УкрРус

Спецназ реформ: миссия выполнима?

  • Спецназ реформ: миссия выполнима? | фото 1
    1/1

В Украине реформы начинаются с борьбы за реформы. Именно поэтому возникла необходимость в формировании передового отряда реформ, который бы разблокировал дороги к модернизации страны. По инсайдерской информации инициатором приглашения в Украину группы реформаторов-легионеров из разных стран был глава президентской администрации Борис Ложкин. Задумка состояла в том, чтобы в государственный аппарат пришли люди с западным технократическим мышлением и новым стилем работы. Они должны были взять на себя роль драйверов изменений, выступить своеобразным спецназом реформ. Миссия спецназа состояла в том, чтобы апробированные модели эффективного функционирования тех или иных систем выступили источниками модернизации и изменений. Но реальность, с которой пришлось иметь дело реформаторам, оказалось не только вызовом в профессиональном плане. Им пришлось заниматься разработкой и внедрением реформаторских спецопераций, чтобы сначала прорубить окна возможностей для запуска первых изменений.

Антиреформаторские фронты

Основным грузом для проведения реформ в Украине стало отсутствие единого фронта борьбы за реформы. Если к мультифункциональности реформаторы-легионеры были абсолютно готовы, имея в своем багаже персональную гиперактивность, менеджерскую гибкость, технологическую оснащенность, то многофронтность украинской реальности оказалось уникальной особенностью. Есть фронт политической борьбы, где разные политсилы прикрываясь популизмом борются за персональные интересы своих лидеров. Есть фронт экономических интересов лоббистов, которые через комитеты и фракции Верховной Рады блокируют/саботируют реформаторские инициативы, защищая свои собственные бизнес-интересы. Остается непробивной фронт постсоветской структуры исполнительной власти, где некоторые министерства Кабмина остаются надстройкой над олигархическими отраслевыми холдингами. Неожиданным препятствием реформам стал коалиционный принцип политического режима, который фильтрует кадры по партийно-лоббистским креатурам, а не по профессиональному признаку. Консервирует и охраняет систему судебная и правоохранительная надстройка. Впрочем, на этом фронты не заканчиваются. Очевидно, что спрут постсоветской системы выстроил хорошую систему самозащиты, которую вряд ли смогут сломать наемные менеджеры. Да это и не их миссия.

Есть в Украине еще одна уникальная особенность функционирования власти и управления, которая выступает консервативным заслоном от реформ. Это законодательная ветвь власти, которую более точно было бы назвать "властью советов". Основные претензии министров реформаторов относятся к тому, что Верховная Рада блокирует принятие законов, которые бы дали ход реформам. То есть складывается такая парадоксальная ситуация, когда против реформ выступают не самая консервативная часть - чиновники, а вроде как прогрессивная часть – законодатели. А ведь парламент должен быть источником и площадкой прогрессивных реформаторских идей, а парламентарии – активными волонтерами реформ. Но в Украине в парламент переизбираются представители одних и тех же экономических кланов, которые периодически меняют партийные знамена. Еще более удручающая ситуация на уровне регионов. Здесь местные советы – это вотчина местных феодальных князьков, которые не просто сосредоточили в руках абсолютную власть, но и держат в закрепощении людей. В Одессе люди так и говорят, что с людьми которые оккупировали власть на местах, вряд ли возможны какие-то перемены. А действия Михеила Саакашивли по открытию пляжей, одесситы восприняли как символ освобождения от власти местных "князей", как первый глоток свободы.

Что удается реформаторам-легионерам

В подобных условиях окаменевшей постсоветской структуры, минимального общественного доверия к власти и пришлось работать реформаторам. В добавок к этому экономическая ситуация в Украине продолжает ухудшаться с огромной скоростью. В 2015 году по прогнозу МВФ Украина скатится к позиции самой беднейшей стране Европы с душевым ВВП $2004. Другие международные рейтинги также подают только тревожные сигналы: Украина – самая коррумпированная страна (оценка Transparency international) и самая экономически несвободная страна Европы (данные Heritage Foundation). Необходимо отдать должное, что эти условия реформаторы восприняли как профессиональный вызов и, несмотря на все препятствия, смогли задать тренды к переменам.

Чтобы проводить реформы необходимо иметь доверие общества, что в украинских условиям весьма сложно. В Украине нет политиков с высоким рейтингом доверия. Однако именно "спецназ реформ" получил большой кредит доверия. К примеру, рейтинг поддержки губернатора Одесской области Саакашвили почти 40% против рейтинга недоверия 36%. Традиционно украинские губернаторы могут похвастаться только максимальными рейтингами недоверия. Доверие общества и реальная, а не фейковая, коммуникация с людьми – этот тот стартовый социальный капитал, который необходим для проведения реформ и которого нет у доморощенных политиков и чиновников. "Спецназ реформ" обеспечил небольшую, но стабильную поддержку реформам со стороны общества.

Реформаторы-легионеры смогли расшатать зону комфорта чиновников, когда должности передаются по родственному принципу, а социальные лифты замурованы. Кадровая политика на протяжении многих лет погрязла в кумовстве и непотизме, в выстраивании барьеров от новых и чужих людей. Введение кадровых конкурсов, появление новых, молодых, активных людей выводит кадровый застой из зоны дискомфорта, внедряет принципы конкуренции.

Как показали первые итоги работы реформаторов-легионеров, достижения есть в основном по нишевым реформам. Заместитель внутренних дел Эка Згуладзе – создание новой патрульной службы, министр экономического развития Айварас Абромавичус – активная дерегуляция бизнеса, первый заместитель Директора Национального антикоррупционного бюро Гизо Углава– создание и подготовка работы НАБУ. А вот что касается глубинных реформ, то здесь менее успешные результаты. Но это и неудивительно. К примеру, реформы в минздраве необходимы тотальные, поскольку эта система настолько коррумпирована и даже мафиозна (Квиташвили боролся с тендерной мафией и проиграл), что работы одного наемного менеджера абсолютно недостаточно. Похожая ситуация в Генеральной прокуратуре, где замгенерального прокурора Давид Сакварилидзе смог запустить кадровую реформу, создать Генеральную инспекцию – внутренний орган контроля за действиями прокуроров. Но в этой сфере также необходимы тотальные реформы по десоветизации прокурорской системы, для чего необходима воля и смелость, решительное изменение законодательства, кадровая перезагрузка.

Чтобы не говорили критики и скептики "спецназа реформ", он выполняет свою работу в рамках тех окон возможностей, которые открылись. Но необходима одна общая украинская стратегия реформ. Во-первых, очень важна идеология реформ. Реформаторы-легионеры говорят, что по идеологии они либералы. Поэтому главная философия реформ состоит в принципе, что государство – плохой менеджер. Это действительно так, если бы в Украине было государство как нейтральный институт, стоящий на страже интересов страны и общества. Но в Украине как раз такого государства нет, его еще нужно построить. Пока что украинское государство находится в "оккупации" постсоветских олигархических кланов, кстати, преимущественно украино-российских, что мешает наконец-то установить суверенитет от России.

Во-вторых, Украине все же необходимо искать свою уникальную модель реформ, учитывая индустриальное наследие социалистической экономики и несвободную социальную структуру общества, которое продолжает оставаться закрепощенным со стороны госбюджета и крупных капиталистов. Если в Грузии доля самозанятого населения составляет 65%, развит средний и малый бизнес, что является показателем свободы в выборе жизненной стратегии (в том числе в выборе модели образования, вида медицинских услуг и т.д.), то в Украине доля самозанятости – от 15 до 20%, остальные – это наемные работников в бюджетной или частной сферах. Но по социальным условиям они мало чем отличаются: их заработная плата на уровне прожиточного минимума. Качественные медицина и образование им попросту не доступны, а выбор в таких условиях просто отсутствует.

Украине нужны тотальные реформы как создание новой современной государственности, а не как очередной этап отреформировать старое. Поэтому основной груз реформ должны нести украинцы. Никто за нас эту работу не сделает. Опыт реформаторов-легионеров показывает, что источником реформ должны быть полностью обновленные представительные, законодательные органы власти. Именно они должны быть в авангарде реформ, принимая законы, которые создадут новые принципы работы для всех ключевых институтов в государстве – государственного управления, правоохранительных и судебных, институтов здравоохранения и образования.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги