УкрРус

Гипотеза: Украина вступит в абсолютно новый военно-политический блок?

То, что Верховная Рада Украины проголосовала за внеблоковый статус нашего государства, вызывает немало вопросов – особенно с точки зрения отечественного и международного права. Отмена некоторых положений Закона Украины "Об основах внутренней и внешней политики", которой 23 декабря так аплодировали народные избранники, кстати, не единственный документ, требующий внесения корректив. Напомню, что внеблоковый статус Украины определен Декларацией о государственном суверенитете Украины от 16 июля 1990 года, из которого прямо проистекает Акт независимости Украины 24 августа 1991 года. То есть, корректива затрагивает основоположные принципы Украины как государства, создаваемого в свое время как нейтральное, внеблоковое.

Но это уже – из сферы юридического занудства и следования букве закона, на что сегодня практически никто не обращает внимания. Понятно, что рано или поздно вопрос об отказе от внеблокового статуса был бы поднят и успешно воплощен – внеблоковость требует слишком высокого уровня ответственности от наших политиков, к чему они не готовы. Субъектность Украины (как показывает опыт 23 лет независимости) – это такие милые глупости. Лучше уж сдать государство под чей-либо протекторат (не важно, чей).

Однако возникает вопрос: а что дальше? Сказав "А", надо сказать и "Б". Что теперь Украина может делать со своим внеблоковым статусом?

"Украина может вступить в НАТО", - ответят мне. Браво! Теоретически может. Но в 2008 году наличие внеблокового статуса не мешало Украине подавать (правда, безуспешно) заявку на получение Плана достижения членства в НАТО. Без выполнения этого плана мы не можем претендовать на то, чтобы стать членами Североатлантического альянса. А план – достаточно жесткий и объемный, предвидящий не только военно-техническое перевооружение, новую военную доктрину, унификацию и согласование целого ряда деталей, но и повышение социальных стандартов в обществе вообще (бедные страны в НАТО попасть не могут по определению). Плюс ко всему, государства, претендующие на членство в НАТО, не должны быть источником потенциальной угрозы стабильности другим государствам, входящим в альянс. То есть, страны, где ведутся боевые действия или находящиеся на грани военного конфликта, не могут стать членами НАТО до момента изменения ситуации.

Важный момент: решение о вступлении того или иного государства в НАТО принимается консенсусом всех государств. То есть, не простым большинством, а всеми государствами. Понятно, что ряд государств (особенно западноевропейских) видят в Украине возможный дестабилизирующий фактор и не дадут своего согласия (это уже имело место в 2008 году в Бухаресте, да и – по большому счету – в этом году в Уэльсе).

Обретение Плана достижения членства в НАТО – тоже не панацея. В 2008 году, когда нам отказали в ПДЧ, этот документ подписала Босния и Герцоговина. Но с тех пор вопрос о полноценном членстве БиГ в Североатлантическом альянсе не рассмотрен. Именно поэтому заветная буква "Б" никак не может быть сартикулирована в устах народных избранников, громко крикнувших "А" и отменивших внеблоковый статус Украины.

Помните анекдот советских времен? Лектор в колхозе: "Мы сделали громадный шаг в будущее. Одной ногой мы стоим в коммунизме. Но второй пока находимся в нашем прошлом, которое надо всячески изживать!" Бабушка в первом ряду: "Сынок! И долго нам вот так стоять – раскарякой?". Этот же вопрос можно переадресовать инициаторам отмены внеблокового статуса Украины. Поскольку нас в обозримом будущем в НАТО не ждут, то долго ли нам стоять раскарякой?

И тут сам собою напрашивается вывод: ближайшая цель Украины – не НАТО. Скорее всего, Соединенные Штаты Америки могут инициировать в Восточной Европе новый военно-политический блок, сателитный по отношению к НАТО, но контролируемый Вашингтоном. И именно ради возможности создания абсолютно нового блока государств – без влияния вечно сомневающейся Германии, без капризной Франции, без лояльно настроенной по отношению к России Италии, но с несомненно ориентированными на США Польшей, Литвой, Украиной – депутаты Верховной Рады отказались от внеблокового статуса.

Создание локальных, региональных блоков – дело не новое. В том числе с участием и под эгидой государств – членов НАТО. Членство государств Североатлантического альянса в том или ином региональном объединении не противоречит основоположным принципам НАТО. Так США в свою время инициировали целый ряд блоков-сателитов – АНЗЮС (Австралия, Новая Зеландия, США – с 1951 года), СЕАТО (США, Великобритания, Франция, Новая Зеландия, Пакистан, Филиппины, Таиланд – 1955 – 1974), СЕНТО (Великобритания, Ирак, Иран, Турция, Пакистан, частично – США – 1955 – 1979). Также по инициативе Великобритании был создан блок АНЗЮК (Великобритания, Австралия, новая Зеландия, Малайзия, Сингапур – 1971 – 1974). Каждое из объединений носило локальный и временный характер, конкретные цели и задачи.

Понятно, что сегодня для США более выгодно инициировать управляемый локальный блок, чем активизировать громоздкую и противоречивую машину НАТО.

В 2009 году – вскоре после президентских выборов – Барак Обама совершил свою крупнейшую геополитическую ошибку: он отказался от пояса безопасности в Восточной Европе, тщательно выстраиваемого его предшественниками. В среде республиканцев популярной была идея "новой Ялты" - нового распределения сфер интересов мире между США и Россией. Пояс безопасности из лояльных по отношению к США государств Восточной и Центральной Европы должен был стать естественной границей этого размежевания. Обама, придя к власти, сделал ставку на "дружбу с Россией против Китая", а позже – во время своего визита в Москву в июле 2009 года – заявил, что "второй Ялты не будет". Буквально через несколько дней после визита Обамы в Москву появилось острое критическое письмо 37 политиков Восточной Европы (среди подписантов фигурировали и такие видные деятели, как Лех Валенса, Валдас Адамкус и Вацлав Гавел), которые упрекали американского президента в игнорировании фактора Восточной Европы и в политической слабости.

Очевидно, сейчас, в период острого противостояния между США и Россией, Обама пытается воссоздать и усилить то, что пять лет тому назад сам же и сломал.

Логика последних событий подталкивает к тому, что, скорее всего, в Восточной и Центральной Европе будет создан новый военно-политический союз. Система ОБСЕ как гарант мира и стабильности в Европе не действует и фактически не реагирует на многочисленные примеры нарушения основных принципов Хельсинкского соглашения 1975 года. За последние десять лет Хельсинкское соглашение в плане неприкосновенности существующих границ нарушалось как минимум четырежды (Косово, Южная Осетия, Абхазия, Крым). Организация Объединенных Наций слишком уж архаична и не соответствует духу и задачам времени. Она была неплохим инструментом решения задач переустройства мира во второй половине ХХ века, но не сейчас. Даже если в будущем году, в преддверии 200-летия Венского Конгресса, появится новая инициатива относительно устройства мира в Европе, вряд ли эта инициатива будет иметь универсальный характер. Понятно, что нужны иные инструменты, более точные, локальные и менее пафосные.

США, инициируя Восточноевропейский блок, решают несколько задач. Во-первых, они воссоздают и формализуют свое влияние в регионе. Теперь уже речь не идет о "клубе провашингтонских государств". Теперь речь идет о создании четкого инструмента воздействия как на политику России, так и на политику Брюсселя. Во-вторых, сами США выходят из прямого конфликта и столкновения с Россией – с последующей возможностью более сосредоточиться на проблемах тихоокеанского региона (который требует большего и большего внимания, поскольку Китай и Россия явно переигрывают на этом направлении Обаму). В-третьих, удается избежать ненужных дискуссий с коллегами по НАТО. В-четвертых, США формально "умывают руки" в вопросах "горячих точек" и переносят решение вопроса на региональный уровень.

Вы заметили, как старательно США рекомендуют Украине сотрудничать в первую очередь со странами Восточной Европы? Даже вопрос оружия перенесен в иную плоскость: мы можем предоставить кредит, а вы купите оружие у Польши, Литвы и Чехии. Это – уже сигнал. Нет прямой помощи со стороны США, нет прямой помощи со стороны НАТО. Есть рекомендации относительно активизации регионального сотрудничества.

Последние встречи Петра Порошенко показывают, что интеграция в рамках Центральной Европы имеет место. На прошлой неделе Киев посетил министр иностранных дел Польши Гжегож Схетина – при этом состоялось обсуждение ряда вопросов с участием не только польской и украинской сторон, но и представителей Вышеградской группы (Чехия, Словакия, Венгрия). Буквально через день украинский президент посетил Варшаву. Слишком высокая интенсивность контактов между Киевом и Варшавой не может не удивлять. Буквально сразу же в Киев прилетел президент Беларуси Александр Лукашенко, явно заинтригованный новыми активностями своих соседей. Важный момент: украино-польское сближение не оставило равнодушными брюссельских чиновников, которые довольно настороженно восприняли активизацию союзников США. Как следствие – перенесенный по инициативе Брюсселя визит Порошенко в "столицу" ЕС.

Все указывает на то, что что-то затевается. И этого "чего-то" одинаково опасаются и в Москве, и в Брюсселе.

Важный момент: во время украинско-польских переговоров с польской стороны (как стало известно из информированных источников) неоднократно звучало настойчивое предложение в адрес Петра Порошнко прекратить необоснованные гонения и репрессии относительно представителей старой украинской власти, хотя бы наименее одиозных. В качестве примера приводилось абсолютно сфабрикованное дело бывшего министра финансов Украины Юрия Колобова и ряда других лиц. Аргумент: нас ждут великие дела, и не стоит распыляться, делая на ровном месте врагов из тех, кто ранее проявил конструктивную позицию и может в дальнейшем быть полезен. Приблизительно та же аргументация звучала в 1949 – 1955 годах по отношению к политикам, которые подвергались гонениям в национальных государствах Европы после Второй мировой войны. Курт Вальдхайм, Франсуа Миттеран, Курт Кизингер и другие политики, против которых пытались возбуждать дела и привлекать к ответственности, вдруг перешли в иную плоскость и стали работать на создание надгосударственных структур. Интеграционные процессы требуют максимального привлечения неординарно мыслящих кадров.

Так что если гипотеза окажется правильной, в следующем году мы станем свидетелями новых инициатив – намного более интересных, чем просто вступление в НАТО, в котором нас, по большому счету, никто не ждет. Новый – альтернативный – блок может стать стимулом и новой возможностью для Украины.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги