УкрРус

Голубая каска

Читати українською
  • Голубая каска

Крепко сбитый мужчина лет пятидесяти с восково-бледным лицом-маской и красными, остановившимися в одной точке глазами, сидел на коленях у тела, покрытого окровавленной простыней, не в силах ее приоткрыть.

На нем была зимняя милицейская куртка темно-синего цвета, без погон, с меховым воротником. Его коротко стриженые волосы еще не были тронуты сединой.

Наконец, он приподнял край простыни, сразу узнал сына, и вновь закрыл его лицо. Потом повернул голову в сторону, где лежали еще одиннадцать тел, также прикрытых простынями, испачканными кровью. На некоторых простынях, на уровнях лиц, лежали бумажки, на которых было что-то написано красным фломастером.

Среди всего этого красного на белом было одно большое голубое пятно — военная каска, покрашенная в голубой ооновский цвет. Она вся была перепачкана в крови, а с левого бока на уровне виска зияла дыра от пулевого отверстия.

Устым Голоднюк, 19-ти лет от роду, студент из городка Збараж в Тернопольской области на Западной Украине, должен был встретиться с отцом в 11 утра на Октябрьской улице. Об этом они договорились в 9 утра.

Устым был защитником Майдана с ноября. Договорились с отцом, что тот отвезет его домой, передохнуть. Два следующих часа до встречи с отцом Устым не прожил.

"Я ему сказал: "Ты поосторожней там, не высовывайся, нам домой ехать" - сказал Голоднюк. "Он засмеялся и ответил: "Пап, не волнуйся! У меня есть волшебная ооновская каска, и со мной ничего не случится". Вот такие последние слова я от него услышал"

Владимир, отец Устыма, поднимает каску с пола и долго смотрит на незапекшуюся еще кровь своего сына внутри и снаружи каски, подносит ее к лицу, словно стараясь услышать запах и тепло сына, пытается что-то сказать, но речь его обрывается на словах "голубая каска", он падает в кресло, опускает голову, и его массивные плечи вздрагивают.

Бывший милиционер, всю жизнь верно служивший своему отечеству, он пытается заглушить подступивший, неведомый ему ранее приступ. У него почти получается...

У Устыма шансов выжить не было, как и у других 11-ти, лежащих теперь рядом с ним в холле гостиницы "Украина", оборудованном под временный морг, говорит главный врач мобильной клиники самообороны Майдана Ольга Богомолец.

"Снайпер или снайперы работали профессионально," говорит она. "У всех ранения в сердце или в голову. Все убиты пулей калибра 7.62 мм [снайперская винтовка Драгунова]. Стреляли на поражение."

Как гражданин, отец поддерживал Устыма в его желании быть на Майдане, говорит Владимир. Как отец, он возражал.

"Я не знаю, должен ли Янукович стоять передо мной на коленях, но я знаю точно, что он должен сидеть перед международным трибуналом за то, что он сделал с моей страной и с моим сыном" - говорит отец.

Наши блоги