануабада скорее напоминает самостройные трущобы бедняков Рио-де-Жанейро – фавелы. Только построены эти "домики дядюшки Тыквы" не на горных склонах, а на сваях в океанской бухте.

На фото: Любая улица деревни Хануабада заканчивается Тихим океаном

И люди в Хануабаде не такие криминальные, как в фавелах "Города Бога". "Криминальные люди" живут севернее, в горах и называются коиари и коитапу. Прямо над Порт-Морсби, сорока километрами выше, живут воинственные племена, предки которых были одними из самых опасных головорезов в Папуа. Однако моту, не столь многочисленное и миролюбивое племя, как-то умудрялись с ними добрососедствовать. А всё потому, что люди моту обладают талантом, которого не имеет в такой степени ни одно другое племя, - умением изготавливать керамические горшки, что не характерно для других областей Новой Гвинеи.

Большинство племён острова Новая Гвинея не знают иной посуды, кроме как оболочка высушенной тыквы - колебаса, половинки скорлупы кокоса, да полое сочленение толстого бамбука. Кашу в такой посуде не сваришь. А у тех, кто готовит себе пищу в горшках на огне, она: во-первых, разнообразнее; во-вторых, лучше усваивается, то есть сытнее. Конечно же, моту не знали ни колеса, ни гончарного круга, но, по крайней мере, горшки лепить и обжигать они умели отменные.

Остальные племена с большой охотой выменивали у моту эти чудесные горшки, чтобы варить в них кашу саго или клубни сладкого картофеля батата. Именно с меновой торговлей связан ещё один непревзойдённый талант моту – они умеют считать. Да-да, на пальцах и иных частях тела. Образчик такого счёта и продемонстрировал мне шофёр Кунга. Продолжая счёт "на пальцах" на других присутствующих людях, моту приходят к довольно высоким числовым понятиям, называя части тела и имена людей.

На фото: Хануабада - деревня на сваях народа моту

Для сравнения, папуасы соседнего племени коиари знают лишь два слова, означающих собственно числа: это 1 "сакод" и 2 "ина". Чтобы сказать "три", они говорят "ина-сакод". 4 у коиари "ина-ина". 5 – "лясанга", что означает "кисть руки". 6 – "ина-ина-ина". 7 – "ина-ина-ина-сакод" и т.д. 10 – "ина-лясанга". 20 обозначают словом "анем", что значит также "человек" с двадцатью пальцами на руках и ногах.

Совсем, как у индейцев майя! Отсюда мы можем предположить, что "десятеричная" система счёта могла возникнуть только у европейцев, издавна ходивших обутыми и не могущих использовать для счёта пальцы своих ног. Для справедливости надо заметить, что босоногие майя, тем не менее, разработали календарь, превосходящий по точности европейский, и первыми высчитали орбиты Венеры и Сатурна. Ну, так то – майя, а папуасам коиари очень трудно считать, думая на родном языке.

Это как складывать столбиком числа, обозначенные римскими цифрами. Попробуйте сами: XXXI прибавить XLVI = ? Вы смогли? А вот моту смогли. Может именно поэтому из рядов этого энергичного племени вышли самые влиятельные представители нынешнего парламента Папуа-Новой Гвинеи. Папуасы, ведущие традиционный образ жизни, ворчливо называют одетых по-европейски моту "пангапу" - "чужая задница". "Чужой задницей" они насмешливо называют штаны.

На фото: Традиционная лодка моту из современных материалов

Свои непревзойдённые горшки моту укладывают на широкие лодки лакатои и объезжают селения вдоль всего южного и восточного побережья острова. На этих же лодках моту отважно поднимаются против течения рек в центральные области острова. И везде их ожидает дружеский прием: в обмен на горшки моту лесные папуасы предлагают клубни таро, ямса, батата и муку из сердцевины пальмы саго.

Вместе с горшками моту распространили и свой язык. На юге Папуа язык моту понимало так много племён, что англичане не знали беды с проводниками моту. И наш проводник Кунга - традиционно из племени моту. Вот почему первое независимое правительство Папуа-Новая Гвинея в 1975 году приняло решение сделать язык моту государственным языком, наряду с английским.

Кунга привёл нас в своё родное селение Хануабада и договорился со старейшинами о том, что "украинский журналист" пофотографирует, как живут люди моту и расспросит о карго культе, колдунах и необъяснимых явлениях. Наибольшее количество непонятных событий, с точки зрения моту, произошли во время наибольшего кровопролития. А это была Вторая мировая война.

На фото: Могилы английских и австралийских военных, погибших во времена Второй мировой войны; историческое кладбище Бомана с красивым парком в окрестностях Порт-Морсби

Слава богу, ещё живы очевидцы тех событий, и интересующие нас знания мы получили из первых уст. Старые люди моту войну помнят, они тогда были детьми. Но из множества историй в наш файл под условным названием "карго культ" было записано несколько преданий о появлении "пунтианак". Как мне думается, пунтианак является образом британской фантазии, охочей до привидений.

На фото: Глория не спеша рассказывала нам истории своего детства, развешивая бельё на верёвках, протянутых вдоль улиц, как электрические провода

Но англичане так настойчиво рассказывают всем о своих привидениях, что они не могли не оказать влияния на легко возбудимое воображение моту. Эти рассказы в будущем нам очень пригодятся для понимания, почему японцы десакрализируют "культ пунтианак" и превратили этот мистический образ в опереточный персонаж, годный только для Хэллоуина.

Кому интересно приоткрыть "секретную" папку и узнать истории в оригинале, тому эту возможность и предоставляю: Рассказ моту Манупутти, помощника старосты деревни Хануабада Пунтианак – это дух беременной женщины, умершей во время бомбёжки или сразу же после неё. Мы, моту, считаем, что она завидует людям, оставшимся в живых, и потому старается навредить им. Но особенно упорно преследует пунтианак своего мужа, так как он повинен в её смерти: ведь она умерла, потому что он привёз её сюда, где с неба падают бомбы японских самолётов. У пунтианак хватает силы оставаться в нашем мире, потому что на самом деле, это силы сразу двух душ – её самой и её нерождённого ребёнка. Пунтианак является к мужу или к другим людям ночью. Узнают её по тупому, безжизненному взгляду и по длинным когтям на пальцах. На спине у пунтианак зияет большая вонючая дыра, в которой копошатся черви, и она всё время старается повернуться спиной к стене, чтобы люди не заметили этого. А вокруг неё разносится запах тления. Нападая на людей, пунтианак пытается исцарапать их своими когтями. Но едва начинает светать, она тут же исчезает, потому что она – ночной призрак и совсем не выносит дневного света. Если же рассвет застаёт её врасплох, она тут же превращается в слизь, и тот, на кого она напала, спасён. Но и ночью от пунтианак можно защититься, если остаться дома. Там, где падает тень от крыши, она бессильна против людей.

И если смело броситься на неё, она тоже расплывётся слизью или совсем исчезнет. Вот какой случай произошёл во время войны в Хануабаде. Часов в пять пополудни один мужчина пошёл на рыбалку, чтобы наловить немного рыбы для своей беременной жены. Тут налетели японские самолёты и началась бомбёжка. Мужчина спрятался в безопасном месте, а когда уже затемно, часов в девять вечера (на Новой Гвинее темнеет всегда в 18:00. - Авт.), он вернулся домой, навстречу вышла его жена с младенцем в руках. Сначала он очень удивился столь преждевременным родам и тому, что жена его так быстро встала. Но когда захотел обнять ребёнка, то заметил, что у жены выросли длинные ногти, и она пристально на него смотрит.

Тогда он догадался, что жена погибла во время бомбёжки и превратилась в пунтианак. Он быстро убежал от неё и спрятался под опрокинутой лодкой. Пунтианак отыскала лодку и начала подкапывать под неё. Часам к четырём утра она прорыла уже такую большую дыру, что почти могла в неё пролезть. Но тут стало светать. Сгоряча пунтианак не обратила на это внимания и вскоре превратилась в слизь. На пристани торговых лодок – Коки один рыбак как-то вечером встретил чужую пунтианак, которая угрожала ему.

Но он не растерялся, и смело набросил на неё сеть. Пунтианак тут же исчезла. Обычно пунтианак появляется только через четыре часа после смерти. Но иногда бывает иначе, как это случилось на острове Юле-Айленд. Мы не любим рассказывать про пунтианак, потому что европейцы смеются над нами. А ведь мы тоже хорошие христиане и не хотим, чтобы из-за нашей веры в пунтианак нас считали язычниками. Но пунтианак действительно существовали во время войны и сейчас они существуют, только в наше время в них превращаются женщины, умершие внезапно во время родов.

Рассказ женщины-моту, жены полицейского из Порт-Морсби. Старшая сестра моей бабушки была замужем за учителем-миссионером из Порт-Морсби. Она ожидала ребёнка, и поэтому её муж привёз её в английский госпиталь. Он оставил её у военных врачей, а сам остался в Хануабада, дожидаться, пока она родит. Но бог не пожелал этого. Был налёт японских бомбардировщиков, и старшая сестра моей бабушки погибла во время бомбардировки, вместе с неродившимся ребёнком. На следующий день старшая сестра явилась к моей бабушке. Бабушка рассказывала, что выглядела она совсем как живая, а не как пунтианак и сказала ей тихо: "Сестрица!". Тогда бабушка попросила её, чтобы она не позорила нашей семьи и не становилась пунтианак. Она ничего не ответила и исчезла. Но нам всё же не удалось избежать позора.

Другие люди видели её в образе пунтианак.

Рассказ пожилого моту из Хануабада, ученика учителя-миссионера, мужа пунтианак. "Мы, дети, удивлялись, что учитель так долго не возвращается. Вот уже два воскресенья он не читал нам проповеди. И в тоже время его жена с ребёнком уже вернулись из госпиталя англичан. Никто не видел, как она пришла, и никто не ходил за ней в госпиталь, но она оказалась дома. Первыми её увидели маленькие мальчики Вайдам, Комнай и Доком.

На фото: Так выглядят ясли в деревне Хануабада, в подвесных сетках женщины укачивают детей

Они сказали об этом старейшинам и те отправились в дом к учителю. Там они застали его жену с новорожденным на руках, но самого учителя дома не было. Она сказала, чтобы принесли дров и овощей. Мужчины удивились, что жена учителя вернулась домой одна, но ничего не спросили и велели нам позаботиться о дровах и овощах. Потом они снова зашли в дом учителя, но там уже никого не было, сколько они ни искали".

Рассказ двух стариков-мото из Хануабады "Я живу неподалёку от дома миссионера. Во время войны у него погибла жена. Её убили японские самолёты. Было около десяти часов ночи, и вокруг было темно и тихо. Только у миссионера ещё горел свет. Вдруг ко мне беззвучно приблизилась какая-то белая фигура. Она выглядела как женщина, только очертания её были расплывчатые, точно у привидения. Тут я догадался, что это пунтианак жены учителя. Хоть я был школьником, но я был храбрым, как свинья: схватил мачете для кокосов и бросился на призрак. Но как только я ударил по нему мачете, существо исчезло, а вокруг было по-прежнему тихо и темно".

На фото: Последний раз пунтианак выдели на улицах деревни Хануабада в виде белой собаки, нам очень хотелось, чтобы этот черноухий не имел к ней никакого отношения

"Так как третьего дня соседский мальчик видел пунтианак, мой отец был осторожен и, зная, что придётся возвращаться домой ночью, зарядил ружьё патроном с солью, которую заговорил колдун. Для подобных случаев такие патроны очень хороши. Сначала всё было совершенно спокойно. Лишь время от времени слышался лай собаки, но это бывает каждую ночь. Примерно в час ночи к отцу бесшумно подошла какая-то огромная собака. Она совсем не походила на призрак, а выглядела, как живая. Собака приблизилась к отцу так быстро, что он едва успел вскинуть ружьё и выстрелить. Сразу после выстрела собака исчезла. Как видно, патрон оказал своё действие. Конечно же, это была пунтианак, потому что в Хануабаде и других районах Порт-Морсби не было ни одной такой большой белой собаки. По сей день мы ждём, что пунтианак явится в своём третьем образе – в виде огромного гуся. Но если мы и тогда прогоним её, она уже никогда не придёт к нам".

Наши блоги