УкрРус

Брюссель - это открытая рана

Текст переведен специально для сайта "Обозреватель". Оригинал на Le Soir

Шум продолжается, от приходит отовсюду, он проходит через город как открытая рана. Машины скорой помощи, пожарные, полицейский, машины без маркировок, с завывающими сиренами и мигалками. Люди останавливаются, смотрят ошеломленно: у них пустые глаза. Они знают, что это правда, как знают и то, что знали раньше - это должно было случиться.

Это бесконечная печаль, источаемая брусчаткой, исходящая от тротуаров. Это одно слово, слетающее с наших губ, "наших", потому что это у нас произошла эта "вещь". "Наши" первые атаки террористов-смертников, тело на полу нашего аэропорта Завентем, куски мяса в передней части поезда нашего метро. Станция Маэльбек – еще одно название, которое иностранные журналисты должны будут научиться выговаривать. 13 погибших в Завентеме, 15 на станции Маэльбек. Это то, что на слуху в то время, как я пишу.

Мы видим, чувствуем, как город закрывается, кусочек за кусочком, место за местом. Сперва самолеты, потом метро, потом автобусы, потом тоннели и дороги. Школы? В районе Моленбек испуганные родители теснятся у дверей, они хотят забрать своих детей. По радио заместитель мэра по образованию просит "оставить детей внутри, где они в безопасности".

В 11:24 вой сирен усиливается. Все шепчут "взрыв на улице Луа". С последующим "оставайтесь дома". Возвращайтесь к себе, запирайтесь, - вот что становится актуальным. Машины теснятся в направлении выезда из Брюсселя. Внутрь мало кто стремится, кроме полицейских машин, которые проносятся на бешенной скорости к опасности, в появление которой невозможно поверить, которая слышится повсюду. Эти машины – единственные, которые с ревом ныряют в пустые тоннели и эти призраки заставляют холодеть, сам не знаешь почему. Все, что мы знаем, что это не нормально. И сегодня город не является нормальным, потому что жизнь остановилась.

"Ты в порядке?" - это единственная фраза в обиходе. "Ты на работе или остался дома?", "Будь внимателен повсюду", "Как ты?", "Ты в порядке?". Тревога нарастает поскольку мобильная связь больше не работает – перегружена. Twitter и социальные сети становятся выходом. С этим страхом, который мы разделяем, когда есть шанс, что кто-то из близких, друзей, был среди погибших, лежащих на взлетной полосе аэропорта Брюсселя. Чертово время.

Четвертый, максимальный, уровень угрозы. Страна закрыта, нет сообщения с Брюсселем, с Парижем, Лондоном или миром.

Больница Сен-Пьер призвала к донорству крови. Премьер-министр, с серьезным эмоциональным голосом общается с частью своего правительства. В пятницу они арестовали Абдесалама, а сейчас такое впечатление, что расплачиваются за это.

Призывы к спокойствию, солидарности. Призывы оставаться дома. Барт Де Веер, мер Антверпена, говорит о наиболее тяжелых событиях со времен Второй мировой войны. Мануэль Вальс, премьер-министр Франции, повторяет: "Мы находимся в состоянии войны в течение нескольких месяцев в Европе". Франция собирается мобилизовать 1600 полицейских и жандармов, 225 бельгийских солдат были направлены в Брюссель. Война…

"Ослаблены, ослеплены", - говорит премьер министр. "Гнусно", - написали король и королева.

Бесконечно печально, говорим мы.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги