УкрРус

Готовы ли вы отдать свою почку

Законопроект Минздрава, поданный депутатами Ириной Сысоенко, Константином Яриничем, Алексеем Кириченко и Олегом Мусием, предусматривающий эту норму (в юриспруденции и медицине она называется презумпцией согласия) заставил задуматься многих. Особенно с учетом военных действий на территории страны, ситуации в здравоохранении и абсолютно прозрачных для международной мафии границ. Именно поэтому в начале августа был зарегистрирован альтернативный законопроект о трансплантации, подготовленный мною совместно с Оксаной Корчинской. В его основу, наоборот, положена презумпция несогласия. Теперь депутатам придется выбрать одну из двух противоположных моделей, продемонстрировав, насколько они готовы учитывать мнение граждан Украины, принимая решение, которое коснется каждого из нас. Пишет Ольга Богомолец для "Нового времени".

Реципиент vs донор

Мы все знаем и не устаем повторять, что жизнь и здоровье человека является наивысшей ценностью на Земле. Мы ищем способы продлить сроки жизни людей, изобретаем новые лекарственные препараты для лечения страшных болезней, стараемся диагностировать патологию на ранних стадиях, и занимаемся профилактикой заболеваний. Но все чаще и чаще наиболее эффективным методом лечения и спасения жизни человека, а порой и единственным, является трансплантация органов. По предварительным статистическим данным, в Украине ежегодно гибнет от 40 до 60 потенциальных доноров на 1 миллион населения, что составляет порядка 3 тысяч доноров, которые могли бы спасти 10 тысяч больных.

Благодаря пересадке органов выживают и живут полноценной жизнью те, кто был обречен на смерть или инвалидность. Но пока беда обходит нас стороной, мы редко задумываемся о трансплантологии, и нам сложно представить, что завтра нам самим будет жизненно необходимо заменить какие-то органы. Еще реже мы задумываемся о том, что будет после смерти с нашим сердцем, печенью, почками? Думаю, вряд ли даже один из тысячи человек на улице сможет ответить, как бы он хотел, чтобы поступили с его органами после смерти, и утвердительно ответить, что он готов стать добровольным донором. Хотя о таких вопросах необходимо всерьез задумываться именно при жизни, даже советоваться со своими духовными наставниками, которые помогут обосновать то или иное решение. Поскольку любой из нас не застрахован от того, чтобы оказаться с той или иной стороны баррикады, в качестве донора или реципиента.

Право выбора

Каждый гражданин имеет право определить свое личное отношение к посмертному донорству. С точки зрения внутреннего отношения, вероисповедания, моральных устоев и так далее. В то время как предложенная Минздравом презумпция согласия является основанием для того, чтобы изъять у вас орган в случае травмы, несовместимой с жизнью, после смерти мозга. Отсутствие у вас знания или понимания о том, что такое закон о трансплантологии, как и отсутствие документа о том, что вы не хотите лишиться части тела, позволяет изъять у вас орган без согласия. То есть присутствует некий момент злоупотребления неведеньем человека, которое открывает невероятные масштабы для нарушений, а порой и преступлений. Где гарантия, что в той же плохо контролируемой зоне АТО, шарлатаны от медицины вместо того, чтобы спасать жизнь умирающих, не начнут констатировать смерть и изымать органы для продажи? Огромные деньги рождают огромные соблазны для негодяев, готовых воспользоваться горем и беспомощностью людей. И только презумпция несогласия ставит заслон для преступников.

Добровольно и бескорыстно

"Трансплантологический" законопроект МОЗ и у меня лично, и у большинства моих коллег-единомышленников вызывал и вызывает разные ощущения. Ведь мы не только врачи и депутаты, а еще и просто люди - супруги, родители, водители автомобилей, которые иногда попадают в аварии и исполнители многих других социальных ролей вне своей профессиональной деятельности. И знаем показательную статистику, из которой очевидна важность не только правовых норм, но и социально-экономической обстановки в соответствующей стране. Так, в России, где действует презумпция согласия (как предлагается в первом законопроекте), смертность среди пациентов, ожидающих трансплантацию, составляет 60%. А в США, где действует презумпция несогласия (вариант, предлагаемый нами), смертность составляет 6%.

То есть, с одной стороны, все понимают, что необходимость в совершенствовании "трансплантологического" законодательства есть, причем довольно жесткая необходимость, назревшая давно - уже становится стыдно за несостоятельность отечественного здравоохранения и необходимость отправлять украинских детей в ту же Беларусь, потому что там есть возможности, которых нет у нас. С другой стороны, в условиях тотальной коррупции, экономического кризиса, войны и открытой границы, в которых находится сейчас наша страна, законодательные нормы на базе презумпции согласия должны быть прописаны исключительно строго и принципиально. Чтобы не осталось ни малейшей лазейки для "черных трансплантологов" и их приспешников, для тех, кто под видом благородного спасения чьей-то жизни на самом деле намерен убивать одних, чтобы заработать, продав их органы другим.

Страшно звучит? Но, увы, правдиво и вполне реально. Именно поэтому мы говорим о презумпции несогласия, ориентируясь на право человека самому решать, что будет происходить с его телом после смерти. Соответственно, в будущем украинском законе о трансплантации должны быть учтены интересы всех сторон - и тех людей, кто нуждается в помощи (пересадке донорского органа), и тех, чьи органы будут использованы для этой помощи, пусть даже на эту минуту они будут мертвы. И предусмотрена серьезнейшая уголовная ответственность за нарушение соответствующих правовых норм.

Презумпция несогласия

Презумпция несогласия предполагает, что человек имеет право распорядиться своим телом, как считает нужным. И законодательство должно такую возможность гарантировать. И зафиксировать свое решение в специальном документе – решение, которое исключит ошибки и преступления. Поэтому именно презумпция несогласия дает больше гарантий тем, кто не успел до конца разобраться в себе, кому надо время на то, чтобы определиться, готов ли он после смерти стать спасителем жизни для другого человека. Или его религиозные и моральные принципы не позволяют нарушать целостность тела.

В разных странах это выглядит по-разному. Есть варианты отметки в паспорте или специальных карточек. Учитывается и то, что личность на протяжении жизни может менять свое мнение и решение по данному вопросу, а значит менять карточку или запись в ней.

Мы предлагаем вариант карточек, прошедших специальные защитные процедуры и комитеты по этике. Это документ можно будет носить в водительских правах или паспорте, чтобы при несчастном случае документы были доступны врачам, и они без колебаний знали, как вы хотели распорядиться своим телом. И если родственники, искушенные обещанием награды, все же решат в отсутствии вашего прижизненного согласия решили отдать (или продать) ваши органы, то закон в таком случае позволит запретить им распоряжаться вашим телом без вашего на то согласия. Это обеспечивает охрану телесной неприкосновенности после смерти человека, а также существенно снижает потенциальную возможность "черной трансплантологии".

Не навреди

Мировоззренческой основой нашего законопроекта по трансплантологии есть святая для каждого настоящего врача клятва Гиппократа, суть которой сводится к простому кредо: "Не навреди". В любом случае, единственным цивилизованным решением при трансплантации органов является прижизненное волеизъявление человека. И ничего честнее и правильнее никто еще не придумал.

Но, тем не менее, законопроект такого серьезного уровня и такой общественной значимости, разумеется, нуждается в широчайшем обсуждении. Не просто интересно, а жизненно важно, услышать на страницах СМИ, на круглых столах, на общественных слушаниях мнение людей, представителей медицинской общественности и религиозных концессий о всех вариантах закона.

При этом нужно помнить, посмертное донорство - единственная форма спасения множества человеческих жизней. По прогнозам к 2020 году каждая страна будет иметь свое закрытое пространство для трансплантологии и резко ограничит трансплантационный туризм. Нам надо успеть принять правильный закон и сформировать правильные взгляды украинцев на жертвенное спасение жизни, на способность человека к осознанному согласию на донорство. Но сделать это так, чтобы человек не навредил себе лично, помогая другому. Безопасность человека, доверие к государству, справедливость, добровольность и бескорыстие – вот те ценности, которые заслуживают того, чтобы быть воплощенными в украинском "трансплантологическом" законе. И именно эти ценности стали мировоззренческим фундаментом для нашего законопроекта, который мы выносим на общественное обсуждение.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги