УкрРус

ГКЧП на коленях

Власть первого лица в стране – это безусловное подчинение ему нескольких десятков человек: высших гражданских, полицейских, медийных, военных чиновников. Причины, по которым нотабли подчиняются монарху, президенту, вождю племени, различаются в разных культурах: конституционная традиция, животный страх, корыстный интерес, верность присяге, искреннее уважение к выдающейся личности лидера, религиозный фанатизм или комбинация нескольких перечисленных факторов. Революции, перевороты, мятежи происходят, когда критическая масса этих ключевых персонажей утрачивает мотивы подчинения, и у самых решительных рука тянется у кого к табакерке, у кого к шарфику, а у кого (в более вегетарианских социумах) к вотуму недоверия в парламенте, который и есть самое подходящее место для подобных дискуссий.

Я вовсе не собираюсь преуменьшать значение процессов, протекающих в гораздо более широком мире, – социального недовольства, протестных выступлений, отчуждения масс от власти. Они и генерируют во многих случаев обвал лояльности элит. Но именно этот обвал и только он служит спусковым крючком перемен. Если говорить о делах наших скорбных, то пацанское покорение Крыма поначалу вызвало массовый приступ бешенства державно-патриотической матки и у ширнармасс, и у гламурных либералов, и у суровых пролетарских вождей, томящихся в путинских застенках, и у погрязших в буржуазном разврате членов кооператива "Озеро". На какое-то время сложилась новая сплоченная историческая общность – Рашистский народ. Рашисты восторженно приняли историческую крымскую (судетскую) речь хорошего до 201?(1939) года Путина, провозгласившего доктрину собирания исконно рашистских земель – "Русский мир" – и заклеймившего "национал-предателей".

Hо на фоне захлебнувшегося блицкрига в Новороссии и введения воспитательных мер нашими традиционными геополитическими противниками разрушительный вирус национал-предательства стал распространяться в высших эшелонах власти, включая нескольких десятков человек, упомянутых мною в начале этого текста. Будучи все как один, по странному совпадению, исключительно удачливыми бизнесменами, эти высшие российские чиновники не могли не заметить резкого падения капитализации своих активов и возникновения ряда иных бытовых трудностей. Из-за океана и с Британских островов доносятся даже голоса о возможной конфискации их счетов по обвинению в отмывании средств, добытых преступным путем.

"Государь что, сошел с ума?" – задают они сами себе отчаянный вопрос, впадая в несвойственное вольнодумство. Это было бы самым простым объяснением, тем более что поводов для него Верховный правитель дает нам достаточно. Однако в том, что касается собственных активов, поведение его вполне разумно и предусмотрительно. Гангрена-Тимченко все уже потихоньку перевел в Россию, переквалифицировавшись из глобо-клептократа в национал-клептократа. Абрамович после выигранного процесса окончательно отмылся, легализовался и находится под защитой Британской короны. Как британский законопослушный джентльмен и как правильный конкретный пацан, он, конечно, обеспечит скромное обаяние буржуазного потребления дочкам, внучкам и правнучкам русского национального вождя, превратностями судьбы заброшенным на чужбину. Мне кажется, что пока все-таки Верховный, как это не раз бывало с русскими правителями, скорее, притворяется сумасшедшим, юродствует, сознательно провоцирует брожение в "элите": "Да вяжите же вы меня, люди добрые! Мочи моей больше нету! Сколько же вы будете меня терпеть?!"

Знает ведь прекрасно, стервец, что не повяжут, не отважатся, побоятся – и не опричников его. Больше всего на свете боятся они остаться без него и без его опричников один на один с угрюмым, непонятным и глубоко чуждым им, непредсказуемым народом.

И эта мысль их в трусов обращает

И замыслов отважные порывы

Имен деяний не стяжают...

А вот он, выросший в коммуналке и воспитанный в питерской подворотне сын народа, может, сорвав с себя перед камерами все Hugo Boss’ы и Pateсk Phillip’ы, перевернуть политическую доску, оборотившись к обездоленным массам как пассионарный борец с коррупцией, бросив им на колья для разогрева трех-четырех бывших чиновников-миллиардеров, хранивших на Западе свои сокровища. Больше и не понадобится. Остальные, как и обещал Дерипаска, сами принесут, что осталось, и "сдадут все государству по первому слову Владимира Владимировича". ГКПЧ-91 встал на колени на третий день, и маршал Язов в тюремной пижаме просил прощения у Раисы Максимовны. ГКЧП-14 так даже и не попытался встать с колен.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги