УкрРус

Почему Франция становится объектом для террористов

Теракт в Ницце - третий крупный, резонансный во Франции за последние 2 года (до того - разгром "Шарли Эбдо" и стрельба в Париже на стадионе). Еще десяток терактов поменьше, или неудавшихся. Общее число жертв превышает 200 человек.

Такой "кучности огня" нет ни против какой другой европейской страны.

Причины не вполне понятны.

Согласно Википедии, во Франции около 8% населения - мусульмане. Но в Германии (где после 1972 г. нет крупных терактов, организованных исламистами) примерно 5% мусульман, а в Англии около 3% (все данные неточны). Конечно, есть этнические отличия: мусульмане Франции в основном из Северной Африки (вот и последний террорист из Туниса), а в Германии - преимущественно турки, в Англии - пакистанцы, - пишет Леонид Радзиховский для Российской Газеты. - Как известно, в Лондоне в 2005-м были крупные теракты, погибли 52 человека - но больше такого не повторялось.

Может быть, атаки на Францию связаны с тем, что она принимает активное участие в войне в Сирии? Но и Англия задействована там не меньше.

Видимо, во Франции есть сеть "Исламского государства", которую спецслужбы никак не могут вытащить. Даже если действуют одиночки, формально не связанные с ИГ (например, если убийца из Ниццы получил за несколько дней до преступления 100.000 евро "из ниоткуда"!), их "инфицированность вирусом ИГ" абсолютно очевидна. Во Франции имеет место морально-сетевая эпидемия, которая и прорывается - то там, то сям. "Доктора" и "санитары" пока что справляются плохо - скажем, хуже, чем те же англичане.

Теракты часто рефлекторно сплачивают нацию вокруг президента. Так, в 2001-м взлетел рейтинг Буша. И даже парижские теракты-2015 ненадолго повысили популярность Олланда. Но новое преступление в день главного Национального Праздника (да еще буквально в ответ на слова Олланда о том, что пора снимать чрезвычайное положение!) - это уже слишком. Олланд и до того был крайне непопулярен - а грузовик его раздавил. Сейчас споры идут о том, у кого больше шансов стать президентом в апреле 2017-го - у Марин Ле Пен или Саркози. Конечно, пиар-волна от взрывов поднимает Ле Пен - но для большинства французов она все равно слишком радикальна, и, хотя открестилась от наиболее профашистских высказываний своего отца, репутация ее партии все равно "оставляет желать". С другой стороны, и Саркози не имеет за собой большинства. Возможно, конечно, появление новой фигуры, но вообще измельчание политических лидеров - эта общая беда ЕС - во Франции принимает прямо трагикомический характер.

Чего же, однако, хотят исламисты от Франции, шире - от ЕС? ЗАЧЕМ им теракты?

Требований они никаких не выдвигают - убивают молча. Собственно, единственный "успешный" теракт был в Мадриде в 2004-м - он привел к падению правительства, а новое правительство вывело испанские войска из Ирака, тем самым де-факто приняв условия террористов. С тех пор в Испании терактов не было.

Но ясно, что Франция на поводу у ИГ не пойдет и, скорее, только усилит свое участие в войне в Сирии.

Здесь хотелось бы возразить против популярных сейчас выражений "Война Цивилизаций", "Война исламистов с Европой".

Конечно, исламисты (ИГ, "Аль-Каида", другие) ненавидят Европу. Но они с ней не "воюют" - это просто НЕВОЗМОЖНО. 99,99% из тех десятков миллионов мусульман, кто всеми правдами и неправдами вырвался с Ближнего Востока или из Пакистана в Европу, приехали чтобы торговать, работать, получать какие-то пособия, многие, наверное, даже воровать - но уж никак не ради Джихада и "колонизации Европы". Больше того. Даже если допустить полный абсурд - что БОЛЬШИНСТВО мусульман готовы бороться за Халифат (почему-то в ЕС, а не у себя дома!), то и это бесполезно. 5-6-8% населения не могут навязать свою волю 90%, при том что Государство как умеет защищает эти 90%.

Вспомним теракт в Испании. Теракты не просто ЗАПУГАЛИ испанцев. Нет. Война в Ираке, в которую правительство по сути дела обманом втянуло Испанию, была ненавистна обществу. И теракт стал лишь последним толчком. Вот тут и проходит грань. Если убийцы по любым причинам имеют массовую поддержку, сочувствие, "понимание" в стране, то террор становится ПОЛИТИЧЕСКОЙ силой - например, "террористическая армия Рема" не помешала, а очень помогла Гитлеру прийти к власти (в том числе чтобы... навести порядок!). А вот если террор массовой поддержки не имеет - он имеет такой же политический эффект, как действия серийных маньяков.

Так что как бы ни были ужасны теракты, как бы неприятны и часты ни были бытовые конфликты - ни о каком "завоевании Европы", навязывании чужому христианскому монастырю своего устава - речи быть не может.

Да, ИГ, другие террористы ведут подлинную войну - в Сирии, Ираке, Ливии, Афганистане. Войну не с сотнями, а сотнями тысяч убитых, войну, где они захватывают территории, вполне серьезно рассчитывают развалить Государства, создать свой Халифат, перекроить карту Мира. Подробный разбор этой Войны - отдельная тема. Но в любом случае это не война с христианами, Западом, Европой - это ВНУТРИМУСУЛЬМАНСКАЯ религиозно-социально-политически-этническая война (или цепь таких войн).

Второй фронт в Европе - сугубо вспомогательный. Он нужен не "против Европы", а, во-первых, для ОБМАНА (и сплочения) своих сторонников на Ближнем Востоке - "мы, ИГИЛ, воюем не против мусульман, а против неверных собак". Во-вторых, учитывая несравнимую пиар-капитализацию каждого погибшего в Европе и в Сирии или Афганистане, теракты во Франции - самый дешевый и надежный способ привлечь к себе внимание, поддержать МОДУ на ИГИЛ. Что для больных "кровавым тщеславием" террористов в их "вывернутом мире" является важнейшей ценностью.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги