УкрРус

Медведь с балалайкой

Пару недель назад, во время ЧМ-Европы, в отель заехала необычная туристическая группа — огромная итальянская семья. Вернее, целый клан.

Все разных возрастов: дети, родители, бабушки, тети и дяди — всего около сорока родственников со всех уголков Италии.

Они долго и громко собирались по утрам на завтрак. Шумели и смеялись во дворике.

"Нам нужно большое помещение, где мы бы могли собираться все вместе после завтрака. И чтобы никто не мешал",— сообщил через гида-переводчика глава семейства.

Больше всего для этих целей подходил конференц-зал отеля.

Глава семейства его одобрил.

И семья стала собираться там каждое утро, сразу после завтрака. Чтобы...молиться.

В коллективной молитве они проводили в зале около получаса.

А дальше, как и все туристы, отправлялись на целый день смотреть красоты.

Вечерами огромной толпой, вместе со стариками и детьми, они шли не в театр и не на прогулки, как другие туристы. А набивались в один из ресторанов отеля. И дружно смотрели футбол, болея за любимую Италию.

Ресторан в те дни превращался в большой итальянский двор. За Италию уже громко болели все: и оставшиеся одиночные гости, и, конечно, персонал ресторана.

Ну и плакали потом тоже вместе.

В разгар летнего сезона, когда иностранные гости составляют подавляющее большинство в туристических мегаполисах, любой отель превращается в пестрый Вавилон. Гости охотно общаются на разных языках между собой.

Ну, и с нами, конечно — в первую очередь.

"Наблюдал за вашими влюбленными молодыми парочками. Красивые, веселые. И худенькие такие",— рассказывает мне, сидя во дворике отеля, пожилой гость из Дубая. "Но парни зачем-то носят дамскую сумочку. Нигде в мире такого не видел. Причем сумки-то маленькие. И совсем не тяжелые. Некоторые — вообще сумки-клатч. Девушки, что — сами не могут их нести?"— недоумевает он.

"Ну для некоторых это такая форма ухаживания за девушкой. Внимание и забота о ней",— оправдываюсь я.

"А я решил, что совсем для другого,"— смеется он. "Один раз в Москве это увидел. Удивился. И вот сегодня здесь — в Питере. Шли — вроде целовались и обнимались. Потом вдруг остановились. И парень как даст ей. Прямо по голове. Ее же сумкой".

"Тоже… эээ...традиция." — мне стало неловко.

Ежедневно удивленные иностранные гости задают сотни смешных, а порой, как может показаться, и глупых вопросов.

Итальянцы, к примеру , не понимают, для чего, а главное для кого, в аэропорту или на вокзалах продают цветы. "Это же не кладбище",— недоумевает один итальянец. "Вам нужно чемоданы тащить. А тут еще букет впридачу. Это же очень неудобно".

Пару дней назад на вопрос консьержа, что гость предпочитает — балет или оперу — услышал встречный вопрос: "А на каком языке этот балет?"

Или про то, что одной группе вечером предстояло ехать на Лебединое озеро: " А долго ли ехать на это самое озеро?"

Зато все иностранные мужчины единогласно восхищаются российскими женщинами. Их откровенной сексуальностью. "Mamma mia, здесь сплошной рай для мужчин!", — бурно выражает свой восторг на плохом английском языке гость из Италии. "От такого количества мини-юбок, вырезов и каблуков голова идет кругом. У нас давно сплошной унисекс".

От одной молодой и модно одетой француженки недавно услышал рассуждение: "Вот почему у вас в ресторанах и барах женщины внимательно рассматривают именно… женщин? Я сначала думала, что они все лесбиянки. Прямо едят глазами. Причем с ног до головы. Жадно, оценивающе, не пропуская никаких деталей. Мы во Франции так смотрим только на мужчин". Пришлось объяснять, что это ярая внутривидовая конкуренция.

Водосточные трубы на фасадах домов удивляют огромными размерами.

Наши вороны многим иностранцам кажутся гигантскими. "Вы их специально откармливаете?" — осторожно спрашивали на днях одни австрийцы.

"Особенно тех, что в парках при дворцах?"

Троллейбус приходится называть автобусом. Правда, электрическим или "с рогами".

Макароны или рис, как гарнир, у итальянцев или испанцев вызывает недоумение. "У нас — это отдельные блюда",-поясняет итальянец.

"Ваши бульоны во Франции — экзотика. И готовят их, как правило, больным, а не здоровым. Тем, кому нечем жевать или есть серьезные ограничения в еде. Ну, или трудно глотать. Одним словом, пациентам в больницах",— уверяет молодая француженка.

"А вообще супы у нас едят нечасто. И, в основном, пюреобразные и густые. Там ничего не плавает",— продолжает она. "И едим их только вечерами. Днем — никаких супов".

Но одно обьединяет большинство иностранцев, приехавших в Россию впервые. Они обнаруживают, что россияне живут гораздо лучше, чем многим казалось.

Большинство ехало именно в бедную страну-страну третьего мира. Еще и холодную. Где зимой всегда обязательно минус сорок. И все без исключения русские пьют водку, греясь друг от друга.

Многие иностранцы основательно готовятся к поездке в Россию.

До сих пор встречаются те, кто привозит с собой рулоны туалетной бумаги. И зубы чистит только бутилированной водой из мини-бара. Поначалу некоторые настолько напряжены и напуганы, что искренне верят, что передвигаться по городу в одиночку опасно — только группами.

"Вас никто не украдет и не тронет. Идите спокойно. Только будьте бдительны, следите за карманами и кошельками", — предупреждают администраторы.

И это мгновенно вызывает улыбку. Расслабляет. И даже роднит. Ведь все, как у них. В Риме, Барселоне или Нью-Йорке.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги