УкрРус

Стратегический просчет

Два года назад всей Украине стал известен маленький городок, лежащий на полпути от Донецка до российской границы. Сейчас об Иловайске знают все и с его названием связывается факт самых крупных единоразовых потерь наших сил. Как все помнят, в район Иловайска откатывались войска сектора "Д" после бегства их командования, ввиду факта вторжения российских войск. Именно юго-восточнее этого городка и произошел бой прорывавшихся колонн наших войск, пишет  Аnti-colorados для "Линии обороны".

Мы писали об этих событиях сразу, по-горячему и спустя два года так и не получили ответов на несколько вопросов, которые возникли еще тогда. Наверное, Генпрокуратура нароет факты и мы, наконец-то, узнаем имена "героев", которые допустили такой трагический исход.

Различные источники дают разные толкования этому событию и может случиться так, что всей правды мы так и не узнаем. Тем не менее, ответы на некоторые вопросы могли бы пролить свет на те события.

Самый главный вопрос в том,  учитывалась ли возможность вторжения российских войск на нашу территорию, или нет? Судя по тому, как выглядел весь сектор "Д", складывается впечатление, что такая возможность не бралась в расчет. Наши войска растянулись более чем на 100 км от Амвросиевки, до Красного Луча узким коридором, с одной стороны зажатым позициями "отпускниов" по линии Иловайск-Шахтерск-Торез-Снежное- Красный Луч, а с другой стороны – границей РФ. С учетом того, что сплошной линии фронта не существовало, то войска сектора "Д" изначально ставились в положение "оперативного окружения".

С учетом того, что разведка, да и просто мирные жители Ростовской области сообщали о концентрации российских войск непосредственно у нашей границы, командование обязано было брать эти факты в расчет, при планировании боевых операций.

На самом деле это – ключевой момент, ибо он влияет на характер локальных операций, в частности – Иловайской. Оставив в стороне то, что делалось в районе Саур Могилы и восточнее, просто представим, что в 20-25 км северо-восточнее Северная группировка наших войск вышла на окраины г. Шахтерск, а южнее, восточнее и западнее Иловайска пока еще находились наши войска.

Именно при таком раскладе и происходила битва за Иловайск. Сегодня, глядя на карту, возникает вопрос: почему именно Иловайск? Зачем вообще надо было штурмовать этот город? Наверное, кто-то скажет, что Иловайск – крупный железнодорожный узел с направлением на РФ, а кроме того, через Иловайск из Харцызска (Донецка) идет и автомобильная дорога в район Успенки, на российской границе. Этот аргумент имеется почти во всех пояснениях ценности этого населенного пункта.

Но если речь идет о недопущении использования Иловайска пророссийскими боевиками и, возможно, российскими войсками, то эта задача решается совершенно иным путем и другими силами. Грубо говоря, Иловайский ЖД узел имеет форму креста. На юг от него идет двухколейная дорога на Амвросиевк-Успенку в РФ. На север – Харцызск и еще один узел – Ясиноватая с дальнейшим выходом на Донецк, Горловку и далее – на Харьков. На запад – одна колея в сторону Моспино и южную часть Донецка. Восток – одна колея на Зугрэс, Шахтерск, Торез, Снежное и далее – Дебальцево, Луганск и еще один выход к границе РФ.

Если речь шла о предотвращении возможного использования автомобильной и железной дороги в сторону Амвросиевки-Успенки, то достаточно было просто взорвать все мосты, которые имеются на участке южнее Иловайска и в город можно было вообще не входить. Тем более, что было точно известно о наличие там укрепрайонов. Штурм такого рубежа без авиации и артиллерии – очень рискованное мероприятие, тем более- с требованием минимальных потерь местного населения. Из этого следует, что Иловайск вообще не надо было штурмовать. Достаточно было вывести из строя пути сообщения.

Куда более перспективным направлением удара был Зугрэс. Мало того, что через него проходит указанная выше железная дорога, так там проходила, по сути – рокадная автодорога М21. На тот момент – единственная дорога, связывающая Донецк и Луганск. Причем, захватывать город тоже не имело смысла. Просто нужно было выйти к мостам через р. Крынка и качественно их вывести из строя. В этом случае ударная группа имела бы возможность сманеврировать, в случае осложнения ситуации. Она могла уходить как в сторону Амвросиевки, так и в сторону Шахтерска или Кировского, которые тогда были нашими, и выйти в направление Дебальцево.

Но мы видим, что кто-то принял решение не на проведение рейда для разрушения коммуникаций, а именно штурм укрепрайонов. Кто этот человек – не известно. Тем не менее, командир штурмовой группы, вводя людей в Иловайск, обязан был предусмотреть несколько вариантов отхода, в случае неудачи, а таковая читалась сразу, ибо артиллерия по городу не работала и речь шла не просто о боях в городе, которые дают самый высокий уровень потерь, но и прорыв укрепрайонов.

То есть, стратегический просчет, касающийся самой возможности входа российских войск повлиял на выбор инструмента, решающего вопрос транспортного узла. Было выбрано самое неудачное решение из всех возможных. Но ситуация могла не достигнуть размеров катастрофы, если бы самой операцией командовал вменяемый командир. Иловайской штурмовой группе не повезло, ибо ими командовал бездарь, самозванец и трус. У него был единственный план – зайти и всех победить. Но на его счету уже имелись подобные операции, когда почти весь его личный состав уходил в 200-е, 300-е и пленные. Достаточно вспомнить Карловку и вопиющий факт доставки наших раненных бойцов в больницы оккупированного Донецка. То есть, этот человек не знаком с элементарными азами планирования боевой операции.

А в данном случае следовало использовать принцип: прежде чем ввести людей, подумай, как их оттуда можно вывести. Этого сделано не было. Как выяснилось, он повел людей на заранее подготовленные позиции, то есть так, как этого ожидал противник. После того, как стало понятно, что рушится весь сектор и надо отходить выяснилось, что плана отхода нет.

Выше мы писали о том, что был как минимум один вариант неожиданного для противника отвода войск в сторону Шахтерска – Кировского. Для этого следовало просто посмотреть на карту и увидеть, что с юга выдвинулись части российской кадровой армии, а на севере остались потрепанные в боях "отпускники". Причем, указанное направление было относительно безопасным, если использовать степные дороги, коим там не счесть числа.

Но раненный в задницу "вомбат", вывезенный в Киев, собрал массовку под Генштаб, с требованием договариваться о "коридоре". В этот момент он поставил на себе жирную точку даже как командир-самоучка. Чего он требовал? А требовал он, чтобы противник указал маршрут отхода. Противник! Вдумаемся! То, что россияне открыли огонь по нашим – предсказуемо. Наши войска пошли там и тогда, когда россиянам было выгодно и они этим воспользовались. Это значит, что "вомбат" сдал свои войска на милость противнику, а тот этой милости не проявил.

Вот эта самая операция должна войти в учебники по военному искусству как пример того, как никогда, ни при каких обстоятельствах нельзя поступать. Причем, это должно рассматриваться в лицах, от уровня Генштаба и командования сектором, до этого позорного "вомбата". А нам нельзя допустить, чтобы виновные в этом бездарном позорище избежали ответственности за сотни погибших бойцов. Этих потерь не должно было произойти, если бы каждый делал то, что должен делать и если бы к командованию людьми не были бы допущены откровенные проходимцы и негодяи. Все эти люди должны получить по заслугам хотя бы потому, что безнаказанность будет поощрять повторение этого кошмара.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов. Мнение редакции может отличаться от авторского.

Наши блоги