УкрРус

Худеющая девочка

  • Худеющая девочка
    Иллюстрация
    Getty Images

Скажу сразу: к диетологии я не имею никакого отношения, о человеческом обмене веществ имею некоторое представление (в объеме биофака), но ныне принятых теорий не знаю совсем, сама ем все, что не приколочено, ни на каких диетах никогда в жизни не сидела.

Однако родители регулярно приводят ко мне девочек и девушек (иногда они приходят и сами, но намного реже), у которых что-то не так с восприятием себя и одновременно — с пищевым поведением. Если я подозреваю или отчетливо вижу анорексию, то настойчиво рекомендую семье консультацию психиатра. Впрочем, гораздо чаще речь идет о более мягких случаях. Ведь для подростков характерна неустойчивая самооценка. Сегодня ему кажется, что он крут до  невозможности, а завтра "я — полный отстой, со мной никто рядом не сядет". Очень часто подросткам не нравится собственная внешность или какая-то ее деталь: то нос велик, то рост мал, то волосы прямые, как солома, то наоборот, вьются как у барана. Учитывая влияние рекламы и общественной практики, понятно, что девочки любой комплекции в подростковом возрасте часто кажутся себе толстыми и пытаются что-то по этому поводу предпринять. И обычно это, к сожалению, не дополнительные занятия физкультурой, а попытки соблюдать ту или иную, зачастую очень странную, диету. Очевидно, что для формирующегося организма в период гормональной перестройки все это очень вредно и ведет к слому нормальных регуляторных механизмов.

И вот ко мне на прием приводят очень симпатичную и действительно пухленькую пятнадцатилетнюю Веронику. Девочка молчит и смотрит в пол, а мама причитающим голосом рассказывает:

— Мы сначала и внимания не обратили — ну отказалась ужинать, и ладно, может, раньше съела чего. Она у нас всегда поесть-то любила, пирожки там, пельмешки, картошечку с мясом... Да мы все в семье такие, и мама моя, и бабушка-покойница всегда кругленькая была, как булочка с изюмом. А потом вдруг она говорит: "Мам, правда я безобразно жирная? На меня всем смотреть противно!" Я говорю: "Что за глупости, не дури, ты хорошенькая, а что в теле, так так и надо, это все реклама, кому вешалки-то нужны, кроме модельных агентств?.." Ну, она замолчала. А потом смотрим — какая-то наша дочка стала сама не своя: сама зеленая, глаза и волосы тусклые, вечно усталая, спать хочет. Я ее в поликлинику потащила на обследование, врач сразу спросила: что она ест? Ну тут мы и поняли...

— Это очень хорошая диета! — с вызовом сказала Вероника. — Ешь много лимонов или витамина C, он все расщепляет и ускоряет обмен, и главное — все без масла. Я тогда на восемь килограмм похудела!

— А потом? — спросила мать.

Вероника снова потупилась.

— Борьба целый день, а ночью — к холодильнику. Я ей говорю: так не вес снижают, а с ума сходят и поджелудочную железу сажают... Следующий заход: она на каком-то сайте была, где одну траву едят, как обезьяны, там ей куратора назначили...

— Это называется "сыроедение", — авторитетно объяснила мне Вероника. — Очень полезно, так наши предки ели.

— Какие предки! Твой собственный предок, мой дед, мог один целую сковородку картошки с салом и яйцами навернуть! — всплеснула руками мать. — Как сейчас помню! Да скажите ж вы ей, пусть она уже уймется и нас и себя не мучает! Может, она хоть вас, специалиста, послушает!

— Вероника, я думаю, что про диеты ты сейчас знаешь намного больше меня, — признала я.

— Вот! — дочка торжествующе взглянула на мать. — Хоть кто-то не врет, что во всем лучше меня разбирается! — И тут же, с подростковой непоследовательностью, жалобно: — Так что же, мне теперь уже навсегда такой жирной оставаться и не похудеть никак?

Мать молча и умоляюще сложила руки. Я задумалась, вспоминая хоть какую-нибудь подходящую историю. Как назло в голову не приходило ничего, кроме страшилки про вишневый пирог от Стивена Кинга, то есть повести "Худей!".

Никто из моих знакомых вроде бы никогда целенаправленно не худел... Кажется, нашла!

— Я знаю, как можно похудеть! — уверенно сказала я. — Сейчас я расскажу тебе про приятельницу из моего детства, ты смышленая и сама все поймешь.

Вероника закивала (ей явно понравилось, что ее определили как "смышленую") и приготовилась слушать.

— Все звали ее Риточка, и она была "пышкой". Похудеть никогда не пыталась, ее все устраивало, все окружающие любили ее такой, как она есть, ее мама и бабушка (я их помню) тоже были низенькими и толстенькими. Физкультуру Риточка терпеть не могла и, по понятным причинам, никогда в ней не преуспевала. Предпочитала вышивать по канве и читать любовные романы. Любимым ее досугом уже в студенческие годы было поехать на выходные с подружками-единомышленницами на дачу с сумками провизии, налепить там пельменей, а потом съесть их. Я тоже пару раз съездила с ними, но не прониклась, и больше меня не звали.

А потом, уже в моей студенческой компании Риточка случайно познакомилась с Антоном. Он был рыжий, поджарый, с хищным блеском в глазах. Мы были туристы: рюкзаки, костры, палатки, байдарки. Но Антон неожиданно влюбился в мягкую, пухлую, теплую Риточку. Она ответила ему взаимностью. И как-то спросила меня: "Вы все такие худые — как волчья стая, и все время бежите куда-то, а я толстая. Как ты думаешь, это ему ничего? Ты можешь у него спросить?" — "Он тебя любит, потому что ты — это ты, — сказала я и спросила с любопытством. — Но что же: если он скажет, ты худеть начнешь?" — "Да, конечно, а как же, — удивилась Риточка. — Я все сделаю, что ему нравится. Когда любишь, так всегда бывает. Но ты его спросишь? Я сама стесняюсь, да он ведь может мне и соврать..."

"Мне ужасно нравится, что Риточка такая мягкая и круглая! — сказал мне Антон. — От нее пахнет плюшками с ванилью и картошкой с укропом. И пусть даже не думает худеть!" Я все честно передала.

Потом наши пути надолго разошлись. Я слышала от общих знакомых, что Риточка и Антон поженились, у них родилась сначала девочка, потом мальчик...

Вероника и ее мама сидели напротив меня, кивали головами и блаженно улыбались, одинаково подперев ладонями круглые щеки — явно радовались за не знакомых им героев, что все у них так хорошо сложилось. Мне, в свою очередь, нравились они сами.

— И вот спустя довольно много лет я снова увидела Риточку. Она была всем довольной женой и матерью двоих детей. И она была худой. Я ее даже не сразу узнала. Вероника, ты понимаешь, почему?

— Антон... передумал? — неуверенно предположила девушка. — Он потом захотел, чтобы Риточка похудела?

— Она его любила, хотела все сделать, как ему нравится, и потому стала жить, как он, — догадалась мать. — И уже от этого похудела.

— Именно! Войдя в компанию туристов в качестве возлюбленной Антона, Риточка сразу и  резко изменила привычный образ жизни. Да, она там кашеварила и отвечала за закупку продуктов, но при этом гребла, носила рюкзаки, преодолевала, спала на земле и купалась в озерах с ледяным дном. Ее организм, обмен веществ, конечно, отреагировал на все это соответствующим образом. Вероника, ты поняла?

— Мне надо ходить в походы? Но мне это не нравится, там комары и в дыму у меня глаза слезятся.

— Зачем? Разве ты тоже влюбилась в туриста?

— Но что же мне сделать?

— Что-нибудь иное, непохожее на то, что ты делаешь сейчас. То, что тебе нравится, но чего ты еще не делала. В этом твой шанс, это может сработать. Мы можем изменить себя, если меняем образ жизни, начинаем делать что-то другое, и это что-то нам важно и интересно. Но само по себе "похудеть" причиной быть не может.

— Я плавать люблю, — подумав, сказала Вероника. — Особенно с маской. Мне нравится смотреть фильмы про подводную жизнь, маленькая я часами на берегу пруда сидела и смотрела, как они там все живут. И я никогда в воде не замерзаю и не тону. Брат говорит, это потому, что я жирная.

— Отчасти это правда: жировой слой сохраняет тепло. Но про подводную жизнь стоит подумать. Аквалангисты? Я знала за жизнь человек пятнадцать, ни одного толстого.

— А это не опасно? — спросила мать.

— Ну уж не более опасно, чем в четырнадцать лет есть одни лимоны, — ответила я.

***

Веронику я видела еще раз, спустя два года. Она приходила сама, поговорить о профориентации. Выбирала между океанологией и гидробиологией. Почти не выросла, худой тоже не стала, осталась плотной, но, насколько я могла судить, эта плотность уже не была жиром. За спиной — законченные аквалангистские курсы и внушительное число погружений. Ладога, Белое и Черное море. Свой круг.

— А как дела с похудением? — поинтересовалась я.

— Ой, ну чего вы дразнитесь! — с улыбкой отмахнулась девушка. — Глупая была, что тут говорить... Но Риточке, если ее увидите, все-таки передайте от меня привет и спасибо. Если, конечно, она на самом деле есть и вы ее прямо тогда для меня не придумали.

— Обязательно передам, — не вдаваясь в подробности, пообещала я.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги