УкрРус

Не отложенный статус – а отложенная война

Эти две истории - о дипломатических путях развязки военных конфликтах. Но в итоге они не остановили войну и многочисленные убийства.

Последние дни читал о Хасавюртовских соглашениях образца 1996 года, подписанных между Россией и мятежной Чечней и остановившие "первую чеченскую" кровопролитную войну.

Чечня превратилась в черную дыру: она не стала независимой, но уже не была и частью России, что означало - никакой экономической помощи для реконструкции. Ситуация не была заморожена – ее загнали под кожу.

Чеченцы, которые изначально не хотели этой войны, приняли все за чистые искренние намерения России и подписали это соглашение, в котором было закреплено, что до 2000 года взаимоотношения России и Чечни будут строиться на основе принципов и норм международного права.

На самом деле не определение статуса было перенесено, а война была перенесена. Не отложенный статус – а отложенная война.

Это был не мирный договор, это была отсрочка, взятая Россией в тот момент, когда она оказалась в очень невыгодном положении. И спустя годы победоносная "вторая чеченская" стала предпосылкой к приходу к власти Путина.

И второе сравнение – на основании просмотра первой части сериала "Нарко", снятого Netflix о кровавом колумбийском наркобароне Пабло Эскобаре.

Эскобар купил колумбийское правительство, полицию, журналистов и часть населения - его люди были повсюду.

Тех, кто продаваться не желал и вставал на его пути, наркобарон убивал. Более десяти лет этот человек был практически неуловим для властей. Его изгнали из Колумбии и, желая вернуться, он придумал "мирное соглашение" с властями.

Он соглашался сесть в тюрьму со своими подельниками, а президент обещал по истечению тюремного срока не преследовать их.

Но тюрьма была не простая, а с "особым порядком осуществления надзора".

А если еще проще - личная тюрьма колумбийского наркобарона Пабла Эскобара, построенная им на собственные средства.

Фактически - роскошный дом без права выезда за его пределы, где его окружали друзья - поставщики наркоты, где он продолжал заниматься наркобизнесом, но уже не столь откровенно, как раньше, ему на специальных фургонах привозили проституток для развлечений, в отдельные дни Эскобара навещала семья.

И это была взаимная договорённость между властями Колумбии и наркобароном после многолетней позиционной войны. После жесточайших убийств, взрывов самолетов, похищений, расстрелов полицейских, устраиваемых боевиками Эскобара за крупные вознаграждения.

Так вот, не покидает ощущения, что Минские соглашения, которые скорее всего узаконят в Раде, это копия Хасавюртовских договоренностей. Они приостановят войну, но не завершат ее. Они номинально вернут в эти города признаки Украины, но фактически это будет огромная "серая зона", которая в любой момент может вспыхнуть.

А "личная тюрьма Эскобара" - это узаконенная "автономия отдельных районов Донбасса". Как в колумбийском случае – на условиях Эскобара, так и в нашем – на условиях Москвы и ее марионеток в "республиках".

Как и власти Колумбии, мы сможем показать, что террористы успокоены – самолеты не взрывают, города из "Градов" не обстреливаются, людей в подвалах не пытают, а фактически это будет автономия, "где можно все, и тебе за это ничего не будет".

БЛОГИ ПУБЛИКУЮТСЯ В АВТОРСКОЙ СТИЛИСТИКЕ

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги