УкрРус

Евроинтеграция наткнулась на личное

Преступления против человечности, геноцид, военные и другие преступления – вот основной список компетенции Международного уголовного суда в Гааге, деятельность которого предусмотрена Римским Уставом.

Несколько дней назад Блок Петра Порошенко, устами лидера собственной парламентской фракции в эфире телеканала #‎ICTV заявил, что парламент не должен спешить с вопросом признания Украиной юрисдикции Международного уголовного суда в Гааге.

Аналогичные заявления в эти же дни синхронно сделали и чиновники #‎СНБО.

Следует отметить, что когда-то международную уголовную юстицию не спешил признавать и бывший руководитель Югославии Слободан Милошевич.

В то же время этот сигнал украинских властей не только кардинально отличается от их собственной предвыборной риторики, но и коалиционного соглашения начальствующих парламентских фракций.

Обязательства о Международном уголовном суде звучали также и в публичных избирательных тезисах абсолютно всех партий Майдана.

Но ключевое в другом. Имплементация норм Римского устава требуется Соглашением об Ассоциации между Украиной и Европейским Союзом, ратифицированным 16 сентября 2014.

Именно тем соглашением об Ассоциации, которое торжественно и синхронно с Европарламентом ратифицировалось украинским законодательным органом в прямом телевизионном эфире и которое ранее было использовано, как повод для февральского вооруженного переворота 2014 года.

Иными словами, власть остановила реализацию ключевого обязательства Соглашения об Ассоциации с #‎ЕС с какой-то более важной мотивацией, чем исполнение этого важного международного документа.

Я же считаю, что секрет кроется именно в юрисдикции и компетенции Международного уголовного суда. Уверен, что высшие должностные лица Украины боятся через какое-то время получить в международном суде обвинения в особо тяжких преступлениях.

Следует отметить, что ключевые лица, которые могут попасть под юрисдикцию этого суда, в случае обвинения в таких преступлениях – это Верховный главнокомандующий и должностные лица президентской администрации. Эти люди уже окончательно прошли точку невозврата.

Думаю, что сегодня, находясь на контролируемом украинской властью политическом ландшафте, руководители государства считают, что им пока не грозит правосудие за совершенные преступления, так как они еще временно контролируют правоохранительную систему.

Но появление международной судебной юрисдикции не сможет обеспечить защиту от тяжких обвинений, на какой бы должности не находились сегодня ключевые украинские правители.

Из всей этой истории я делаю только один вывод – власть осознала приближающийся конец правления и предстоящую ответственность за деяния, предусмотренные компетенцией Международного уголовного суда. Я другой логики отказа от имплементации ключевого элемента Соглашения об Ассоциации не вижу.

И думаю, это лишь вопрос времени, когда первым руководителям государства будет уже некуда эмигрировать.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги