УкрРус

Россия в сумерках заката

Можно ли спрогнозировать (предсказать, предугадать) революцию. Я полагаю, что это принципиально невозможно, не смотря на то, что всякая революция происходит на стыке четко фиксируемых условий. Мы можем наблюдать эти факторы в развитии и взаимодействии друг с другом, однако никакая математическая модель не в силах приподнять завесу над самым ближайшим будущим.

Это так же верно, как и то, что невозможно рассчитать исход артиллерийского боя в открытом море, между двумя тяжелыми крейсерами и одним линкором. Да, все объективные характеристики боевых кораблей мы можем формализовать и сравнить: скорость, маневренность, толщину брони, калибр орудий, массу залпа. Мы можем даже оперировать такими показателями, как статистическая вероятность поражения цели на той или иной дистанции.

Но как можно оперировать такими субъективными характеристиками как морально- психологическое состояние экипажей, их боевой дух, вера в командиров? По какой шкале, и в каких измерениях можно оценить выучку моряков, ценность полученного ранее боевого опыта? Как поведут себя командиры кораблей. От них зависит, вообще состоится ли бой. Вполне возможно, что одна или обе стороны сочтут целесообразным избежать столкновения. Если все же бой состоится, его исход может быть решен одним единственным снарядом, даже не самым мощным, который поразит мостик линкора, выведет из строя пункт управления огнем, или повредит винты корабля, лишив его хода и маневренности. Так же и крейсера в темноте или тумане могут принять свои нечеткие силуэты за врага и лупцевать друг друга до победного конца. Бывали и такие случаи в военно-морской истории.

Прогнозирование революции дело еще более сложное. Ход истории крайне трудно смоделировать, особенно в переломные моменты. Поэтому я постараюсь описать лишь базовые, фундаментальные факторы истории возникновения революционной ситуации, не пытаясь предсказывать ход революционного кризиса, назревающего в России.

Возникновение революционной ситуации и перерастание ее в революцию обусловлено тремя базовыми факторами;

- Системным фактором (он объясняет, ПОЧЕМУ произошла революция)

- Фактором условий (от него зависит, КОГДА революция случится)

- Субъектным фактором (он определяет, КАКОЙ революция будет)

Исследование системного фактора позволяет осознать неизбежность краха существующего в РФ порядка. Система не жизнеспособна, поскольку в самой ее парадигме заложен механизм самоуничтожения, который самовоспроизводится со все нарастающей силой. Наглядные примеры я привел в посте "Главная причина кризиса в РФ"

Главным бенефициаром режима является паразитический класс чиновников. Власть для них главный экономический актив. Цель обладания властью – скорейшая ее монетизация. А как можно обогатиться в максимально короткие сроки, учитывая, что обладание властью ограничено по времени, а возможность передачи власти по наследству хоть и возможна (примеров тому масса), но не гарантирована?

Ответ очевиден: любой упырь, дорвавшийся до власти, стремиться присвоить как можно большую часть ранее созданного общественного продукта. Я не говорю "украсть" потому, что кража есть акт незаконный. Наш же правящий класс, который получил меткое наименование "элита утилизации" имеет все возможности создать условия для законного обогащения.

Законы ВСЕГДА отражают, в первую очередь интересы правящего класса, которые он навязывает всему обществу, пользуясь своим доминирующим положением. У власти в РФ находится шайка клептократов (кто не знает гуглите что есть клептократия) соответственно и законы у нас защищают интересы клептократов. Присвоение чужого становиться законным. Уже более четверти века клептократическая илитка пытается навязать обществу представление о том, что такое положение вещей не только законно, но и СПРАВЕДЛИВО.

Давайте посмотрим на такой больной вопрос, как приватизация. То, что она законна, сомнений не вызывает. Вы не согласны? Ну, тогда скажите, какой закон был нарушен Ходорковским и Алекперовым? Вот то-то и оно – если не было закона о приватизации, то и нарушение его невозможно. А согласно основополагающему принципу римского права незаконным является лишь то, что запрещено.

Убедить массы в справедливости приватизации, то есть передачи общественной собственности в руки избранных лиц, уже сложнее, но и эта задача, в общем и целом властью решена. Общество в массе своей приняло навязанный клептократией постулат о том, что равенство, справедливость и взаимопомощь – устаревшие понятия. Отныне надо стремиться к эффективности, сегрегации и конкуренции – только это, дескать, обеспечивает прогресс.

Совковых пенсионеров еще можно легко убедить в том, что пенсия у них маленькая, а лекарства дорогие потому, что Дерипаски с Абрамовичами "все покрали в лихие 90-е". Но молодое поколение, оформившееся в постсоветскую эпоху, воспринимает сложившееся положение как данность. Неравенство прав и возможностей, сегрегация по имущественному признаку в его глазах легитимно. Люди не стремятся к изменению существующего порядка, они стремятся подняться над остальными, выйти в число избранных и употребить господствующее положение себе во благо. Разве не в этом заключается суть конкуренции? Пусть и все более призрачная возможность пробиться в "верха" является для молодых "пассионариев" мощным стимулом. Это есть великий соблазн капитализма.

Всеобщая конкуренция за место под солнцем (война всех против всех по Гоббсу) атомизирует, разрушает общество, выделяет из него наиболее энергичных, "конкурентоспособных" особей. Это укрепляет господство клептократии, даже создает иллюзию ее несокрушимости.

Но и оставшаяся часть "лузеров и терпил", а это подавляющая часть населения, не остается забытой. Элита сделала их соучастником разграбления, утилизации страны, заручившись полнейше лояльностью со стороны населения. Россиянская биомасса готова согласиться с тем, что ею помыкает клептократия, при условии, что она делится наворованным (ах, простите, законно присвоенным), подкидывает крохи с барского стола. На признании такого положения СПРАВЕДЛИВЫМ базируется сегодняшний консенсус между верхами и низами.

Значит ли это, что существующий порядок способен существовать вечно? Мол, верхам не следует забывать делиться – и тогда быдло сможет бесконечно долго находиться в состоянии рабской покорности. Нет, нет, нет и еще раз нет! Сама система самопоедания неизбежно приводит к исчерпанию внутренних ресурсов. Это верно также, как и то, что паразиты, убивая свою жертву лишают себя источника существования. Верхам еще есть, что присваивать, но обеспечить полную миску низам уже невозможно.

Какое-то, вероятно, даже весьма длительное время социальная матрица может существовать и самовоспроизводиться по инерции. Однако, совершенно неизбежно конфликт интересов между полюсами общества будет нарастать. Наиболее остро он проявится между старыми элитариями, всеми силами старающимися превратиться в сословие, и молодыми "пассионариями", стремящимися прорваться в элиту.

Так называемый средний класс первым пойдет под нож. Собственно, последние пару лет происходит медленное его удушение. Он уже сильно скукожился и продолжает усыхать , скатываться вниз. Его представители утрачивают не только материальный достаток, но и социальный статус, что подчас очень болезненно ими воспринимается. Великая мечта либеральных романтиков сделать жизнь своими руками, добиться успеха благодаря своим способностям и воле, рассыпается на глазах. Социальная мобильность почти полностью заморожена.

Какие у среднего класса перспективы? Эмиграция или маргинализация, медленное погружение на дно, ассимиляция с массой "лузеров и терпил". Порождает ли это общественный конфликт? Однозначно! Уехать из страны не имеет возможности даже значительная часть тех, кто хочет это сделать.

Движущей силой любой революции становиться не тот общественный слой, которому нечего терять, а тот, которому тесно в рамках старого уклада, которому некуда расти. Угроза же потерять то немногое, что у него есть, является мощнейшим мобилизирующим фактором, катализатором протеста. Можно сколь угодно уничижительно отзываться об офисном планктоне или интернет-хомячках, весь революционный порыв которых улетучивается за полчаса "срача" в соцсетях. Но именно "разгневанный горожанин" (кажется так обозначил эту социальную группу Владислав Сурков?) станет "хворостом" грядущего протеста.

А вот к ним присоединится уже некоторая часть низов, прежде всего городских, тех, что еще не окончательно биологизировались. Биологизация – это реакция атомизированной массы "лузеров и терпил" на ухудшение условий существования. Что делает "маленький человек", когда у него перестает хватать денег на прокорм детей? Нет, он ни в коем случае не идет на штурм Зимнего и даже на большую дорогу с кистенем не выходит – он слишком труслив для этого. "Маленький человек" станет экономить, искать поденную работу, перейдет на подножный корм, замкнувшись на дачных шести сотках. Однако, подобное существо органически не способно к бунту.

Но дальнейшее ухудшение среды обитания, ставящее забитого обывателя на грань физического выживания, активизирует у него уже совершенно животные инстинкты. Что делают волки в суровую зиму? Они, повинуясь инстинкту, сбиваются в стаю, потому, что только стая может охотиться на крупного зверя, например на лося.

Человек, по природе своей, есть социальное животное и в стрессовой ситуации люди мгновенно сбиваются в стаю. Здесь уже качества каждого отдельного индивида утрачивают силу, уступая место коллективному бессознательному. Часто случается так, что толпа, состоящая из трусов, ведет себя отчаянно смело, а толпа смельчаков разбегается, будучи охваченной паническим ужасом.

Что заставит обывателей сбиться в стаю? Это может быть все, что угодно. В феврале 1917 года беспорядки в столице империи начались из-за того, что в лавках на рабочих окраинах не оказалось хлеба. Все началось с разгневанных домохозяек, это уже потом подтянулись студентики, которым только дай повод пару прогулять и рабочие с прогрессивной интеллигенцией. Сначала бабы вопили "Хлеба давай!" и только некоторое время спустя появились лозунги "Долой царя!" и "Хотим мира!".

Кто сказал, что власть не станет доводить народ до крайности? Кто вообще может сказать, где он этот край? А если кто-то целенаправленно за этот край толкнет? Вспомните, с чего начался бунт на броненосце "Потемкин": с борща, в котором морячки обнаружили червей. Вопрос в том, как они туда попали. Есть версия, что мясо было нормальным, просто кто-то социально швырнул в котел пригоршню опарышей.

Так что не исключено, что волнения, подобные бузе на шахте "Распадская" или икалевским протестам, могут приобрести систематический характер. Теперь представьте, что стихийный бунт низов (например, погромы магазинов голодными безработными) наложился на протесты "рассерженных горожан", не довольных очередными фальсификациями на очередных псевдовыборах. И всех их вместе взятых решили поддержать дальнобойщики… Вот и понесся снежный ком с горы, на глазах превращаясь в лавину, все сметающую на своем пути. Будет ли нацгвардия спасать лысого гнома, становясь жидкой цепочкой на пути этой стихии.

Поэтому, господа охранители, не стоит успокаивать себя мыслью, что там, в верхах, паханы все держат под контролем и не допустят обострения ситуации до крайности. Если ресурсов для тушения социального пожара не хватит, то работяги с "Уралвагонзавода" действительно приедут в Москву, как обещали, но уже не либеральные прыщи давить, а постучать кувалдой в кремлевские ворота. То, что ресурсов для поддержания стабильности рано или поздно не хватит, следует из характеристики россиянской системы, заточенной на самоуничтожение, прожигание ресурсов, а не на созидание.

Вот, что значит системный фактор. Нежизнеспособная социальная система приходит в упадок даже не потому, что сталкивается с внешней угрозой, а лишь потому, что в ее геном зашит ген самоуничтожения, через самопоедание. Система подрывает базу своего существования, чахнет и рассыпается. Это называется системным кризисом.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги