УкрРус

"Закон тут больше не живет": жертва преступления в шоке от... полиции

Читати українською
  • "Закон тут больше не живет": жертва преступления в шоке от... полиции

Месяц назад я рассказывала, как киевлянин за час лишился 60-ти тысяч долларов. В столице вовсю "процветают" обменники-однодневки, в которых доверчивым клиентам предлагают совершить выгодную валютную операцию, а на деле - попросту кидают. Схема "развода" и рассказ жертвы мошенников - по ссылке. Сегодня же публикую отчаянную исповедь (по другому трудно назвать) потерпевшего. Немного наивную, но в то же время очень ценную. Потому что речь идет о громко реформируемых ныне правоохранительных органах и о том, с чем сталкивается обычный человек.

Рассказ потерпевшего публикую без изменений. Далее от первого лица.

--------------------------------------------------------------------------------------

- Однажды, забыв, где и в какое время я живу, полностью по своей глупости, я столкнулся с мошенниками, которые украли у меня крупную сумму денег в валюте. По сути, у меня их отобрали, закрыв в помещении на окраине Киева. На этом моя собственная глупость закончилась. Зато я столкнулся с новой, переаттестованной полицией и реформированной прокуратурой.

На мой звонок в 102 приехал патруль. Выяснив, что случилось, вызвали опергруппу, приехал кто-то из руководства полиции Деснянского района столицы. Развили бурную деятельность: сходили в соседнее помещение - попросить видео с камеры наблюдения; нашли хозяйку помещения; собрались составлять фотороботы преступников. Мне сказали приходить завтра - поговорить "с опытным следователем, уже занимающимся аналогичными делами".

Нужно сказать, что полиции я передал контактные данные мошенников в первые минуты общения. В этот же день хозяйка помещения сообщила полиции номера телефонов, по которым она общалась с преступниками. В частности, это был номер телефона, который преступники несколько лет (!) указывали в своих объявлениях в интернете. Простой поиск в Google выдавал эту историю начиная с 2013 года. Соответственно, получив данные от оператора сотовой связи и сайта, на который они заходили, можно было бы получить чуть ли не адреса квартир, откуда они это делали, а дальше брать их тепленькими или проводить негласные оперативные действия.

На допрос к следователю я попал через 5 дней... Следователь сказал, что о подобных делах он не знает. Радостно узнал от меня, что есть какая-то камера, с которой должны были взять запись. Искренне удивился, когда я его спросил про фоторобот ("художник у нас один, на это не выделят"), сказал, что уже вот-вот собирается отправить на экспертизу найденные отпечатки пальцев...

Следователь, в общем-то, соглашался со всеми доводами разума. Говорил, что "да.. нужно запросить данные у сотового оператора", "да.. можно запросить похожие дела из центра", "да.. можно узнать про фоторобот", "да.. нужно посмотреть запись". Интернетом, правда, заниматься особого желания не изъявил: "да.. можно привлечь отдел по борьбе с киберпреступностью".

Но я смотрел в честные глаза следователя и видел в них такую пропасть между "да.. можно" и "сделаю", что кроме тоски никаких эмоций это не вызывало

Дальше, после моего прямого вопроса, почему бы не воспользоваться всей имеющейся информацией и не поймать преступников, следователь начал говорить вещи, которые я впоследствии слышал от каждого сотрудника полиции, с которым общался. "В полиции сейчас сложные времена", "все развалили, следователей мало, большая текучка, очень много дел", сильно жаловался на новый уголовно-процессуальный кодекс - "нечего сделать не можем, никаких прав не имеем". Пожаловался, конечно, что "нет денег на бензин" чтобы кататься запросы ваши куда-то возить. Еще, говорит, "послезавтра я на "сутках", завтра мне нужно отдохнуть до дежурства, в четверг – после, а потом уже нужно готовить к следующим "суткам", ну когда я могу этим заниматься?". Говорит, "попробуйте взять адвоката, вот недавно приходил пострадавший с адвокатом, мы отказывались что-то делать, а он в суде обжаловал :)".

Было понятно, что с этим человеком говорить вообще бесполезно, но я пытался. Закончилось все тем, что спустя 2 недели после начала расследования я попросил предоставить мне материалы уголовного производства для ознакомления. На это следователь ответил "сейчас не могу, приходите на следующей неделе" (было это начало надели).

После этого я пошел на прием в прокуратуру Деснянского района. Рассказал, что у следствия есть данные, которые нужно отработать, что по ним реально найти преступников. Дежурный прокурор, напоминающий Доктора Ливси, улыбаясь и, находясь в прекрасном расположении духа, говорит: "А сколько времени прошло? 2 недели? Ну, вы, конечно, можете написать жалобу... Но тут вот людей много приходят и не на такое жалуются...Вот если через месяцок ничего делать по-прежнему не будет – приходите :)".

Я, конечно же, задействовал все доступные мне по закону средства. Написал ходатайство следователю о проведении процессуальных действий, которое он должен был рассмотреть в течение 3-х суток. Никакого ответа я не получил. Написал я жалобы на бездеятельность следователя в районную прокуратуру и суд. Написал жалобу в управление полиции Киева.

Сначала я думал, что действительно имеет место абсолютный пофигизм, нежелание и неумение делать свою работу со стороны уже обновленной полиции и прокуратуры. Однако последующие события меня утвердили в несколько другой мысли.

На следующий день мне позвонил человек, который сказал, что он из полиции, мой номер ему дал начальник следствия райотдела и, сославшись на не телефонный разговор, предложил встретиться

Встретиться, естественно, не в полиции. На встречу в кафе пришло 2 молодых человека. Один из них сходу меня спросил "вот я найду тебе этого вора, что ты с ним будешь делать?". Ребятки не сказали, кто они, кого представляют и чем именно занимаются. Но заявили, что раньше занимались такими же делами в райуправлении Деснянского района, а теперь надеются, что наконец-то уйдут из этого "гребаного" райотдела.

Рассказывали, что кроме меня за последние месяцы ещё 6 пострадавших "на крупные суммы". Что они могут спокойно "всех найти", но им это не нужно. Разговаривали мы с ними долго, поэтому версии почему "не нужно" было как минимум две: 1) все-равно их потом отпустит прокурор и судья; 2) маленькая зарплата.

Рассказывали, какие они профессионалы и как они любят свою работу, как им мешает новый КПК и прокуроры, которые всех отпускают. С их слов получалось, что найти они могут всех, но даже если преступников не отпустят сразу, то "денег тебе все-равно никто не вернет". Что найдут их, а деньги нет, а кроме того ещё много пострадавших кроме тебя. "Да и не опознаешь ты их". "Мы встречались со всеми пострадавшими" и "каждый нам предлагал: найдете преступников, получите такую-то сумму".

Кроме прозрачных намеков на то, что искать преступников "официально" нет смысла в первую очередь для меня, полицейские явно "пробивали" - кто я и есть ли у меня какие-то связи

Есть ли у меня "прокурор Деснянского района, который сможет что-то сделать", СБУ, СМИ и т.д.. Спрашивали, буду ли я что-то предпринимать дальше. Саркастически улыбались и хвалили, когда говорил, что буду писать заявления и жалобы в вышестоящие инстанции ("какой сознательный гражданин! вот молодец!").

Собеседников явно очень напрягало, когда я говорил о конкретных вещах: номерах телефонов, сайтах в интернете, показаниях свидетелей. О том, что преступники 3 года орудуют, используя один и тот же номер телефона. На меня сразу же обрушивалось: "да это умные ребята", "они так не работают", "да там переадресация на другие номера", "да я за час могу все достать", "да у нас есть вся эта информация, ничего она не даст". Так же их настораживали моменты, что я написал заявление в прокуратуру и полицию Киева с просьбой "забрать" это дело из их района; что ходил в прокуратуру, что хочу нанять адвоката, обратиться в СМИ.

Из встречи я сделал один вывод: меня "пробивали" на предмет того, что я буду делать дальше, есть ли у меня "связи". Ну и попутно взять денег "сейчас" и внушить, что куда-либо обращаться бесполезно.

Кроме всех этих официальных и полуофициальных контактов я усиленно пытался выйти на каких-то знакомых, знакомых знакомых и знакомых знакомых знакомых, связанных с правоохранительными органами.

Все собеседники, связанные с "органами", в один голос сказали: "полиция их крышует"

Один из них очень подробно описал схему. Занимается этим районное отделение, банда работает только на территории этого района и платит полиции, полиция закрывает глаза на "происшествия", а когда нужно и препятствует потерпевшим хоть в какой-то активности. Формально это выражается в "работе" следователя - вот такой, как я описал выше. "Что-то" делается, но на словах и очень медленно, а потом дело "утопает" в архиве. Выход на связь "ребяток" из полиции – тоже стандартная процедура и действительно производится с целью узнать, стоит ли опасаться действий новой жертвы.

Некоторые собеседники мне советовали "идти к начальнику райотдела и предлагать побольше денег", другие – писать жалобы в полицию, прокуратуру, НАБУ.

Я пошел на прием в прокуратуру г. Киева.

Дежурным прокурором была очень милая тётечка, которая как раз поливала цветы в кабинете. Протирая пыль на столе, она пожаловалась, что "очень много людей приходит, часто пыль протирать приходится".

Вкратце выслушав меня о том, что следователь ничего не делает, меланхолично заметила, что "никто сейчас ничего не делает" и отдала мне копию заявления со штампиком. Я понял, что аудиенция закончена.

Однако я решил не сдаваться и клевать всех как могу.

Я пошел на прием к начальнику райуправления полиции, честно рассказал о том, что следователь ничего не делает, зато на меня выходят какие-то "решалы". Он, расспросив как они выглядят, говорит: "А, да, это мошенники-аферисты, мы их выгнали". Я спрашиваю: "А почему мой номер им дал ваш заместитель?". Начальник вызывает зама и спрашивает: что, мол, происходит?. Заместитель с порога, не разобравшись в ситуации, говорит: "Да-да, это я их попросил... встретиться, фото показать". Немая сцена. Выглядит как организованная преступная группировка и гнездо коррупции.

Ещё нужно видеть, что представляет собой "Деснянское управление главного управления национальной полиции в г. Киеве", как это сейчас правильно называется. Это просто праздник кондового совка. Кто скучает по тем временам – сходите, не пожалеете.

Подал я в полицию несколько ходатайств, хотел хотя бы ознакомиться с материалами дела. Более чем за месяц этого так и не добился. Подал заявления с подробным описанием того, что там происходит в прокуратуру и НАБУ. Также подал жалобы на бездействие следователя.

Как я писал выше, сейчас новый криминально-процессуальный кодекс (КПК), на который жалуются полицейские. Он им якобы мешает работать.

Пару слов о новом КПК. На самом деле "новый" он только в исторических масштабах, ему уже 4 с лишним года. И на самом деле, он просто невообразимо удобен гражданину в широком смысле этого слова. Ты можешь подать заявление о преступлении, его обязаны зарегистрировать в течение 24 часов, выдать тебе документ, удостоверяющий это, и немедленно начать расследование. Если этого по какой-то причине не произошло, можно пожать жалобу в суд и судья в течение 72 часов ее рассматривает и обязывает нерадивого следователя начать расследование. Если вам что-то нужно от следователя, пишите ему ходатайство, он в течение 72 часов вам письменно отвечает, выполняет ваши требования. Если следователь плохо выполняет свои обязанности, затягивает сроки - можно подать жалобу вышестоящему прокурору, тот в течение 72 часов жалобу рассматривает и дает указание прокурору ниже обязать следователя работать. Если прокуроры вдруг чего-то не делают – точно так же – жалоба в суд и через 72 часа прокурор бежит в ритме вальса выполнять решение суда. Удобно, правда?

Что на практике. Из всего вышеперечисленного следователи усвоили, что сами, без постановления суда, они ничего ни у кого не могут запросить (что на самом деле неправда, следователь имеет все полномочия решить все своим постановлением).

Если следователю подать ходатайство и попросить на него ответить, он посмотрит на вас как на умалишенного

Прокуроры же, несмотря на то, что в "новом" КПК черным по белому написано, что они должны рассмотреть жалобу на следователя, просто улыбаются на это, а в лицо говорят "да, щас..". Зарегистрировать заявление о преступлении полицейских в течение 24 часов? – улыбка ещё шире. Например, мою жалобу на бездействие следователя и заявление о преступлении руководства полиции прокуратура города переслала в прокуратуру района, а прокуратура района... да, правильно – в полицию :) Им плевать что это нарушение всего, что только возможно, они прекрасно знают, что за это им ничего не будет. Ясное дело, что на каждом этапе это занимает не 72 часа, а недели.

Подал я жалобы в суд, на данный момент одну уже рассмотрели. Рассмотрение заняло ровно 1 минуту, бездеятельность прокуратуры города Киева признали незаконной и обязали рассмотреть одну из жалоб по сути. То, что это произойдет, было очевидно ввиду явного беззакония, которое творят прокуроры.

Всё это напоминает не битье головой о стену, а планомерное пробивание на каждом шагу небольших гипсокартонных стен: на каждую мелочь, которую правоохранители должны сделать по закону немедленно, нужно написать несколько жалоб, оспорить в суде и тогда, возможно, они соизволят формально пошевелиться. Но к цели - тому, чтобы полиция просто начала делать свою работу - это не факт что приближает и на миллиметр. Драгоценное время при этом уходит.

В итоге, столкнувшись с нашей новой полицией и прокуратурой, пока приходится констатировать, что с реформами что-то у нас не так...

-----------------------------------------------

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги